«Детская болезнь авиапрома». Кто виноват в проблемах Superjet 100?

Авиаэксперт прокомментировал НСН доклад о проблемах в реализации SSJ.

Независимые эксперты перечислила основные проблемы с реализацией самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ), поставки которого в будущем станут «значительной частью активов Государственной транспортной лизинговой компании». Как сообщает РБК, информация содержится в проспекте к размещению еврооблигаций ГТЛК на $600 млн. Согласно документу, специалисты считают, что для Sukhoi Superjet 100 нет развитого рынка, не разработана сеть для поставки запчастей, что затрудняет обслуживание и ремонт самолета. Ранее гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов признал наличие у SSJ «детских болезней», связанных с сервисом.

Авиаэксперт Роман Гусаров заявил в эфире НСН, что проблема заключена не в конкретной машине, а в системе в целом.

«Термин "детские болезни" можно применить ко всему нашему авиапрому, не способному обеспечить поддержание эксплуатации производимых самолётов. Уже почти 10 лет, как SSJ в эксплуатации, а до сих пор не создана нормальная, разветвлённая система обеспечения запчастями, технической поддержки.

Термин «детские болезни» можно применить ко всему нашему авиапрому.

Но здесь получается замкнутый круг: пока не будет достаточного количества самолетов в каком-то регионе мира, нет смысла вкладывать большие деньги в создание там базы техобслуживания, складов запчастей и т.д. А потенциальные покупатели говорят: пока нет системы сервисного обслуживания, мы не будем их приобретать, потому что не понимаем, как будем на них летать», - отметил собеседник НСН.

Эксперт согласен с оценкой о туманности перспектив продаж Sukhoi Superjet 100:

«Как уже много раз говорилось, он создан вне рыночной ниши: для региональных перевозок он великоват, а для магистральных – мал. Самолёты такой размерности практически не востребованы нигде в мире - не потому, что плохой, просто стоместные машины очень мало продаются.

SSJ создан вне рыночной ниши

Сейчас надо хотя бы обеспечить достаточный уровень техподдержки и запчастей российским эксплуатантам. Эти самолеты летают не так часто, потому что стоят на земле в ожидании прохождения планового техобслуживания».

Роман Гусаров также отметил, что ситуация с коронавирусом могла бы помочь SSJ, однако всё будет зависеть от расторопности отечественного авиапрома:

«Для Sukhoi Superjet 100 сейчас получается благоприятная конъюнктура – падение авиаперевозок из-за коронавируса. Возможно, где-то выгоднее летать на более маленьких самолетах, а не гонять большой полупустым. Однако к такому неожиданному подарку судьбы явно не готова наша промышленность.

Вряд ли мы сможем выпустить самолетов в этом году больше, чем нужно "Аэрофлоту". Так что надо заниматься создание внутренней сети техобеспечения, чтобы показать, как эффективно может летать этот самолет на территории России. Может быть, этот положительный опыт поможет и продажам самолета в другие регионы мира».

В пресс-службе ГТЛК подчеркнули, что проблемы с реализацией самолета Sukhoi Superjet 100 описывали именно независимые эксперты, это нельзя назвать официальной позицией Государственной транспортной лизинговой компании, передает РИА Новости.

В ГТЛК заявили, что при поддержке Минпромторга делают все возможное для снижения таких рисков для инвесторов, выполняя функцию агента по закупкам запчастей для клиентов. Кроме того, с изготовителем самолета реализуют предварительные программы обслуживания.

Вместе с тем в компании признали, что после аварии с Sukhoi Superjet 100 5 мая 2019 года в аэропорту Шереметьево сохраняются значительные риски при эксплуатации этих самолетов. В ГТЛК также понимают, что такая ситуация может негативно повлиять на продажи.

ФОТО: РИА Новости / Михаил Воскресенский
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме