Back in USSR. Как кодекс этики в соцсетях приняли в учительской среде

28 августа 201916:15
Алиса Иняхина

Заслуженный учитель России Евгений Ямбург рассказал НСН, почему новый свод правил не пойдёт на пользу ни педагогам, ни обществу. 

Педагогам прописали новые нормы профессиональной этики. В свежем своде правил впервые введены рекомендации по поведению учителя в интернете. Так, согласно положению, над которым работало Минпросвещения и эксперты общероссийского профсоюза работников образования, стоит воздержаться от размещения «информации, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей». Полный перечень видов таких сведений содержится в статье пятой соответствующего федерального закона (ФЗ-436). Предположительно, речь идёт о порнографии, пропаганде наркотиков и алкоголя, способах самоубийства, нецензурной брани и прочем.

Излишними назвал подобные рекомендации в эфире НСН заслуженный учитель России, директор московской школы №109 Москвы Евгений Ямбург. Педагоги сами в состоянии разобраться, что пристало наставнику в процессе обучения подрастающего поколения, а от чего стоит воздержаться. Тем более, богатая история советского периода уже показала несостоятельность подобных документов.

«Я весьма скептически, с мягкой улыбкой отношусь к этому документу. Потому что я застал ещё то время, когда висело на каждой стене то, что называлось моральный кодекс строителя коммунизма. Где было написано, что человек человеку друг, товарищ и брат. Как-то это не очень сильно влияло на реальное поведение людей. И в этом смысле тут есть проблема, выраженная в двух аспектах. Прежде всего, это культура самого учителя. Загонять его в рамки какими-то кодексами, это смешно. Грамотный, культурный учитель сам чувствует дистанцию с детьми, он очень хорошо понимает, что такое офисный вид во время уроков. А во время дискотеки, в походе, скажем, он будет наравне с детьми. Потому что не надо путать. Учитель — профессия многогранная», — напомнил Ямбург.

Другое дело, что в обществе процветает ханжеское отношение к учителям, добавил собеседник НСН. И всё это, по его мнению, повторяет вехи истории, пройдённые страной ещё в бытность СССР.

«Вторая сторона вопроса, это брызжущее ханжество так называемой общественности. У меня из головы не идёт ситуация в Барнауле, когда молодую, красивую учительницу фактически сожрали за то, что она позволила себе селфи, выходя из проруби с медалью! В закрытом купальнике! Это ханжество. И в этой ситуации гордиться надо таким учителем — и ребята её любили. Но затравили родители. Этого тоже не должно быть, учитель должен быть защищён. А что ему публиковать, что нет в интернете, поверьте, нормальный учитель, а их большинство в стране, очень хорошо чувствует и знает. И в такого рода рекомендациях не нуждается. А это ханжество, оно не вчера родилось. Я когда начинал работать, а я 50 лет в образовании, у нас, например, запрещалось носить брюки женщинам-учителям. Это считалось неприлично и сексуально. И я помню, как со смехом наблюдал, как секретарь парторганизации школы подходил к молодой учительнице и говорил: “Ну, ради меня, снимите штаны, пожалуйста!”. Предполагалось, что у неё должен быть вид Крупской: белая блузка, чёрная юбка. Так что, это всё дежавю», — заключил заслуженный учитель.

К счастью, документ, разработанный Минпросвещения, не является законом, а носит лишь рекомендательный характер. Однако в стране давно назрел вопрос пересмотра отношения общества к сфере образования, подчеркнул Ямбург.

«Ну, будет ещё один документ. Это рекомендация. И на основании него нельзя будет провести какие-то репрессии. Но общая культура… И надо, наконец, чтобы прекратили относиться к учителю, как к официанту, к сфере обслуживания, где клиент всегда прав. Я не хочу обидеть официантов — это сложная благородная профессия, требующая гибкости ума и мгновенной реакции», — заметил педагог.

Однако, как не сможет кодекс этики ущемить права учителя, так не сможет и защитить его от нападок, резюмировал Ямбург. Хоть в документе и сказано, что он закрепляет право педагога на справедливое урегулирование конфликтной ситуации. В целом же, по его мнению, время выбрано для подобных нравоучений неудачно.

«Конечно, от нападок этот документ учителей не защитит. Это что, закон, трудовой кодекс? Нет, это рекомендация. Когда приходится разруливать конфликт в школе, он конкретен. И решать его приходится конкретно. Я не защищаю всех учителей, среди них тоже встречаются и психологически жёсткие люди, которые давят на ребёнка, навязывают свою точку зрения, что тоже никуда не годно. Но это жизнь, её нельзя вогнать в нормативные рамки. Если речь идёт не о законах, а о тонких этических вопросах, в эпоху, когда она на переломе, когда действуют ещё и советские стереотипы, и западные, это всё не регулируется указами, приказами и кодексами», — подытожил педагог.

Иной точки зрения придерживается первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко. В эфире НСН он поддержал введение кодекса этики и заверил — опасения, что в нём нарушаются права человека, не более чем лёгкое заблуждение.

Вопрос границ дозволенного для учителей на просторах интернета остро встал после ряда историй с увольнениями педагогов из-за тех или иных публикаций в соцсетях. Особый резонанс приобрело дело учительницы русского языка из Барнаула Татьяны Кувшинниковой, увольнения которой добились после того, как она выложила в сеть фото в закрытом купальнике на фоне проруби.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

ФОТО: pxhere.com