«Всегда всё валят на лётчиков». Эксперты о главной версии крушения SSJ 100

Авиаэксперты рассказали НСН, почему не стоит перекладывать всю вину за трагедию в Шереметьеве на пилотов.

Приоритетной версией в уголовном деле о катастрофе пассажирского лайнера Sukhoi Superjet 100 в Шереметьеве, в которой погиб 41 человек, является ошибка пилотов. Об этом пишет «Коммерсант» со ссылкой на источники, близкие к расследованию.

По данным издания, эксперты увидели три ошибки. Первой из них стало решение экипажа лететь через грозовой фронт. Следствие выявило, что через 14 минут после вылета командир судна Денис Евдокимов сообщил диспетчеру, что в SSJ 100 попала молния, что привело к отказу основного канала радиосвязи и автоматики управления самолетом. В связи с этим пилот принял решение вернуться в аэропорт «Шереметьево». Однако ему не стоило этого делать, и в этом есть часть вины диспетчеров, ранее рассказал НСН пилот-инструктор Андрей Краснопёров.

«Погода нормальная. Это минус диспетчерам: они обязаны отводить самолёт от грозовой деятельности, дать команду «правее», «левее», «ниже», «выше». У диспетчеров есть полная информация на радаре, как и у лётчиков в кабине есть локатор. Техника выдержала, что с ней будет? Был удар молнии, а самолёт летел, двигатели работали. Что лётчику надо? Скорость есть, высота есть – лети. Основное здесь: несогласованность действий лётчиков и диспетчеров плюс грубая посадка, которая, конечно, недопустима при таком количестве топлива», – считает эксперт.

На посадку с полными баками топлива обратили внимание и источники «Ъ». Третьей ошибкой пилотов эксперты назвали слабую подготовку, не сумев сначала правильно зайти на посадку в ручном режиме, а затем допустив «жесткое» приземление с «отскоком». Как ранее сообщил НСН авиаэксперт, бывший конструктор ОКБ «Сухой» Вадим Лукашевич, летчики должны были действовать в такой ситуации иначе.

«После первого же отскока видно, что он отлетел метров на 20. Они должны были уйти на второй круг, не должны были дожимать самолёт к полосе, потому что от первого отскока уже потеряна скорость, уже другое сопротивление, самолёт становится ещё хуже управляемый. Если ты его прижимаешь к земле, штурвал от себя, то потом самолёт у полосы не удержишь, что и случилось. Последний удар был очень сильный, стойки пробили топливные баки, возникла течь, всё остальное мы видели. Вина лётчиков будет оценена, но мне бы не хотелось на них всё валить: у нас всегда всё валят на лётчиков», — сказал авиаэксперт.

Собеседник НСН при этом отметил, что первопричиной произошедшего стала техническая неисправность самолета, автоматика которого не должна выходить из строя из-за попадания молнии. Также Вадим Лукашевич обратил внимание на неподготовленность аэропорта к такого рода инцидентам.

«Аэропорт был не готов. Почему не было пожарных машин? Самолёт почти весь успевает сгореть, а потом появляется пожарная машина. Пожар может случиться даже при заправке: бычок кто-то кинул — и привет. Аэропорт знает, что самолёт идет на экстренную посадку, на борту проблема. А если бы он мимо полосы промазал и врезался в другой стоящий самолёт? Аэродромные службы должны были быть готовы к развитию ситуации в самом неблагоприятном ключе. Должны были быть готовы пожарные, медицинские службы. Мы видим, как проходила эвакуация — там в этот момент никого нет», — подчеркнул собеседник НСН.

Стоит отметить, что сгоревший Sukhoi Superjet 100 принадлежал компании «Аэрофлот», а трагедия произошла в базовой воздушной гавани компании. Бывший замминистра гражданской авиации Советского Союза, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов заявил НСН, что в связи с трагедией репутационный ущерб перевозчика номер один в России будет серьёзным.

«Репутация любой авиакомпании после такой катастрофы, связанной с таким числом жертв, конечно, страдает. И особенно это будет заметно, если комиссия добросовестно поработает и выявит, предположим, что это случай не единичный, а системный. Тогда репутация пострадает ещё больше. Потому что, в общем, предпосылок в “Аэрофлоте” к этому инциденту немало. Они довели ситуацию до катастрофы. Для национального перевозчика номер один это недопустимо», — заявил заслуженный пилот СССР.

Напомним, что самолёт Sukhoi Superjet 100 поднялся в воздух в Шереметьеве 5 мая, начав рейс из Москвы в Мурманск. Уже через 28 минут после взлёта он совершил аварийную жёсткую посадку на взлётно-посадочной полосе предположительно из-за ударившей в судно молнии. Экипаж потерял связь с диспетчерами, судно несколько раз подпрыгнуло, после чего у него сломались стойки шасси, и загорелся двигатель. Жертвами стал 41 человек из 78 на борту судна.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

Фото: Imago/ТАСС

NSN logoНСН