Авиаконструктор призвал остановить полёты SSJ после катастрофы в Шереметьеве

Бывший конструктор ОКБ «Сухой» рассказал НСН о вероятных причинах трагедии в столичном аэропорту Шереметьево. 

Недостаточную квалификацию пилотов, диспетчеров и проводивших техосмотр лиц, а также неисправность самолета и метеоусловия рассматривает Следственный комитет в качестве основных причин катастрофы пассажирского самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100) в московском аэропорту Шереметьево. Об этом сообщила официальный представитель СК РФ Светлана Петренко. Она отметила, что с места происшествия изъяты чёрные ящики загоревшегося лайнера. Президент Владимир Путин лично поручил разобраться в причинах аварии, проведя тщательное расследование.

Авиаэксперт, бывший конструктор ОКБ «Сухой» Вадим Лукашевич в эфире НСН назвал первопричиной произошедшего техническую неисправность самолета. Он призвал приостановить полеты SSJ-100.

«Попадание молнии в самолёт привело к выводу из строя всей автоматики. Однако попадание молнии не должно приводить к таким последствиям. Именно поэтому сейчас все SSJ должны прекратить летать до выяснения причин катастрофы и проведения необходимых доработок с точки зрения электрики. Первопричиной произошедшего стала техническая проблема», — считает авиаконструктор.

Снимать вину с пилотов, по мнению Лукашевича, также нельзя.

«С другой стороны, лётчики понимали, что они летят в грозовой фронт, они могли задержать вылет. Тем не менее, пилоты приняли решение на вылет. Далее они пошли на экстренную посадку, пошли с превышением скорости по вертикали, по горизонтали и с максимальным взлётным весом: самолёт только взлетел и у него полные баки топлива, самолёт тяжелый, времени на выработку топлива нет. Лётчики начали «козлить», причём отскоки были очень сильные. После первого же отскока видно, что он отлетел метров на 20. Они должны были уйти на второй круг, не должны были дожимать самолёт к полосе, потому что от первого отскока уже потеряна скорость, уже другое сопротивление, самолёт становится ещё хуже управляемый. Если ты его прижимаешь к земле, штурвал от себя, то потом самолёт у полосы не удержишь, что и случилось. Последний удар был очень сильный, стойки пробили топливные баки, возникла течь, всё остальное мы видели. Вина лётчиков будет оценена, но мне бы не хотелось на них всё валить: у нас всегда всё валят на лётчиков», — сказал эксперт.

Кроме того, много вопросов вызывают и действия аэропорта в чрезвычайной ситуации.

«Аэропорт был не готов. Почему не было пожарных машин? Самолёт почти весь успевает сгореть, а потом появляется пожарная машина. Пожар может случиться даже при заправке: бычок кто-то кинул — и привет. Аэропорт знает, что самолёт идет на экстренную посадку, на борту проблема. А если бы он мимо полосы промазал и врезался в другой стоящий самолёт? Аэродромные службы должны были быть готовы к развитию ситуации в самом неблагоприятном ключе. Должны были быть готовы пожарные, медицинские службы. Мы видим, как проходила эвакуация — там в этот момент никого нет», — подчеркнул собеседник НСН.

Информация служб аэропорта о том, что эвакуация людей из горящего лайнера прошла в 1,5 раза быстрее, чем требуется по нормативу, также крайне некорректна.

«Аэропорт прорапортовал, что эвакуацию провели за 55 секунд при нормативе 90 секунд. Норматив — это эвакуация всего салона, всех людей, которые были на борту, — продолжил бывший конструктор ОКБ «Сухой». — Так можно было отрапортовать, что ты спас 5 человек за 15 секунд и в 6 раз опередил норматив. Но ты не спас весь салон! Это можно назвать «задницы прикрывать». Это они пусть родственникам погибших расскажут, что они норматив в 1,5 раза перевыполнили».

Не исключено, что жертв катастрофы могло бы быть меньше, если ли бы пассажиры не бросились спасать свои вещи.

«Ясно, что в салоне был ад настоящий. Но в хвосте был сильный удар, были ли они в состоянии самостоятельно выбраться? Плюс было задымление. То, что пассажиры передних мест умудрились вытащить даже чемоданы — это скотство полное, им теперь эти грехи не замолить, хотя они могут и не понимать, что они сотворили, это натура человеческая» — возмутился Лукашевич.

Инцидент произошел 5 мая вечером. Пилоты Sukhoi Superjet 100, который следовал из Москвы в Мурманск, приняли решение вернуться в аэропорт вылета. Во время приземления самолёт совершил жёсткую посадку, несколько раз ударившись о полосу. В результате разрушилась одна из стоек шасси. Предположительно, её детали попали в двигатель и самолёт загорелся. Погиб 41 человек, среди которых бортпроводник, выжить удалось 33 пассажирам и четырём членам экипажа.

Ранее аттестованный спасатель МЧС и эксперт по выживанию Эдуард Халилов рассказал в эфире НСН, что могло стать причиной гибели десятков людей на борту загоревшегося авиалайнера.

Добавляйте НСН в избранные источники Яндекс.Новостей

ФОТО: РИА Новости

NSN logoНСН