Трагедия в Шереметьеве

Президентская комиссия не верит в человеческий фактор катастрофы «Суперджета»

7 июня15:51
Сергей Подосенов

Заслуженный пилот России, член комиссии при президенте РФ по вопросам развития авиации рассказал в эфире НСН, почему не верит в расследование МАК.

Межгосударственный авиационный комитет (МАК) представил, но так и не опубликовал предварительный доклад о причинах авиакатастрофы самолета Sukhoi Superjet 100 в Шереметьеве 5 мая. Однако еще до первых результатов расследования в отношении происшествия в экспертном сообществе и СМИ разгорелась полемика, кто должен нести ответственность за эту катастрофу – проектировщики самолета, его производители, авиаперевозчик или экипаж, не справившийся с нештатной ситуацией. Кроме того, опрошенные НСН эксперты указывают на возможный конфликт интересов, поскольку расследует катастрофу «Суперджета» та же структура, которая его когда-то допустила к эксплуатации, – МАК. Все это ставит под вопрос объективность выводов о причинах происшествия, которые будут представлены общественности.

Заслуженный пилот России, член комиссии при президенте РФ по вопросам развития авиации Юрий Сытник в эфире НСН категорично заявил, что расследование МАК будет ангажированным и причиной трагедии снова "назначат" человеческий фактор.

«Люди не хотят летать на «Суперджете». Сдают билеты, 50 рейсов уже отменили. Власти, которые затратили деньги, и конструкторские бюро, и заводы естественно хотят успокоить общественное мнение. Представьте, сколько предприятий задействованы в «Суперджете» – он собирается из деталей, это агрегаты, которые стоят миллионы. Сам самолет стоит 33-34 млн долларов в зависимости от начинки. И если 200 машин сейчас встанут – это неразумно. Поэтому МАКу нужно выдать, что это, мол, ошибка экипажа, пилоты не справились, случайные люди в авиации, попали в училище на чужое место, убили пассажиров, разломали исправный самолет. Самолет и в самом деле хороший – он летал, двигатели работали, управление работало. От первого удара о землю он не развалился, развалился только от четвертого. Нормальный самолет, можно летать. Но то, что сейчас будет делать МАК, – это просто заказ. Летчиков по полной программе обгадят», - заявил НСН Юрий Сытник.

Но проблема еще и в том, что SSJ-100 создавался с привлечением военно-конструкторского бюро, что, скорее всего, сказалось на «физике» самолета, сообщает в своем расследовании Lenta.ru. Обычно при снижении скорости все гражданские суда задирают нос, однако у Superjet он опускается вниз, как у военного истребителя. Все это, в конечном счете, приводит к увеличению вертикальной скорости и, как это случилось в Шереметьево, привело к «козлению» самолета с последующим повторным ударом о полосу.

Член комиссии при президенте РФ по вопросам развития авиации Юрий Сытник считает, что даже если причиной катастрофы стали ошибки пилотирования, то нести за них ответственность должны не только члены экипажа.

Ведь, утвержденные Росавиацией требования к подготовке пилотов на данный тип самолета допускают возможность «отучиться» на тренажере всего 30 часов, что в 4 раза меньше, чем требования на зарубежных аналогах, подсчитала Lenta.ru. Одной из причин такого низкого временного порога стало желание государства в 90-е годы ускорить трудоустройство зарубежных пилотов в российские авиакомпании. В этой связи, количество требуемых часов было катастрофически снижено.

Ранее авиаэксперт Роман Гусаров объяснил НСН, почему уверен, что МАК не будет скрывать реальные причины трагедии в Шереметьеве, поскольку его действия контролирует Европейское агентство по безопасности полетов, которое также сертифицировало «Суперджет».

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

ФОТО: РИА Новости / Виталий Белоусов