Сделка или ловушка? Что стоит за предложением Генпрокуратуры Титову

Представитель омбудсмена описал НСН предложенную процедуру по возврату бизнесменов, а экс-генпрокурор не нашёл в ней панацеи для решения проблемы. 

Генеральная прокуратура РФ предложила внести в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) поправки, предусматривающие возможность заключения сделки между правоохранителями и фигурантами дел, проходящими по «экономическим статьям» и покинувшим Россию. С таким предложением выступил замгенпрокурора РФ Виктор Гринь в письме к бизнес-омбудсмену Борису Титову, пишет РБК. Ранее Титов к Гриню с просьбой прекратить розыск предпринимателей, попавших в «лондонский список» омбудсмена, сформированный в преддверии президентских выборов 2018 года и включающий несколько десятков имен.

Общественный представитель бизнес-омбудсмена Бориса Титова по вопросам экстрадиции, депортации, федерального и международного розыска Дмитрий Григориади в эфире НСН разъяснил, что представляет собой предложенный механизм.

«Это должно быть соглашение, которое будет приниматься с предпринимателем, либо лицом, которое хочет вернуться в страну, с одной стороны, и с другой стороны прокуратурой и следствием. И в рамках этого документа расписывается чёткая простая процедура, кто и что делает. Допустим, предприниматель легализуется, предоставляет свои сведения, следствие, соответственно, понимает, что основания, которые послужили к объявлению в розыск или заочному аресту, неактуальны. Тогда следователь имеет право идти в суд и менять меру пресечения на залог, допустим, а также предоставлять временной коридор, когда бизнесмен, внеся залог, приедет в страну и будет установлена истина по делу», — пояснил Григориади.

По его словам, от такого механизма в выигрыше останутся все стороны — и следствие, и потерпевшая сторона, и беглый бизнесмен, и государство.

«Плюсы от этого есть у всех. Возобновленные дела восстанавливаются, и устанавливается истина. Потерпевшие получают итоговую историю, а не так, что дело приостановлено, человек убежал и не понятно, кто, в чём виновен. Государство получает залоги как гарантию того, что вернувшийся снова не скроется. Если человек передумал или опять скрылся, то просто пополняется бюджет. Следствие получает раскрытые преступления, выявленные факты либо прекращение тех дел, которые заводились в виде проверки. Сама идея — она революционная», — заверил представитель Титова.

Кроме того, такая практика, по его мнению, будет способствовать снижению числа политических беженцев из России, обилие которых не красит страну в глазах международного сообщества.

«У нас очень много сограждан, которые скрываются в разных странах. И мы видим статистику, что по разным государствам идёт рекордное количество обращений по предоставлению политического убежища. Далеко не всегда они связаны действительно с требованием политического убежища. Просто существующие в России законы вынуждают бизнесменов просить об этом. Мы плодим число политических беженцев, а вся эта информация ложится в те же санкционные списки, дискредитирует судебную и правоохранительную системы за рубежом и так далее», — объяснил собеседник НСН.

При этом он отметил, что предложенный механизм не предполагает безоговорочного согласия следствия предоставить гарантии обвиняемому. Однако отказ в заключении такого соглашения, по его словам, должен быть обоснован.

Гораздо меньше восторгов по поводу предложенной процедуры высказал в эфире НСН экс-генпрокурор России Валентин Степанков. Он указал, что механизм не решит проблему злоупотребления преследованиями по экономическим преступлениям целиком, так как для этого, по его словам, необходим целый комплекс мер. Нужно не менять детали законодательства, а пересматривать всю систему правоохранения в стране, подчеркнул бывший глава надзорного ведомства. Не меньше внимания, по его мнению, стоит уделить и проблемам судебной власти, а также прокурорскому надзору.

«Конечно, это проблема острая, её надо решать. Мне не очень нравится, что мы пытаемся из-за недостаточной квалификации следственных органов, из-за отсутствия эффективного прокурорского контроля искать выходы не в решении этих проблем, а вносить мелкие точечные поправки в УПК, подгоняя его под сложившуюся ситуацию. Мы должны решать все проблемы, а не подстраивать законодательство. Но, к сожалению, сегодня, когда нет политической воли к серьёзному осмыслению существующей системы правоохранительных органов в стране, нет комплексного подхода к оценке следствия, прокурорского надзора, судебной власти, то мы вынуждены решать этот вопрос отдельными штрихами. Это частный путь возможного решения вопроса, но комплексно это проблему не устранит», — сказал Степанков.

Кроме того, прежде чем оценивать инициативу Титова и Генпрокуратуры, следует дождаться, пока найдётся законотворец, готовый внести документ на рассмотрение в Госдуму, напомнил экс-генпрокурор.

«Надо ещё иметь в виду, что генеральный прокурор лишён права законодательной инициативы, поэтому его идеи ещё должны найти отклик у тех, кто имеет такое право вносить законопроекты», — отметил он.

Напомним, «лондонский список» Бориса Титова был представлен президенту РФ Владимиру Путину в феврале 2018 года. В нем содержатся имена 52 бизнесменов, совершивших экономические преступления и скрывающихся от российского правосудия в Великобритании. Омбудсмен заявлял, что большинство из них хотят вернуться в Россию, однако опасаются неправомерного преследования.

Подписывайтесь на НСН: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Google News

ФОТО: pxhere.com
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме