Экс-замминистра авиации: СК поторопился с обвинениями пилота SSJ-100

Экс-замминистра гражданской авиации Советского Союза, заслуженный пилот СССР рассказал НСН, что МАК следует тщательнее разобраться в причинах катастрофы.

Следственный комитет РФ завершил расследование уголовного дела о катастрофе самолета Sukhoi Superjet 100 (SSJ-100), произошедшей в мае 2019 года в аэропорту Шереметьево. Тогда при жесткой посадке самолет загорелся, погиб 41 человек. Не дожидаясь окончательных выводов Межгосударственного авиакомитета (МАК), следствие назвало виновником катастрофы командира экипажа Дениса Евдокимова. Потерпевшими от его действий признаны 77 человек, включая второго пилота Максима Кузнецова. Сам Евдокимов своей вины не признает.

Следственный комитет поторопился с выводами вопреки устоявшейся мировой практике расследования авиакатастроф, заявил в эфире НСН экс-замминистра гражданской авиации Советского Союза, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов.

«СК делает выводы о виновности или не виновности, не опираясь на решение государственной комиссии по расследованию этой авиакатастрофы. Цель комиссии — установить причину, а не виновников. И вот только затем виновников, опираясь на выводы комиссии о причине катастрофы, должны установить СК, прокуратура, суд. Невозможно определять виновного, не зная причину произошедшего. А причина устанавливается регламентированными требованиями международной организации гражданской авиации — ICAO, где числится 192 государства мира», — напомнил экс-замминистра гражданской авиации.

По словам Смирнова, МАК должен определить, как разряд молнии, попавший в самолет, повлиял на дальнейшее развитие событий.

«Пока в выводах мы не видим главного — повлиял ли разряд молнии на показания приборов и на работу системы автоматического захода на посадку и до какой степени. Нас смущает, что командир корабля, как это установлено расшифровкой черных ящиков, очень резко, неправильно, непрофессионально работал с управлением самолета. Здесь можно сделать только один вывод — не мог опытный командир корабля так действовать. Вывод таков, что удар молнии вывел из строя электронное оборудование, и когда пилот решил изменить угол наклона самолета — у него не получилось. Тогда он дал максимум на себя, потому максимум от себя. Так джойстиком не пилотируют, и командир это прекрасно знает. Это миллиметровые движения! Это говорит о том, что были какие-то неполадки в авионике и в системе, которая установлена на SSJ-100. Этот вывод мы с нетерпением ждем от государственной комиссии, но пока он не озвучен», — резюмировал Олег Смирнов.

Ранее президент Шереметьевского профсоюза лётного состава Игорь Дельдюжов назвал выводы СК предсказуемыми, так как обвинять компанию-перевозчика или производителя самолета было бы сложнее.

Подписывайтесь на НСН: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Google News

ФОТО: Следственный комитет РФ