За «китовую тюрьму» Росрыболовства Россия заплатит миллиарды Китаю

Эксперты помогли НСН выяснить, во что обойдется бюджету России скандал с плененными в Приморье косатками и белухами.

Всех косаток и белух в «китовой тюрьме» близ Находки можно выпускать на волю. К такому выводу пришла международная группа учёных под руководством океанолога Жана-Мишеля Кусто. С этими выводами согласился состоявшийся 25 апреля в Росрыболовстве научный консилиум. Однако журналисты так и не смогли получить ответ на главный вопрос: когда будут выпущены плененные животные и будут ли выпущены вообще? Между тем, как стало известно НСН, до сих пор высока вероятность, что косатки и белухи в итоге окажутся в китайских океанариумах, а не на воле. Потому что никто не хочет отвечать за срыв контрактов с Китаем на несколько миллиардов рублей.

Точнее на 44,2 млн долларов (более 2,8 млрд рублей). На такую общую сумму заключили 13 контрактов четыре ООО - «Афалина», «Океанариум ДВ», «Сочинский дельфинарий» и «Белый кит». Об этом говорится в справке, которую подготовил для Росрыболовства вице-президент Российского национального комитета содействия программе ООН по окружающей среде (ЮНЕПКОМ) Виктор Усов (есть в распоряжении НСН). Основным покупателем млекопитающих выступает гонконгская компания Hong Kong Ruier, подразделение китайского оператора океанариумов Longrayda, которая заключила с россиянами восемь контрактов на 39 млн долларов. Причем 10 млн (665 млн рублей) из них уже выплачены в качестве аванса. С этой суммы были даже заплачены налоги на 200 млн рублей.

Между тем контракты уже сорваны. По их условиям, китов должны были передать китайцам до конца января. На дворе конец апреля, и все это время, как указывается в документе, начисляется неустойка из расчета 1% от суммы контракта в день. Таким образом уже набежало больше 34 млн долларов штрафов. Учитывая, что косатки и белухи продолжают находиться в Приморье и, может быть, даже будут выпущены на волю, то скоро неустойка превысит стоимость самих контрактов. Казалось бы, ну и что? Это проблемы конкретных хозяйствующих субъектов, которые незаконно, то есть браконьерски выловили несчастных китообразных, а потом еще пытали их зимней стужей в бухте Средняя. Обанкротят их китайцы, туда им и дорога.

Но не все так просто. Ведь ловля косаток и белух была вполне законной, о чем сейчас почему-то чиновники-спасатели китов стыдливо молчат. Все компании получили от Росрыболовства квоты на вылов, и если бы не усилия экологов, которые привлекли к «китовой тюрьме» внимание природоохранной прокуратуры Приморья, то они еще прошлой осенью выполнили бы все обязательства перед заказчиками из Китая, разжившись весьма внушительной суммой.

НСН уже писала, что обстоятельства выделения этих квот на 2018 год выглядят весьма подозрительно. Ведь в предыдущие годы вылавливать косаток было запрещено. Между тем, как стало известно НСН, договоры на их продажу китайцам заключались аж с 2015 года. То есть отловщики были уверены, что рано или поздно свои квоты они получат. Можно только предполагать, каким способом охотники на китов "убеждали" Росрыболовство. Но это уже вопрос для компетентных органов. А нас интересует другой: если китообразные были выловлены законно, то кто будет рублем отвечать за срыв контрактов? Весьма вероятно, что в них предусмотрены варианты форс-мажора, к которому можно отнести пересмотр законности выделения квот на вылов. Однако компенсировать убытки все равно придется. Вопрос – кому?

«Южно-Сахалинский суд постановил, что на сегодняшний день владельцами животных являются эти хозяйствующие субъекты. Они оплачивают их содержание в бухте Средняя. Оно обходится в полтора миллиона рублей в день. Вопрос – кто будет все это компенсировать?», - заметил в беседе с НСН Виктор Усов.

Пока что это головная боль конкретных компаний. Но если суд установит, что вина лежит на чиновниках, которые с нарушением закона выдали квоты на отлов, то компенсировать расходы четырех ООО придется государству. И оплачивать дальнейшее содержание китов. Жан-Мишель Кусто уже предупреждал, что реадаптация животных может растянуться. А это значит, что оплачивать их содержание будут своими налогами рядовые россияне. По прикидкам ученых, в год на содержание только "китовой тюрьмы", без учета всяких штрафов и неустоек, потребуется порядка 720 млн рублей. Это не считая расходов на всевозможные экспертизы, которые уже сейчас оплачиваются из государственного кармана.

И не считая сорванных китайских контрактов. «Если выяснится, что нарушение закона было не со стороны компаний, а со стороны государственных органов, то они имеют полное право подать на эти органы в суд и потребовать компенсации своих многомиллиардных убытков. Оплачивать это все будет государство», - утверждает Усов.

То есть еще 2,8 млрд рублей. К ним нужно присовокупить неустойку, которая уже тянет на 2,2 млрд рублей. И каждый день прибавляет по 28 млн. Также придется вернуть из бюджета уплаченные налоги. Еще 200 млн рублей. То есть уже сейчас только материальный ущерб от скандала с «китовой тюрьмой» значительно превысил пять миллиардов рублей. Какой будет конечная сумма, сейчас не скажет никто. Тут можно лишь вспомнить, что только операцию по выпуску косаток на волю замдиректора Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) по научной работе Вячеслав Бизиков оценивал в 300 млн рублей. За чей счет весь этот банкет Росрыболовства? С большой долей вероятности можно сказать – за счет государства, т.е. нас с вами.

Лишь в двух случаях возможен иной расклад. Если виновниками будут назначены не чиновники Росболовства, а владельцы животных – что они, мол, выловили косаток и белух незаконно, то есть оказались браконьерами, а не добросовестными налогоплательщиками еще раз напомним о 200 млн налогов, которые они заплатили в бюджет из китайского аванса). Тогда это станет проблемой китайцев – взыскать с четырех ООО с уставным капиталом в 10 тысяч рублей выплаченные им миллионы долларов. Но если суд, как утверждает вице-президент ЮНЕПКОМ, до сих пор не нашел оснований лишить владельцев китообразных их добычи, то на такой исход шансов немного.

Тогда есть второй вариант – спустить все это тихой сапой, когда публика подустанет от этой истории, на тормозах, признать, что все действия и чиновников и коммерсантов были законными. Тогда отловщики смогут выполнить контрактные обязательства, получить свои миллиарды, доплатить налоги, и всю эту катавасию можно будет забыть как страшный сон. Неустойку, правда, все равно придется заплатить. Но 2,2 млрд – это все же не пять. Какой из этих вариантов выгоден чиновникам Росрыболовства, которые, вполне вероятно, всю эту кашу и заварили?

Сейчас участники консилиума в Росрыболовстве постоянно подчеркивают, что могут отвечать только за физическое состояние косаток и белух, что на вопросы, связанные с правовыми перипетиями этой со всех сторон неблаговидной истории, должны дать ответы следственные органы, которые сейчас раскручивают несколько административных и уголовных дел. Из этого можно предположить, что все эти консилиумы, прикрывающиеся авторитетом Кусто, нужны лишь для отвода глаз. Не потому ли, единственное, что смог сказать замдиректора ВНИРО Вячеслав Бизиков на вопрос НСН, есть ли гарантия, что пленники «китовой тюрьмы» получат свободу, было: «Не знаю»?

Добавляйте НСН в избранные источники Яндекс.Новостей

ФОТО: РИА Новости

NSN logoНСН