Китовая тюрьма

Мутные воды Росрыболовства. По ком плачет «китовая тюрьма»

5 апреля22:00
Расследование НСН прояснило, кто стоит за разрешением отлавливать косаток и белух. Во всем виноват... палтус и его любители.

Косатки в «китовой тюрьме» оказались потому, что вредят ловле палтуса и трески в Охотском море, лишая Россию половины улова. Такую версию продвигает Росрыболовство в защиту выданных на вылов животных квот. НСН изучила аргументы ведомства, опросила независимых экспертов и выяснила, при чем здесь палтус и какие мутные схемы скрываются за незаконной торговлей китообразными.

Когда корреспондент НСН спросил у замдиректора по научной работе Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО) Вячеслава Бизикова, чем была вызвана такая насущная необходимость в отлове косаток, тот ответил, что поскольку в предыдущие два года китообразных не отлавливали,  их численность в Охотском море достигла такого уровня, что они начали создавать «существенную проблему» для рыболовства.

«Будучи умными стайными животными, они внимательно следят за деятельностью людей на море. И там, где они могут что-то перехватить, они перехватывают. Косатки в Охотском море стали специализироваться на объедании сетей на промыслах палтуса и трески. Например, в последние годы потери на промысле палтуса, а в год он составляет около 14 с половиной тысяч тонн - более 50%. Это объедание косатками. То же самое происходит и с треской», - категорично заявил НСН ученый-океанограф.

Звучит устрашающе - половина улова, тысячи и тысячи тонн ценной рыбы! А рыболовство, как известно, один из основных видов деятельности на российском Дальнем Востоке, от эффективности которого зависят десятки тысяч наших людей. Потому, выходит, как-то противодействовать косаткам нужно. Вопрос - как? В Росрыболовстве считают, что для этого надо их отлавливать, поэтому на 2018 год чиновники разрешили выловить 13 косаток, 11 из которых вместе с 90 белухами прошлой осенью оказались в тесных вольерах в акватории бухты Средняя близ Находки, которые СМИ прозвали «китовой тюрьмой».

Еще в ноябре прошлого года, вскоре после того как природоохранная прокуратура Владивостока заподозрила нарушения закона в обстоятельствах вылова этих косаток и белух, Росприроднадзор пришел к выводу, что выданные в 2018 году квоты на вылов морских млекопитающих сильно завышены и потребовал сократить их в пять раз по белухам, а по косаткам – вдвое.

Любопытно, что раньше экспертизой обоснования квот на отлов морских млекопитающих занимались специалисты Института проблем экологии и эволюции имени Северцова РАН (ИПЭЭ РАН). И в предшествующие скандалу два года – в 2017-м и 2016-м – они отказывались давать разрешение на лов морских млекопитающих.

«Механизм обоснования квот следующий, - рассказал НСН член межведомственной рабочей группы при Минприроды по охране морских млекопитающих, замруководителя программы «Белуха-Белый кит» ИПЭЭ РАН Дмитрий Глазов. - Росрыболовство в лице своих научных органов – ВНИРО с филиалами – готовит «материалы обоснования допустимых уловов». Они делают это каждый год на все виды, которые предполагается выловить – рыбу, крабов, млекопитающих. Дальше это обоснование проходит общественные слушания в тех регионах, где предполагается изъятие биологических природных ресурсов. После чего эти материалы поступают в Минприроды, которое назначает государственную экологическую экспертизу. Раньше экспертная комиссия состояла в основном из наших сотрудников. Наш директор был ее руководителем. Но после того, как мы завернули эту квоту на косаток, ее повторное рассмотрение передали в хабаровский филиал Росприроднадзора, а нас разогнали», - заявил НСН  Глазов.

Эксперты в Хабаровске не были специалистами по морским млекопитающим, зато оказались более покладистыми. И согласовали на 2018 год отлов сразу 13 косаток, а также 200 белух. Причем 195 белух разрешили выловить представителям коренных народов Севера для своих нужд, а пять – для научных целей. Каким образом целых 90 белух оказались при этом в собственности четырех невнятных ООО – «Афалина», «Сочинский дельфинарий», «Океанариум ДВ» и «Белый кит» - задачка не для средних умов.

«Вылов был незаконным! - категорично заявил в эфире НСН председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов. – Китообразных вылавливали якобы для проведения культурно-зрелищных мероприятий, а проверка прокуратуры показала, что компании, в интересах которых выловили животных, никаких планов по проведению таких мероприятий не было. Их просто собирались перепродать в Китай», - убежден депутат Госдумы.

Видимо, кому-то в Росрыболовстве очень хотелось отловить этих животных. И этот кто-то обладает достаточной властью, чтобы переформатировать комиссию по государственной экологической экспертизе.

Косатки вины не признают 

«Проблема с палтусом возникла не из-за косаток, а из-за того, что изменился способ отлова палтуса, - рассказал НСН член межведомственной рабочей группы при Минприроды по охране морских млекопитающих Дмитрий Глазов. - Если раньше его ловили сетями, то в последние годы стали ловить так называемыми [ярусными] порядками – это крючки с наживкой, на которые клюет палтус. Те косатки, которые объедают эти палтусные порядки, – это рыбоядные косатки. Они оседлые, резидентные, из Охотского моря. А те, которые сейчас сидят в бухте Средняя, - это транзитные, плотоядные тропические косатки. Большая часть их питания – это морские млекопитающие: тюлени, дельфины и, кстати, белухи. И они никак с палтусом не связаны», - считает ученый-зоолог.

По его словам, у косаток в китовой тюрьме взяли пробы на генетику, и было доказано, что они все (!) плотоядные.

«Почему-то Росрыболовство это упорно не принимает как аргумент, защищая свою точку зрения, что все косатки одинаковы, и что их всех надо ловить. Датчики, которые ставил ВНИРО на косаток в прошлом и позапрошлом годах, показали, что плотоядные косатки не ходят в сторону палтусоловов, они ходят совсем другими маршрутами. Скорее всего, эти животные приходят к нам из тропиков, потому что у них на теле есть специфические шрамы от акул, которые обитают южнее 40-х широт. Это гости из тропиков. Их ловят, потому что так удобнее: они подходят близко к берегу, заходят в те районы, где отлов уже налажен. А носиться за оседлыми косатками Охотского моря, которые плавают за палтусоловами в открытом море, никто из отловщиков не будет», - убежден зоолог Глазов.

Получается, что содержание в «китовой тюрьме» под Находкой плотоядных косаток - это действительно зверство. Ведь если бы животные постоянно обитали в Охотском море, то к холодам Дальнего Востока им было не привыкать. Но если они заплывают к нам только летом, а обычно обитают в тропиках, то вынужденная зимовка в Приморье – это настоящая пытка. Неудивительно, что одна косатка не выдержала таких условий. "Тюремщики" утверждают, что она сбежала, а экологи – что погибла, потому что уже некоторое время до исчезновения подавала признаки серьезных проблем со здоровьем. Скорее всего, ее выпустили, когда поняли, что кит гибнет, чтобы не попасть под статью за жестокое обращение с животными.

Между плотоядными и рыбоядными косатками разницы нет только с одной точки зрения – браконьеров, которые поставляют их на мировой рынок. Цена одного животного достигает миллиона долларов. Белухи раз в десять дешевле. Так что в бухте Средняя содержится «живого товара» примерно на 20 млн долларов, которые кому-то очень хотелось увидеть на своих счетах. 

Казус палтуса

С другой стороны, проблема объедания палтусных порядков рыбоядными косатками действительно существует. Только, похоже, с этой проблемой Росрыболовство не столько борется, сколько прикрывает ею свои убытки.

«В мире давно существуют практики, позволяющие избежать вреда улову, не навредив косаткам. В практике же Росрыболовства кроме взрывпакетов, стрельбы по косаткам и убегания в шторм с мест расстановки ярусов почему-то ничего не придумали. Хотя потенциал дальневосточных институтов для этого есть, просто этим нужно заниматься», - говорит эксперт Минприроды Глазов.

Но зачем этим заниматься, когда в Охотском море вовсю процветает промысел "черного" палтуса... 

«На палтуса выделяются большие квоты. И есть предположение, что палтусоловы списывают на косаток то, что они вывозят куда-то в другую сторону, - заявил НСН эксперт Минприроды. - Никто не отрицает, что проблема есть. Но не в тех размерах, о которых заявляет Росрыболовство, что якобы до 50% улова уничтожается косатками. Никто это не изучал, нет статистических данных, которые бы это подтверждали. Это все опросные данные капитанов, ученые этим не занимались», - рассказал Дмитрий Глазов.

«В море перегружают улов на суда под чужим флагом или сразу гонят в чужие порты. Это известная практика», - пояснил НСН руководитель отдела исследований Greenpeace Оганес Таргулян.

«Проблема такая существует, мы отдаем себе в этом отчет. Незаконный лов нужно всячески пресекать, - согласился в эфире НСН глава комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексей Майоров. – Оценить ущерб от него невозможно, на то он и черный улов. А по поводу косаток нужно найти то правильное решение, которое нам позволит и косаток не трогать, и свои рыбные ресурсы не истощать».

Свет Кусто в мутной водице

Уже ясно, что темных пятен в истории «китовой тюрьмы» в Приморье очень много. Правоохранительные органы уже расследуют два уголовных и три административных дела. А для решения научных проблем Минприроды в середине марта сформировало межведомственную рабочую группу, чтобы освобождением косаток и белух занимались не только те люди, которые в свое время придумали «научное обоснование» для их отлова.

«Этот конфликт интересов мог бы быть, - признался НСН депутат Бурматов. – Но мы вовремя вмешались и настояли на том, чтобы туда были включены и общественники, и ученые, и представители независимых зоозащитных организаций, кто занимается спасением именно морских млекопитающих».

Расчет Минприроды оказался верным, приезд знаменитого ученого с мировым именем Жан-Мишеля Кусто, к которому всегда приковано внимание общественности, повысит прозрачность деятельности рабочей группы по спасению китов и усложнит задачу тем, кто хотел бы превратить ее в очередной междусобойчик «правильных людей» от рыболовства. Но многое теперь будет зависеть не от того, как долго сможет находиться в Приморье именитый француз, который вряд ли знает реалии отечественной рыболовной отрасли, а от решительности министра Дмитрия Кобылкина, у которого появился уникальный шанс - демонтировать не только "китовую тюрьму", но  и причины ее породившие.


Сергей Подосёнов

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

партнеры