«Ельцин не вмешивался»: Степанков оценил эффект от слов Путина про ректора «Шанинки»

Валентин Степанков сказал НСН, что не считает слова Путина давлением на следствие, и рассказал о взаимодействии с Ельциным по делу ГКЧП.

Ректору «Шанинки» Сергею Зуеву, скорее всего, изменят меру пресечения после слов Владимира Путина, однако прецедентом это не станет, сказал в беседе с Telegram-каналом «Радиоточка НСН» первый генпрокурор России Валентин Степанков.

Путин заявил накануне в ходе встречи с членами Совета по правам человека (СПЧ), касаясь ситуации с Зуевым, что не видит «никакой необходимости держать человека за решёткой по тем составам, которые ему вменяются». Ректор содержится в СИЗО с 9 ноября, недавно срок его ареста был продлен до 7 марта.

«То, что это вынесено на обсуждение с президентом, говорит о слабости самого следствия и недостатках прокурорского надзора за этим делом. Никто ведь не говорил со стороны прокуратуры, что надо избрать другую меру. Она поддерживала это, причем настаивала именно на этой мере пресечения, когда суд сначала избрал ему другую. Ну а раз президент сказал, я думаю, что решение будет пересмотрено, скорее всего», - сказал Степанков.

При это он не усмотрел в высказываниях Путина давления на следствие или суд.

«Он же не сказал, что я дам поручение освободить. Он сказал, что, да, как он считает, это чрезмерная мера пресечения, которая в этой ситуации избрана в отношении этого человека. То есть здесь встает вопрос о том, что следователь должен пересмотреть свое отношение. Более того, он (Зуев – прим. НСН) же не один день под стражей, и его изоляция, если следствие шло активно и оперативно, позволила уже многие обстоятельства закрепить. Угроза, что человек будет как-то влиять на расследование, если следствие велось как положено, уже явно меньше, чем в момент ходатайства о его аресте», - пояснил бывший генпрокурор.

По его мнению, возможное изменение меры пресечения Зуеву не станет прецедентом в плане снижения «кровожадности» правоохранительных органов.

«Я не думаю, что это будет прецедентом. Разговоры были и при другом президенте, Дмитрии Медведеве, и при Путине этот вопрос уже не раз встает. Но это не дело президента - доходить до каждого конкретного случая, ему надо давать команду не посмотреть, насколько обосновано содержание под стражей Зуева, а насколько вообще эффективно работает правоохранительная система, насколько правильно у нас используется правоприменение и обеспечено ли оно законодательной базой. Это – уровень президента, а не говорить кому сколько и стоит ли кого-то держать или нет», - подчеркнул Степанков.

Первый генпрокурор России также рассказал, что Борис Ельцин никогда не давал ему указаний «что делать», и привел в пример дело ГКЧП.

«Лично со мной за три года такого не было. Я такие решения принимал сам, другое дело, что поступали обращения, письма из администрации президента. Но Борис Николаевич (Борис Ельцин - прим. НСН) никогда не вел со мной никаких разговоров по поводу «содержать-не содержать» и так далее, хотя дела были… ГКЧП, арестованы первые лица Союза. Мы с ним обсуждали ход следствия, ну а по поводу меры пресечения, которую, кстати, я в ходе следствия при наличии заболеваний изменил нескольким из них, он в это дело не вмешивался», - сказал Степанков.

По его мнению, следователи проявили излишнюю строгость и жестокость в отношении Зуева, что стало следствием несовершенства системы.

«Следствие и прокуратура были поставлены на распутье, - какую меру пресечения выбирать. Они выбрали жестокую меру. Причем, говоря о жестокости, надо понимать и личность этого человека. Не то, что он ученый или руководитель учебного заведения, но Зуев еще и страдает целым рядом заболеваний, плюс непосредственно перед арестом проходила операция. Я думаю, что они проявили излишнюю строгость при избрании меры пресечения. Нигде не звучало того, что он может скрыться или препятствовать расследованию, пытаться уничтожить какие-то доказательства, вступать в сговор. Более того, можно было найти другую меру пресечения, которая позволила бы исключить такие возможности для этого человека. Это говорит о том, что механизм продолжает оставаться несовершенным», - посетовал экс-генпрокурор.

Кроме того, Степанков указал на несовершенство действующих законов.

«То, что это вынесено на уровень президента, говорит о серьезных пробелах и несовершенстве, в том числе, и законодательства. Здесь вопрос гораздо глубже и шире, потому что в обществе давно циркулирует мнение, что людей, совершающих преступления в сфере экономики, не надо держать под стражей. Тем не менее, соответствующие выводы не делаются, законодательство не меняется и не пересматривает отношения к этому судов. Каждый четвертый из всех содержащихся в России под стражей, а это свыше 400 тысяч человек, то есть 100 тысяч с небольшим содержатся до суда, а 300 - уже по приговорам, вступившим в силу. Это говорит о многом при общей тенденции снижения преступности в стране», - заключил собеседник «Радиоточки НСН»

Ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинка») Сергей Зуев проходит подозреваемым по делу экс-замминистра просвещения и бывшего вице-президента Сбербанка Марины Раковой о хищении более 21 млн рублей, принадлежащих «Фонду новых форм развития образования».

Подписывайтесь на НСН: Я.Новости | Я.Дзен | Google News | Flipboard | Telegram

ФОТО: РИА Новости/Александр Поляков
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме

Горячие новости

Все новости

партнеры