В «Комитете против пыток» объяснили появление «пресс-хат» в питерских «Крестах»

7 августа 201919:41
Сергей Подосенов
Алиса Иняхина

Председатель «Комитета против пыток» в беседе с НСН рассказал, почему возвращаются «пресс-хаты».



В СИЗО-1 по Санкт-Петербургу («Кресты-2»/«Колпино») имеется несколько «пресс-хат», в которых так называемые «активисты» по указанию администрации жестоко пытают и избивают заключенных. Об этом сообщил проект Gulagu.net, опубликовавший фото и видео издевательств. По данным здания, три «пресс-хаты» были созданы по распоряжению замначальника СИЗО по оперативной работе Никиты Ильина и начальника СИЗО Владимира Ивлева под контролем начальника ГОУ ФСИН России Евгения Гнедова и первого замдиректора ФСИН Анатолия Рудого.

Глава комиссии по гражданскому контролю за правоохранительными органами Совета по правам человека при президенте, председатель «Комитета против пыток» Игорь Каляпин в беседе с НСН рассказал, как появляются «пресс-хаты».

«Так называемые «пресс-хаты» были у нас распространены достаточно широко лет 15 назад. Я думал, что, по крайней мере, в крупных городах, тем более таких, как Санкт-Петербург, эта практика изжита и больше повторяться не будет. Видимо, поскольку у нас в последние три года резко ослаб гражданский контроль, возможности общественно-наблюдательных комиссий (ОНК) по проверке условий содержания, конфиденциальному общению с заключенными, кто-то решил, что это все надо возобновить», - заметил он.

По словам правозащитника, гражданский контроль над пенитенциарной системой практически не работает.

«Это эксцесс. Какие-то арестованные смогли переправить информацию Gulagu.net. Это не может быть системой, это партизанщина. У нас система по выявлению таких вещей не работает. У нас есть прокуратура по надзору, у нас есть ОНК, и все это не работает. ФСИН боится таких историй. Она делает все, чтобы такие истории не выявлялись. Делать что-то, чтобы такие истории не происходили, ФСИН, очевидно, не собирается. Я не вижу никаких системных мер, чтобы это выявлять и с этим бороться. Я вижу системную работу со стороны ФСИН России, чтобы эти факты не выявлялись», - сказал он.

Профанацией и имитацией гражданского контроля часто занимаются сами ОНК.

«Сейчас в ОНК работают "очень уважаемые" люди из обществ ветеранов Афганистана, ветеранов правоохранительных органов. Очень много ветеранов ФСИН, очень много людей из Следственного комитета и прокуратуры. Все эти люди не склонны к тому, чтобы выявлять подобные факты, добиваться по ним законных решений правоохранительных органов. Они с удовольствием пьют чай с руководством колоний, обмениваются почетными грамотами. Это у нас делает Общественная палата России, она формирует этот корпус. Правозащитники туда заявки подают, на участие в ОНК, но почему-то не попадают. Туда попадают пенсионеры из прокуратуры, Следственного комитета и ФСИН. Понятно, что они эти заниматься не хотят и не будут», - пояснил собеседник НСН.

Кроме того, члены ОНК сейчас существенно урезаны в возможности осуществлять свои полномочия различными нововведениями, добавил он.

«Например, члены ОНК не могут говорить с осужденным о пытках, которые имели место не в этом учреждении. Вывозили осужденного из следственного изолятора в ИВС, и там его избили, пытали. Член ОНК начинает говорить об этом с осужденным, записывать, ему говорят: «Нет, вы не имеете права. Его не здесь пытали, его пытали в соседнем кабинете, в здании напротив. Это не у нас». И просто прерывают беседу. То есть мало того, что не дают конфиденциально общаться, но и в принципе не дают рассказывать о пытках, о нарушениях закона. Это видят недобросовестные сотрудники ФСИН и понимают, что ситуация изменилась в их сторону. Значит, можно опять бить, можно пытать, можно устроить «пресс-хату». Очень удобная штука – можно кого угодно заставить признаться в чем угодно», - посетовал член СПЧ.

Ранее Игорь Каляпин в беседе с НСН раскритиковал предложения ФСИН по изменению порядка содержания под стражей.

Добавляйте НСН в избранные источники Яндекс.Новостей

ФОТО: