«АУЕ - это образ жизни». Кого коснется запрет тюремной субкультуры?

Верховный суд запретил в России криминальную субкультуру АУЕ, но пока не ясно, как это поможет в борьбе с организованной преступностью и ее ценностями.

Верховный суд РФ признал экстремистской организацией уголовную субкультуру «Арестантское уголовное единство» (АУЕ). Теперь сама причастность к криминальному миру может караться как уголовное преступление.

Решение суд принял по иску генерального прокурора Игоря Краснова. Как полагают в надзорном ведомстве, АУЕ представляет собой не только тюремную субкультуру, но и хорошо структурированную молодежную организацию экстремистской направленности. Как заявили в генпрокуратуре, запрещенная теперь АУЕ была причастна к серии преступлений. Решение о ее запрете, с точки зрения правоохранительных органов, поможет оздоровить общество и уберечь подрастающее поколение от тюрьмы.

О том, что такое АУЕ и как поможет его запрет в борьбе с преступностью, подробнее рассказал в эфире НСН адвокат Тимур Маршани.

«АУЕ - это не просто организация - это образ жизни, которому придает статус воровская романтика и воровские понятия», - подчеркнул Маршани. Он предостерег молодежь от участия в подобных структурах.

Тем не менее, адвокат выразил сомнение в том, что запрет АУЕ поможет в борьбе с организованной преступностью. Маршани пояснил, что в России нет аналога закона RICO, который существует в США, когда организатор преступного сообщества несет ответственность за действия всех его членов сообщества при наличии доказательств, что он отдавал приказы о совершении преступлений.

«Вот это является самым элементарным способом борьбы с организованной преступностью, который более эффективно будет действовать на российской территории», - считает адвокат.

Однако далеко не все уверены, что решение Верховного суда вообще возможно исполнить. Так, писатель Михаил Орский, хорошо знакомый с ценностями уголовного мира, в беседе с НСН усомнился в практической реализации решения суда.

«Какая будет правоприменительная практика? У меня свой канал, где я рассказываю о прожитых годах. Мне некоторые говорят, что я романтизирую. А я не романтизирую, просто я неплохой рассказчик и веселый человек. Огромный пласт шансона – от Розенбаума и Шуфутинского до Дюмина и Ильдара Южного – попадает под АУЕ или нет? Криминальный сериал, какая-нибудь «Бригада», - попадает или нет?» - задался серией риторических вопросов Орский.

По его мнению, бороться с пропагандой уголовных ценностей среди молодежи нужно совершенно другими методами.

«Мое отношение к этому движению отрицательное, потому что преступный мир – не гламур. И когда я вижу сайты, где золотые мерседесы, золотые пистолеты, девочки в сетчатых колготках, пачки долларов, у молодежи создается совершенно превратное впечатление, что преступный мир ждет их с распростертыми объятиями. Такую молодежь нужно возить на кладбища в Екатеринбург или Владивосток, где целые аллеи убитых молодых парней», - считает писатель.

Популярность уголовных ценностей в России является давней проблемой. Ее корни берут начало еще во временах позднего СССР. Борьба с разрушительными ценностями преступного мира - очевидная задача любого государства. Однако возможность победить эти ценности росчерком пера вызывает понятные сомнения.

Подписывайтесь на НСН: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Google News

ФОТО: РИА Новости
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме