«МАК расследует сам себя». Авиаэксперт о нарушениях в работе комиссии по SSJ-100

31 мая11:01
Алиса Иняхина

Экс-замминистра гражданской авиации СССР заявил НСН, что вывод МАК о причинах трагедии не даёт полной картины катастрофы.

В компании «Аэрофлот» назвали недопустимым делать выводы о причинах катастрофы Sukhoi Superjet 100 до публикации итогов расследования комиссии, пишет РБК. Ранее эксперт Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Владимир Кофман заявил, что отчёт о трагедии будет опубликован 5 июня, однако причины уже ясны. По его словам, «катастрофа произошла из-за грубых приземлений», приводит слова эксперта ТАСС.

Эксперт МАК ничего нового не сообщил, а эти выводы можно было сделать еще в день трагедии, заверил в эфире НСН экс-замминистра гражданской авиации Советского Союза, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов. Кроме того, подчеркнул он, ожидать подробного отчёта о том, что в действительности произошло 5 мая в аэропорту Шерметьево, вряд ли стоит.

«То, что заявил МАК, можно было со стопроцентной достоверностью сказать в день катастрофы. Для нас, профессионалов, было сразу понятно, что самолёт начал разрушаться из-за грубой посадки. Можно было тогда и не расследовать... МАК уже объявил, что виноват экипаж. Это, кстати, самый лёгкий путь расследования. Экипаж обвиняют и все аплодируют этому. И больше всех аплодируют истинные виновники катастрофы. А почему экипаж это сделал, вот в чём должна разобраться комиссия. А всё дело в последствиях работы системы, в которой он находится. Как его тренировали, почему он отвык вручную пилотировать самолёт? Вот с чем должна разбираться комиссия. Всё дело в нюансах, в авиации мелочей не бывает», — заявил Смирнов.

Главная претензия к расследованию, по мнению эксперта, заключается в том, что в него вовлечена заинтересованная сторона — МАК. А это является грубым нарушением всех норм и правил в авиации, подчеркнул пилот.

«По всем международным авиационным правилам и нашим федеральным не допускаются к расследованию те организации, которые сертифицировали этот самолёт. А у нас Sukhoi Superjet 100 сертифицировал МАК! И он сам себя сейчас расследует, как главное действующее лицо комиссии. Даже генпрокурор два дня назад обозначил эти проблемы [авиации]. Но он не сказал, почему явное нарушение законов, и МАК включён в состав комиссии по расследованию? То ли он не в курсе дела, то ли не знаю», — посетовал Смирнов.

Два дня назад генпрокурор России Юрий Чайка заявил, что катастрофа в «Шереметьеве» обозначила серьёзные проблемы в российской авиационной отрасли. В частности, он обратил внимание на несоответствие российской госпрограммы обеспечения безопасности полётов международным требованиям, а также перечислил ряд других нарушений, устранить которые ведомство требует от госорганов уже несколько лет. Чёткий контроль над работой государственных органов в этой сфере невозможен, пока Россия не примет 19-ое приложение к Чикагской конвенции ИКАО, заявил собеседник НСН. Однако кто не даёт стране сделать этот важный шаг, остаётся загадкой.

«Кроме того, комиссии необходимо просмотреть, как работали государственные органы регулирования гражданской авиации применительно к этому событию. Как готовились федеральные авиационные правила, насколько своевременно принимались правила международные. И куда ни кинь, везде проблемы. У нас до сих пор не принято нашей страной 19-ое приложение Чикагской конвенции ИКАО. Это документ, который приняли почти все авиационные компании мира! У США в восемь раз больше объёмы отрасли — больше пилотов, самолётов, аэродромов, а ни одной катастрофы, ни в прошлом, ни в этом году. А у нас и в прошлом, и в этом. Европа приняла эти правила — ни одной катастрофы. Финляндия — это вообще образец: 60 лет – ни единой катастрофы. А мы не принимаем это приложение, где расписано поведение государства по предотвращению катастроф. Почему? Кто из министров и почему так долго игнорирует это приложение?», — возмутился Смирнов.

Добавим, 5 июня пройдёт ровно месяц с момента катастрофы в «Шереметьеве». 5 мая лайнер Sukhoi Superjet 100 совершал рейс в Мурманск. Вскоре после вылета из столичного аэропорта он был вынужден вернуться в воздушную гавань из-за попадания молнии в машину. Радиосвязь была потеряна, посадка прошла жёстко. После трёх ударов о взлётно-посадочную полосу у судна сломалось шасси. В хвостовой часть самолёта начался пожар. В результате катастрофы погиб 41 человек.

Добавляйте НСН в избранные источники Яндекс.Новостей

ФОТО: Следственный комитет РФ