Экс-замминистра авиации поддержал пилота сгоревшего в «Шереметьево» SSJ

Действия пилота SSJ 100 Дениса Евдокимова свидетельствуют о том, что «джойстик» самолёта не работал как надо, заявил в эфире НСН заслуженный пилот СССР Олег Смирнов.

Следствие называет пилота Дениса Евдокимова единственным обвиняемым по делу о катастрофе «Суперджета» в «Шереметьево» 5 мая 2019 года. Тогда командир воздушного судна после попадания молнии в самолёт решил возвращаться в аэропорт вылета и посадил самолёт с полными топливными баками. Это привело к пожару на борту: погиб 41 из 78 человек.

По версии следствия, пилот совершил грубую посадку, и его дальнейшие действия «с нарушением установленных правил» повлекли разрушение и возгорание самолёта. Однако версия самого Евдокимова говорит о неисправности самолёта после попадания в него разряда атмосферного электричества. В интервью «Ленте.ру» пилот рассказал, что электронная система дистанционного управления после этого отключилась, и он управлял самолётом в ручном режиме. Были основания полагать, что после такого воздействия произойдёт каскадное нарастание отказов в системах воздушного судна, что привело бы к полной потере управляемости, объяснил Евдокимов решение сажать самолёт без выработки топлива.

Экс-замминистра гражданской авиации Советского Союза, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов в эфире НСН подтвердил, что пилот, судя по его действиям, пытался исправить ситуацию.

«Я полностью поддерживаю утверждения коллеги, командира воздушного судна. Потому что с самого начала мы, профессионалы, надеялись, что комиссия разберётся, как разряд молнии повлиял на электронную управляемость самолёта. Выводов комиссии (по расследованию катастрофы — прим. НСН) я пока не знаю, но следствие уже обвинило пилота. А все действия пилота с движениями джойстика — его обвиняют в том, что он двигал им до упора вперёд-назад, — говорят о том, что джойстик не работал, и электронная система управления была повреждена молнией. Всё это как раз и явилось причиной грубой посадки самолёта. Командир корабля пытался исправить ситуацию и двигал джойстик на себя, надеясь, что увеличится угол атаки, но самолёт не слушал. И это вот следствие считает паническими действиями. Нет! Это действия, которыми пилот пытался подействовать на рули глубины», - отметил он.

Ручку управления, действительно, пришлось тянуть до конца, рассказал журналистам Евдокимов. По его словам, в этот момент пилот смотрит не на саму ручку, а на авиагоризонт, то есть за откликом воздушного судна. «Пилот тянет ручку на себя, самолет не откликается, пилот продолжает тянуть до необходимого отклика», - сказал пилот.

В момент посадки SSJ 100 Евдокимов отметил фазовое запаздывание реакции судна на управляющие воздействия. «Задержка, по расшифрованным графикам полета, составила около одной секунды, это время критическое при управлении рулевыми поверхностями вблизи земли», - говорит он. Более того, отклик был обратным: при отклонении ручки на себя судно не поднимало нос, а опускало его.

Между тем, Следственный комитет отвергает доводы Евдокимова.

«Следователями и экспертами изучены данные бортовых регистраторов разбившегося воздушного судна, согласно которым во время полета самолет адекватно реагировал на управляющие воздействия пилота», - говорилось в сообщении СК от 15 апреля.

Обвиняемый утверждает, что ни органы следствия, ни Межгосударственный авиационный комитет не заинтересовал факт воздействия на самолёт разряда молнии.

По мнению Евдокимова, этот факт обошли вниманием, чтобы не создавать риски для репутации производителя «Суперджетов». Причиной гибели людей стало несоответствие нормам лётной годности, настаивает пилот: шасси должны были безопасно подломиться при посадке, а они пробили топливные баки и спровоцировали возгорание.

Подписывайтесь на НСН: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Google News

Фото: Imago/ТАСС
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме