Неопределённость и импульсивность. Аналитик объяснил новые цены на нефть

Реакция рынка на ситуацию с коронавирусом не основывается на реальных данных – фактически, на стоимость нефти влияют субъективные предположения, заявил в эфире НСН замгендиректора Института национальной энергетики.

Объявление Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о пандемии коронавируса ударило по фондовым индексам в США и, по оценкам некоторых экспертов, должно было вызвать обвал нефтяных котировок ниже $30 за баррель. В среду этого, однако, пока не произошло: на торгах в Лондоне стоимость барреля Brent с поставкой в мае снижалась с $36 до $33, и к середине дня держится у отметки в $33,9. Рубль, однако, продолжает слабеть по отношению к основным валютам: в Москве биржевой курс доллара, к примеру, превысил 75 рублей.

Заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов в эфире НСН заявил, что влияние заявления ВОЗ по коронавирусу было нивелировано ранее сделанными заявлениями крупных игроков, которые уронили цены на нефть ещё в начале этой недели. По его мнению, реакции рынка не учитывали реальные данные и основывались на предположениях о негативном сценарии.

«Само по себе объявление никак не скажется, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. В моменте подобное объявление могло бы сыграть на понижение цен, однако мы этого влияния не увидим, потому что на понижение сыграли более значимые, более яркие и однозначные факторы, как-то заявление Российской Федерации и колоссально обрушившее цены заявление Саудовской Аравии. Думаю, что саудиты не ожидали такого чудесного эффекта.

Проблема в подобных реакциях в целом, как на коронавирус, так и на заявление саудитов, заключается в том, что это реакция импульсивная, которая исходит из предполагаемого негативного сценария и не опирается на статистику, потому что её пока нет. Все колебания цен на нефть происходят не исходя из реально существующих проблем, а из ожидания проблем, которые теоретически могут возникнуть при определенном стечении обстоятельств. Самое важное, это то что мы не знаем как объективно отразится на экономике остальных стран распространение коронавируса. То есть какие меры будут предприниматься. Частично мы знаем о мерах в США и Италии, пока не совсем ясно, что будет делать Германия. Реакция пока не проявилась, и соответственно не проявились объективные данные о спросе на нефть, газ со стороны этих стран. Более-менее объективные данные по марту мы получим в конце месяца», - отметил аналитик.

По словам Фролова, отклонённое Россией предложение Саудовской Аравии по объёмам сокращения нефтедобычи также не учитывало реальную картину. При появлении более объективных данных появится возможность договариваться более рационально, уверен собеседник НСН.

«Это к вопросу о тех телодвижениях, которые саудиты предпринимают на рынке. Они предлагают по ОПЕК+: давайте мы сократим добычу на 1,5 миллиона баррелей в сутки. А исходя из чего – из того, что Китай в феврале сокращал потребление? Но в марте они это потребление наращивают и будут наращивать дальше, возвращая утраченные позиции. Спрос по сравнению с февралем будет значительно выше. Надо смотреть, насколько это эпидемия объективно ударит по экономике США, стран Европы: будут ли заводы в той же Германии приостанавливать работу, и если будут, то на какой срок? Скорее всего, если мы получим более объективную картину, ситуация на рынке изменится. И если стороны намерены договариваться более объективная картина по спросу и предложению создаст предпосылки для переговоров по более рациональному подходу к регуляции рынку», - подытожил Фролов.

Ранее директор Института проблем глобализации Михаил Делягин в эфире НСН заявил, что объявление о пандемии отразится скорее на США: российские рынки к тому моменту уже «легли».

Подписывайтесь на НСН: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Google News

ФОТО:
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме