«Я увидел себя Мефистофелем». Алексей Горшенев о новой работе

Лидер группы «Горшенев» о дне рождении коллектива, пандемии, препаратах и Гёте.

Группа «Горшенев» приехала в Москву с концертом, чтобы отпраздновать двухлетие коллектива. Правда лидер команды Алексей Горшенев, считает, что из-за вынужденной паузы в пандемию группе лет немногим меньше.

- Алексей, можно уже поздравить вас с Днем рождения группы? Коллективу два года.

- Я считаю, что год, потому что пандемия у нас украла время и творческое, и время жизни, и время выступлений, и чего угодно. Мы этот год в пандемии провели, конечно, бездарно, но мы коснулись очень большой темы. Мы коснулись «Фауста». Поэтому давайте мы скажем так: полторашка у нас.

- Идея коснуться «Фауста» пришла во время карантина?

- Такая история: сидишь в разгар пандемии, скучаешь, заняться по большей степени нечем. Новый альбом презентовать нельзя, залы закрыты, ты не выступаешь, нет гастролей. И считай, что альбом ты не выпустил. Новое что-то делать бессмысленно, а делать надо. И вот я давнишнюю свою мечту – работу над большими формами – увидел в произведении «Фауст».

- Опыт работы с классическими произведениями у вас уже был. В чем сейчас принципиальное отличие?

- Я раньше работал над такими вещами, был опыт с романом Гюго «Человек, который смеется». Композицию мы сделали только одну – «Одиночество». У нас возникли проблемы с либретто, в текстовой форме оно делается рифмами для песен, и нужно было прозу Гюго переводить в рифму, это очень сложно и теряется много смысла. А здесь Гёте уже сам все сделал, 60 лет старался для нас. Мы с большим интересом ее восприняли.

- Почему именно «Фауст» Гёте?

- Для меня всегда это было интересно, потому как давным-давно, лет 20 назад, я был вакханальщиком в некоторой степени, и как-то в зеркале я увидел себя Мефистофелем. После принятия некоторых веществ, но молодость такое дело. Я посмотрел в зеркало и испугался. Больше не принимаю никаких таких веществ.

- И все же возвращаетесь к «Фаусту», почему?

- Это дань памяти моей безудержной глупости, молодецкой удали. И я увидел чёрта в своем лице в зеркале, и на мне это отпечаталось на много лет. И вот сейчас я к этому вернулся и играю в «Фаусте» роль Мефистофеля. Фауста у нас исполняет Саша Красовицкий из Animal ДжаZ, Маргариту мама моя исполняет, Илья Черт играет Валентина - брата Маргариты, замечательный артист Артур Ваха у нас исполняет роль Господа.

- Серьезный состав. Можно ли увидеть вашего «Фауста»?

- Это не посмотреть. Мы делаем аудиотему, называется «музыкальная трагедия». Жанры я могу путать, могу чего-то не знать. Я до сих пор не знаю, что такое «зонг-опера». Это название для меня всплыло несколько лет назад, когда еще «Тоддом» занимались. Сейчас это как-то перешло в рок-мюзикл «Тодд». Хотя тоже чудное перевоплощение. Мишка (брат Алексея, лидер группы "Король и шут" Михаил Горшенев умер в 2013 году - прим. НСН), я помню, настаивал на том, чтобы это не был рок-мюзиклом и сошлись тогда на зонг-опере. Мир как-то меняет свои жанры, свои границы и так далее. И я все-таки решил сделать проще, нужно всегда исходить из простоты, не надо ничего городить: музыкальная трагедия, Гёте, «Фауст». Первая часть вот мы над ней работаем сейчас.

- А как выстроена музыкальная трагедия? Текст-песня, текст-песня?

- Это все песенный вариант, прямо в песнях есть диалоги. Еще есть авторская версия, где я один за все роли. Изначально вообще так и предполагалось. И забавно я там за роль Маргариты спел. Мама мне сказала: «Блин, что ж ты делаешь, тебе надо все это оставить!» И я решил, пусть будет и авторская версия тоже. И вот я псевдоженским голосом исполняю, забавно. Идиотизм! Бедный Гёте!

- А может все-таки воплотить вашего «Фауста» на театральной сцене?

- Все должно идти, как идет. Я не планирую этого делать не в видеоверсии, не в театральной. Если мы вернемся к «Тодду», то Мишка изначально планировал делать спектакль. И столкнулся с тем, что ему тяжело было бы самому сделать всю музыку, поэтому он ко мне обратился, мол, давай сделаем вдвоем эту музыку, и поэтому у нас появилось разделение на первую и вторую части. Во второй части заметно, что музыка не Мишкина. А я оттолкнулся от другого: сначала должна быть книга, потом музыка, потом аранжировка. Потом запись, сведение и выпуск. И в дальнейшем специалисты вместе со мной, возможно, будут рассматривать, как это ставить дальше. Но пока это музыкальная трагедия.

- Вернемся к главной теме разговора. Сегодня концерт в Москве. А как обстоят дела с концертами в Петербурге?

- В Петербурге на концертах только сидячие места. Мы играли так, да. Вообще для любого артиста главное выступить. И в этом-то и заключаются главные траблы: где и как выступить? Во-первых, в сидячем зале ты не видишь эмоций, они просто сидят-смотрят. Для меня это немножко диковато, но учитывая, что я артист, я должен это делать и я это делаю. Это сложнее, чем в «стоячем» зале, потому там отдача эмоций идет резче и мощнее, а в сидячем зале ты приплюсовываешь к артистизму еще и слово «работа». А как говорил Константин Евгеньевич (Кинчев, лидер группы "Алиса" - прим. НСН), наш любимый, дорогой, уважаемый, «рок-н-ролл – это не работа». Поэтому плохо с сидячими залами.

Напомним, что в Санкт-Петербурге при организации концертов запрещены танцевальные партеры. Чтобы провести выступления, организаторы выставляют стулья у сцены в зоне танцпартера или рассаживают аудиторию на балконах клубов.

Подписывайтесь на НСН: Я.Новости | Я.Дзен | Google News | Flipboard | Telegram

Фото: VK/Алексей Горшенев
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме

Горячие новости

Все новости

партнеры