Блогеры-убийцы и геи-финансисты смутили Телеграм

НСН представляет Топ-5 главных событий уходящей недели по версии самых популярных Телеграм-каналов страны.

1

Путин и его служащие

На этой неделе Владимир Путин внес в Госдуму законопроект о запрете иностранного гражданства и вида на жительство в других странах для военных и госслужащих.

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов считает, что эта мера позволит противодействовать иностранному влиянию на российскую политику:

«"Запасной аэродром" чиновнику оформляет страна, которая заинтересована в его "услугах" в нашей стране. Кроме того, она получает вполне конкретный рычаг давления на своего новоиспеченного гражданина. Фактически речь идет о создании условий для совершения преступления – государственной измены. Наша задача как законодателей исключить саму возможность для появления этих условий, и инициатива Президента как раз на это и направлена».

«Мюсли вслух» внимательно прочитали законопроект и узнали, что исключения возможны:

«Абсолютный запрет накладывается вовсе не на нахождение лиц с двойным и множественным гражданством на государственной и муниципальной службе, а на допуск таких лиц к государственной тайне. В остальном возможны варианты – "по решению представителя нанимателя (работодателя)"».

«ПОЛИЦИЯ 2.0» рассуждает о перспективах правоприменения:

«Тут есть два нюанса: 1) Бывшие сотрудники украинского Беркута, служащие в РФ; 2) Сотрудники МВД по Р. Крым. Немало сотрудников из обеих этих категорий (с большой долей вероятности) имеют двойное гражданство. Выйти из гражданства Украины не так просто, да и нет такой огромной необходимости. Формально с принятием этого закона вышеназванные сотрудники, которые до поры припрятали свой украинский паспорт, должны будут в течение 10 (20) дней доложить руководителю о наличии двойного гражданства, а затем ждать решения своей судьбы. Руководитель, "в исключительных случаях", может разрешить службу на должности без допуска к секретке. Дьявол, как всегда, кроется в деталях. Если будет на то воля начальника, то он признает случай исключительным, а если сотрудника нужно слить, то… сами понимаете».

«Темник» считает, что новый законопроект имеет еще и символическую значимость:

«Чиновники должны сами рассказать о наличии двойного гражданства или о ВНЖ в другой стране, утверждает законопроект Президента. Госслужащим дадут время избавиться от указанных недостатков. И этот механизм нам показался весьма любопытным. Помимо имплементации конституционных поправок присутствует еще один аспект. По-хорошему, у чиновников не должно быть двойного гражданства и ВНЖ. Это запрещают иные законы. Но сейчас имеет место важный рубеж. У чиновников появился последний шанс показать лояльность Президенту и "постпоправочному" курсу (связанному, в частности, с национализацией элит). Госслужащих подталкивают к выбору: раскрыть карты и жить спокойно или мухлевать, кратно повышая риски для самих себя».
2

Следственный комитет и его ветераны

СМИ сообщили, что в Волгограде Следственный комитет массово вызывает на допросы пожилых людей, которые могли видеть преступления нацистов во время Сталинградской битвы. Многие телеграм-каналы усомнились в целесообразности такого расследования.

«ВЛагерь» объясняет:

«Следственный комитет расследует всё, вообще всё. Сталинградскую битву, например. Татарам и монголам приготовиться».

«Методичка» пишет о сложностях допроса людей, которым больше 90 лет:

«Представьте 95-летнего старика, который приходит и рассказывает всё, что он думает о Сталинградской битве. Наибольшая вероятность, что о своем личном опыте он не помнит почти ничего. Зато у него есть ложная память из рассказов других людей, фильмов, литературы, прессы и всего остального, что повлияло на его восприятие. <…> Допрос 95-летних стариков – это сложная задача, это как допрос малолетних детей. Допрос о событиях 80-летней давности ещё сложнее. Нужен и психолог, который определит адекватность воспоминаний допрашиваемого, и родственники, которые смогут подтвердить совпадение сегодняшний воспоминаний с воспоминаниями 40-летней давности того же человека».

«Кремлёвская прачка» считает критику неуместной:

«Риск нацистского реваншизма на планете является крайне высоким. Поэтому либеральную критику разоблачений преступлений нацизма, проводимую в РФ, считаю откровенно враждебной. Угрожающим текст повестки [с требованием явиться на допрос] могли посчитать только метросексуалы, не видевшие ничего страшнее, чем счета за ЖКХ. Это обычный стандартный текст, причем ответственность за неявку в данном случае не предусмотрена. Поэтому выжившие современники войны вправе сами решать, как им поступать. Для многих из них это уже не первая процедура такого рода, поскольку после войны узники концлагерей и солдаты, попадавшие в окружение, уже допрашивались на предмет выявления дезертиров и пособников нацистов, скрывающихся после войны под чужими фамилиями».

«338» предлагает альтернативу:

«Ведомство не вправе отступать от установленной формы, в соответствии с которой осуществляются любые следственные действия. Документ, в соответствии с которым вызывается свидетель, подшивается к делу, а потому никаких вольных трактовок по части "приглашений" в данном случае быть не может. Но что касается не формы, а содержания, то в рамках реализуемого СК проекта "Без срока давности" волгоградские следователи, равно как и их коллеги из других регионов, могли бы организовать опрос оставшихся в живых свидетелей наиболее значимых и наиболее трагичных событий Великой Отечественной в формате интервью с видеозаписью. Итогом работы может стать документальный фильм – возможно, даже в нескольких сериях – с условным названием "Потомкам. Без срока давности". Однажды последний свидетель наиболее кровавой для нашей страны войны скончается, но их свидетельства эпохи будут жить».
3

YouTube и его блогеры-убийцы

Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении 30-летнего блогера Станислава Решетникова, известного под именем Reeflay. По данным следствия, он избил девушку и выгнал ее без верхней одежды на мороз из частного дома в Московской области. Когда девушка замерзла насмерть, блогер внес ее в дом и пытался реанимировать в прямом эфире.

Феминистка Елизавета Лазерсон задается вопросами о политике YouTube:

«Кто-нибудь, объясните, по какой логике Ютуб блокирует любые видео с детьми, но показывает стримы с издевательствами над женщинами? Предполагается, что зрители сами застрайкают такой стрим, и автор будет заблокирован? Извините, но в культуре насилия это не работает. Девушка погибает в прямом эфире, а зрители шлют убийце донаты. Это должно прекратиться. И если у нас самоорганизация не работает, и такие видео спокойно транслируются на весь мир, значит, что-то сломалось и, пока не это не будет исправлено, необходима цензура. И не страшного женского тела, а вот такого "контента"».

«Толстые люди в просторных футболках» боятся формирования новой нормальности:

«Я из того поколения, которое выросло на телепередаче 600 секунд. Помните? А с другой стороны, у меня дети, которые смотрят видеоблогеров. И этого избежать невозможно. Как в девяностые было невозможно избежать телевизора. Конечно, я бы не хотел, чтобы они смотрели в прямом эфире, как отморозок морозит насмерть свою подругу. Я не знаю, может быть, как-то не надо это всё по интернету показывать? В принципе, мне кажется, вполне можно регулировать такой шок-контент – как, например, буквальный документальный процесс смерти в интернете. Смерть выносима в фильме ‘Смерть в Венеции’, в фильме ‘Крепкий орешек’, даже в фильме ‘Терминатор’. Но когда процесс смерти становится нормой, это ведет к коллективной психопатии – потере представлений о том, что такое нормально. И да, знаете, есть то, что нормально, а есть то, что не совсем».

«АДЕКВАТ» считает, что у Роскомнадзора должны быть инструменты реагирования для подобных ситуаций:

«Эта мерзость едва ли не в первую очередь – к вопросу о национальном регулировании глобальных сетевых сервисов, о котором так много говорят большевики. При всей понятной неоднозначности отношения к Роскомнадзору будь рубильник, выключающий стримеров именем легион, в его руках, задача забетонировать площадку по крайней мере от самого выдающегося паскудства имела бы решение хотя бы в теории. Потому что репрессивный аппарат самой площадки всегда был совсем не про это – и всегда будет, пока не сумеем дать ей наглядно понять, что и над попом есть поп».

Член Общественной палаты Мария Бутина считает, что нужны законодательные поправки:

«Такие вопросы должны быть закреплены законодательно, а то получается, что все падает на правоохранительные органы, причём они непонятно на каком основании должны действовать. Законодательный пробел нужно исправить. Сейчас есть прецедент. Страшный прецедент, но из него нужно сделать выводы и принять меры».
4

Nasdaq и ее геи

Американская биржа Nasdaq предложила обязать компании включать в советы директоров женщин и меньшинства. Nasdaq предложила федеральной Комиссии по ценным бумагам и биржам США обязать все три с лишним тысячи компаний, ценные бумаги которых котируются на ее основной бирже, включить в состав совета директоров как минимум двух человек, которые не являются белыми мужчинами. Один из членов совета должен быть женщиной, а второй должен идентифицировать себя как недостаточно представленное меньшинство или представитель ЛГБТ. Зарубежным и малым частным компаниям разрешат обойтись без меньшинств и включать в советы директоров двух женщин.

«Мейстер» считает, что у российских компаний проблем не возникнет:

«Интересно, что на этой бирже торгуют акциями и нескольких крупных российских компаний, таких как "Яндекс" и "Мечел". Требование двух женщин в совете директоров, с одной стороны, не представляется для них чем-то невероятным: в каждом из них уже есть по одной. С другой стороны, согласятся ли представители серьезных компаний с притязаниями третьих сил направлять их кадровую политику? Тем более что за гендерными могут последовать и требования квот иного рода? В конце концов, на Nasdaq звезды не сошлись, в мире есть много других уважаемых биржевых площадок».

«GO INVEST» тоже размышляет об альтернативных площадках:

«Очень интересно, с каких пор привлекательность компании с инвестиционной точки зрения стала зависеть от того, есть ли в Совете директоров женщина и/или представитель нацменьшинства. Более того, налицо давление регулятора биржи на компании и манипулирование своим доминантным положением. Будут ли компании теперь больше листинговаться на других площадках (NYSE, CHX и т.п.), – вопрос. Поскольку ранее считалось, что листинг на Nasdaq – это не менее престижно, чем на NYSE, но ещё и дешевле. Это немаловажно для компаний, которые только-только набирают обороты. Эх... было бы смешно, если не было так грустно. О времена, о нравы...»

«Банксту» новость позабавила:

«Яндексу, Veon (Билайн), МТС, Ozon, Qiwi, Фридом Финанс и Мечелу, скорее всего, придётся ввести в руководство топ-менеджера гея/негра (или негра гея) и еще женщину. Такие требования рекомендует компаниям биржа NASDAQ, и они одобрены Комиссией по ценным бумагам США. Тяжелее всего придётся Игорю Зюзину из Мечела – суровые уральские горняки его не поймут. Но вообще стоит поторопиться, а то всех свободных геев разберут».

Автору канала «Efim Dikiy: Evil Twin» инициатива Nasdaq напомнила старый анекдот:

«– Рабинович, почему вы хотите уехать? Что вас не устраивает? – Меня не устраивает ваше отношение к гомосексуализму! – А какие проблемы, вроде же с этим всё спокойно? – Послушайте, при Сталине за это расстреливали, при Брежневе – принудительно лечили, сейчас это вошло в норму. Так вот, я таки хочу уехать, пока это не стало обязательным!»
5

Иран и его "бомбы"

В конце прошлой недели в Тегеране был убит физик-ядерщик Мохсен Фахризаде, которого называют одним из авторов иранской ядерной программы. Его расстреляли из управляемого через спутник оружия израильского производства. Власти Ирана назвали случившееся терактом и обвинили в нем Израиль.

«Мышь в овощном» отмечает, что использование израильского оружия ничего не доказывает:

«Что касается сообщения о якобы обнаруженном на месте убийства израильском оружии – то, даже если это правда, одного этого недостаточно, чтобы обоснованно говорить об "израильском следе". Нет никаких причин использовать для операции именно свое национальное оружие, и нет никаких проблем в том, чтобы взять для этого любой доступный "ствол", удовлетворяющий по своим характеристикам».

«Минареты, автоматы» пишут о методах израильских спецслужб:

«Если убийство иранского физика-ядерщика Мохсена Фахризаде действительно организовано "Моссадом" (в чем сомнений почти нет) – это не первый подобный ход израильской разведки. Есть даже целая книжка на эту тему – Rise and Kill First Ронена Бергмана (читается на одном дыхании, как остросюжетный триллер). Это история убийств, совершенных и планировавшихся "Моссадом" – а таковых, как пишет автор, больше, чем у любой другой спецслужбы в мире, включая американскую. Про иранскую ядерную программу в книге нет никаких недомолвок – Меир Даган, который бы директором "Моссада" в 2002-2011 годах, был сторонником третированных убийств как метода, а после отставки из спецслужб не стеснялся делиться даже довольно чувствительной информацией с журналистами».

«Фалафельная» размышляет о том, какой будет реакция Ирана:

«Убийство иранского ученого Мохсена Фахризаде, ответственность за которое Иран возложил на Израиль, оставило после себя множество вопросов, главный из которых – как Тегеран ответит на гибель одной из ключевых фигур в атомной программе страны. Горячие головы уже рисуют апокалиптические картины ракетных обстрелов израильской территории. Впрочем, в рамках асимметричного противостояния Ирана и США (Израиль воспринимается в исламской республике в первую очередь как инструмент американской политики) объектом возмездия может стать не только израильская территория. Тегеран в качестве потенциальных целей может воспринимать всех американских союзников и партнеров. В наиболее уязвимой позиции находятся члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Недаром ОАЭ, несмотря на всю положительную динамику отношений с Израилем, поспешили осудить убийство ученого, отмежевавшись от израильтян и стоящих за ними американцев».

«Дежурный по Ирану» считает, что лучше всего Ирану не реагировать вовсе:

«С точки зрения формальной логики самое выгодное для Тегерана – это оставить провокацию без ответа. Практически все значимые мировые силы, включая Россию, Китай, страны ЕС и даже ряд государств Персидского залива осудили убийство ученого. С имиджевой точки зрения Иран даже выиграл: это не он стремится развязать войну, а сторонние силы хотят втянуть государство и регион в военную конфронтацию. Возобновление участия США в ядерной сделке называется вероятным шагом Джозефа Байдена, если он станет хозяином Белого дома, и одновременно одним из самых нежелательных последствий для Трампа, который призывает продолжать максимальное давление на Тегеран. Если со стороны иранцев не последует ответ на провокацию, то новому президенту США будет гораздо легче обосновать возвращение к соглашению. Иран можно представить американской и мировой общественности как сдержанное государство, против которого выступают провокаторы, включая ненавистного демократам Трампа».

«Иранизатор» пишет, что война в регионе мало кому нужна:

«Все страны Персидского залива, за исключением Саудовской Аравии, единодушно осудили убийство иранского ученого Мохсена Фахризаде. И даже несмотря на внезапную утечку в MEE [базирующееся в Лондоне издание Middle East Eye], согласно которой в минувшие выходные Тегеран "напрямую" связался с наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом бин Заидом Аль Нахайяном, пригрозив нанести удар по ОАЭ в ответ на любую атаку США (согласно таинственному источнику, иранцы сказали Мохаммеду бен Заиду: "Мы возложим на вас ответственность за убийство Фахризаде"), Эмираты поспешили выступить с призывом проявить сдержанность и не допустить эскалации. Таким образом, несмотря на бесчисленное множество трений и расхождений во взглядах с Ираном, почти никто в регионе не хочет разжигания полномасштабной войны, потому что она может случайно задеть любого».

Подписывайтесь на НСН: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Google News

ФОТО: pixabay.com
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме