«Себе не забирали». Куда делись изъятые у чиновников 74 млрд рублей

Первый генпрокурор России Валентин Степанков рассказал НСН, что Генпрокуратура не участвует в «прогонке» конфискованных средств. 

Суды в прошлом году изъяли у российских чиновников незаконно нажитое имущество на сумму более 74 миллиардов рублей, рассказал начальник управления по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Генпрокуратуры Виктор Балдин.

Первый генпрокурор России Валентин Степанков рассказал Telegram-каналу «Радиоточка НСН», куда отправилось изъятое имущество и деньги.

«По крайней мере, прокуроры не забирали их себе, это точно. Вопрос о том, куда пошли эти 74 миллиарда рублей надо задавать Министерству финансов. Как я считаю, есть специальные счета в казначействе, куда – по исполнению судебного решения – поступают эти средства. Если речь идёт о деньгах. Если речь идет об имуществе, движимом или недвижимом, то специально уполномоченные органы с участием судебных приставов должны реализовывать это имущество на конкурсах. И уже потом полученные средства зачислять на счета. А само по себе имущество в доход государства не идет. Если, например, забрали дачу или виллу, то их не берут "на бюджет". Их должны реализовать», - отметил он.

По его словам, 74 миллиарда рублей – это сумма, указанная в исковых заявлениях и требованиях прокуроров, а сколько из них будет обращено в доход государства – это другой вопрос.

«Если арестованы деньги на счетах, то понятно, что это вся сумма, которая там есть. А вот в случае с реализацией имущества, оцененного, к примеру, в миллиард рублей, не факт, что его удастся реализовать именно на эту сумму. Скорее всего, она будет меньше», - добавил он.

Резюмируя, Степанков отметил, что Генпрокуратура не участвует в «прогонке» каких-либо средств.

«Она называет цифры, которые могут фигурировать при расследовании уголовных дел на счетах. Которые могут фигурировать при оценке, сделанной по заданию следователя в ходе расследования уголовного дела. То есть, прокуратура не сама говорит, сколько стоят изъятые, к примеру, часы. Есть система оценки. Называют эту цифру, потом выставляют на торги. Если за эту сумму выручили, то хорошо. Но прокуратура в прогонке каких-либо средств не участвует», - заключил собеседник НСН.

Ранее в Генпрокуратуре рассказали, что количество коррупционных преступлений за январь-февраль текущего года увеличилось на более чем на 11% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. Общая сумма материального ущерба на этапе предварительного расследования оценивается в 65,3 млрд рублей.

Подписывайтесь на НСН: Я.Новости | Я.Дзен | Google News | Flipboard | Telegram

ФОТО: flickr.com
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме