Общество

Психолог: Раздвоению личности актёров способствует система Станиславского

13 марта21:20
Михаил Хорс объяснил НСН, почему на Западе меньше актёров сходит с ума, и как бороться с чрезмерным вживанием в роль.

Канадские учёные пришли к выводу, что сознание актёров во время исполнения роли раздваивается, пишет Royal Society Open Science. Эксперимент с участием профессиональных артистов, работающих по системе Станиславского, показал, что во время нахождения в образе активность их мозга снижалась. Авторы исследования предположили, что процесс игры заставляет артистов подавлять собственную личность, а также одновременно оценивать со стороны себя и своих партнёров.

Система актёрского мастерства Константина Сергеевича Станиславского действительно создаёт бóльший риск психического расстройства у артиста, подтвердил в эфире НСН клинический психолог, эксперт по психологии здоровья Михаил Хорс.

«Существует две театральные системы, по которым учат актёров. Это система Станиславского, когда перерождение в персонажа происходит изнутри наружу. Актёр учится быть, думать, чувствовать как персонаж, а потом просто выходит на сцену и живёт. Вторая школа применяется в основном на Западе, в Голливуде, когда актёр пытается полностью скопировать поведение героя и за счёт этого им быть. Тут происходит движение снаружи вовнутрь. Соответственно, если актёр применяет вторую систему, у него меньше шансов на эту раздвоенность, которая в психиатрии называется шизо, личностная множественность. Применение системы Станиславского даёт больше шансов сойти с ума, получить больше стресса», — заметил психолог.


Что касается необходимости наблюдать и за собой, и за партнёрами по сцене, здесь, по словам Михаила Хорса, есть способы избежать дополнительных психологических трудностей. И в этом как раз помогает вживление в персонажа.

«Судя по моим клиентам из этой среды, у них случается страх оказаться некомпетентным — пропустить реплику, испортить мизансцену. Этот страх больше испытывают те актёры, у которых меньше опыта. Второе, его испытывают те, кто меньше склонен себя прощать за это. Это люди с комплексом отличника, перфекционисты. Но у актёров есть такое специфическое состояние драйва, когда они уже не следят, а просто живут спектаклем. Они не играют, а живут, и тогда этих страхов нет. Но опять же, это состояние тренируется», — отметил собеседник НСН.

Если же у артиста возникают проблемы в реальной жизни после какой-то тяжёлой драматической роли, ему следует воспользоваться теми же психологическими приёмами, что другим людям. А именно, принимать жизнь как есть и не увлекаться стереотипами, посоветовал Михаил Хорс.

«Для актёров есть те же самые рекомендации, что и для остальных людей. Способы психологической разрядки — это работа над своим протестом против того, что происходит в реальном мире, а в данном случае в мире персонажа. Если актёр берёт на себя некое страдание персонажа и переносит в свою жизнь, это значит, что он протестует против того, что его представления о жизни противоречат тому, что происходит с героем. Здесь можно посоветовать принимать действительность такой, какая она есть, не судить её по своим стереотипам», — заключил психолог.

Любопытно, что иной точки зрения придерживаются в актёрской среде. Так, актёр, Заслуженный артист Российской Федерации Михаил Пореченков в эфире НСН ранее опроверг теорию канадских учёных, заявив, что «сами они раздваиваются», а артисты на сцене живут.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

ФОТО: Георгий Тараторкин // Кадр из экранизации «Преступления и наказания»