Самоубийственный референдум

28 октября 201921:59
Всеволод Нерознак

Почему в России не будет референдума по эвтаназии.

Вопрос о разрешении эвтаназии в России должен решать народ. Столь удивительную мысль высказала глава Минздрава Вероника Скворцова, хотя и отметила, что это очень сложный вопрос, касающийся права каждого человека на жизнь. В свою очередь, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что Кремль не имеет сформулированной позиции по вопросу о возможности проведения референдума об эвтаназии. «Нет никаких проблем организовать референдум по любому вопросу с точки зрения правовой или организационной. Проблема в другом - готово и созрело ли общество для того, чтобы такой сложнейший, мировоззренческий, философский, нравственный, этический вопрос решать путем простого голосования большинством? На мой взгляд – нет», - оценила идею глава Центризбиркома России Элла Памфилова.

Сомнения в том, что референдум на столь деликатную тему в принципе возможен, высказал в эфире НСН и политолог Глеб Кузнецов:

«Всё-таки референдум у нас на практике — это какие-то политические вопросы. А во-вторых, я не уверен, что вопросы, связанные с необходимостью специальных знаний, а эвтаназия — это всё-таки экспертный вопрос, который требует знаний, чтобы иметь позицию по этому поводу, можно выносить на общенациональный референдум».

На удивление не против референдума оказался протоиерей Русской православной церкви Всеволод Чаплин:

«Чем больше прямого выявления воли народа, тем лучше. Только перед референдумом очень важно, чтобы сторонники разных точек зрения получили адекватный доступ на телеканалы, к большой политической дискуссии».

Но это – про референдум как таковой. Что касается обозначенной темы такого плебисцита, отец Всеволод высказал предложение, что Русская православная церковь вряд ли официально поддержит его проведение.

«Я боюсь, что у нас в церкви многие испугаются этого. И прежде всего того, что люди могут сказать “да” эвтаназии. И поэтому как обычно будут стараться решать вопрос через контакты с властью, через какие-то закулисные механизмы».

Возвращаясь к отсутствию у высшего руководства «сформулированной позиции» по референдуму об эвтаназии. Прежде всего, что такое эвтаназия – практика прекращения жизни неизлечимо больного невыносимо страдающего человека. Либо прекращение врачами поддерживающей терапии, либо предоставление ими препаратов для быстрого и безболезненного ухода из жизни. С согласия пациента (возможно, предварительного) или с согласия родственников или опекунов. Проще говоря, самоубийство или согласие на лишение жизни другого человека. В стране, где давным-давно принято решение о невозможности назначения смертной казни, возможно ли проведение референдума о разрешении самоубийства или согласия на убийство? Вот вам и вся позиция. А есть и более простая формулировка – не убий.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

ФОТО: pxhere.com