Охрана кармы, «режим путника» и социофобия. Zero People уходит в «Чёртов тур»

Александр Красовицкий и Александр Заранкин рассказали на «НАШЕм Радио», почему не любят играть в барах, и как выглядит музыка будущего. 

В гостях у «Подъёмников» на «НАШЕм Радио» побывали музыканты Александр Красовицкий и Александр Заранкин. Артисты, составляющие костяк группы Animal ДжаZ и также дуэт Zero People, рассказали ведущим о новом туре, особенностях райдера и концертных площадок, а также объяснили, почему никогда не разрешают поклонникам делать свадебные предложения на их выступлениях.

— Давайте начнём с главного. Группа Zero People презентует свой тур, называется он «Чёртов тур». 25 октября — Санкт-Петербург, «ЛенДок», 10 ноября — Москва, «Aglomerat». И ещё огромное количество городов. Расскажите в двух словах, чему посвящён тур, что это такое?

Александр Красовицкий:

— У нас есть в одной песне словосочетание «Чёртов псих», оно очень полюбилось поклонникам, и как-то нам тоже показалось правильным. А потом мы подумали — то, чем мы занимаемся с Zero People в этом туре и вообще — ездим по стране, это сумасшествие полнейшее. Так что, мы и есть эти два чёртовых психа, и соответственно чёртов тур.

— А вы вдвоём в туре? Или с вами ещё техники, менеджеры?

— Нет, мы вдвоём. Это самое классное ощущение, как, наверное, в юности люди мечтают путешествовать. Без всяких обременительных менеджеров, вот этой всей надстройки. Такой чистый рок-н-ролл получается, хотя мы рок-н-ролл и не играем.

— А у других участников коллектива Animal ДжаZ не возникает чувства ревности к вашему проекту Zero People?

— Уже нет. Первый год было, примерно семь лет назад это закончилось. Они поняли — Animal ДжаZ существует, играет концерты в том же количестве, что и до Zero People, а то и больше. И никак это не мешает. Альбомы выходят раз в два года и там, и там. Просто у Animal ДжаZ по чётным, а у Zero People по нечётным годам.

— А в этом году Animal ДжаZ 19 лет?

Александр Заранкин:

— Да, в декабре. 22 декабря — в Москве отмечаем, 27-го в Питере, в «А2». Это 19-летие, а на 20-летие планируется глобальный тур!

— А есть какая-то точная дата рождения группы?

А. К.: — Да, 22 декабря — это первый концерт.

— Это же день энергетика?

А. З.: — Да? Группа Animal ДжаZ из своего райдера убрала энергетики уже лет 10 назад…

— А что у вас сейчас есть особенного в райдере?

А. З.: — Медвежата Barny, шоколадки, печенье, орешки, минимум алкоголя — уже всё меньше и меньше литраж.

— А наверняка, в группе есть вегетарианцы, для них отдельные пункты?...

А. З.: — Мы стараемся этого избегать. Есть один, терпим, но…

А. К.: — И то, только потому, что он звукорежиссёр. Без него никуда.

А. З.: — У него, знаете, есть «режим путника». Путник, находясь в туре, даже если ему ничего нельзя есть, может и шаверму заточить, и так далее. Вот мы путники!

— А насчёт тура, как вы выбирали города?

А. З.: — Я ищу площадки, которые соответствуют нашим жесточайшим требованиям. А требования всё жёстче и жёстче. Мы стараемся всё меньше выступать в барах, потому что это бесит. И сейчас у нас появляются такие приятные сидячие залы, такие маленькие театрики. В каждом практически городе есть такие камерные театры.

А. К.: — МХАТик!

А. З.: — Об этих площадках мало кто знает, но они существуют. И мы стараемся на них переходить. Я их нахожу через Google, дальше высылаю песни, они говорят — «Боже! Это прекрасно! Давайте скорее делать, только у нас нет ни света, ни звука». Я говорю — «Разберёмся». И так далее.

— К слову о необычных площадках, мы помним ваше выступление в Пулковской обсерватории. Это было очень круто!

А. К.: — Да, это было круто и с нашей точки зрения, потому что в зале сидели в основном бабушки и дедушки, и я помню, как после концерта ко мне подошла одна бабуля и сказала: «Со времён Шульженко ничего лучше не слышала!»

— А чем интересны ещё такие площадки? Это звук, или что?

А. К.: — Атмосфера. В баре всегда есть бармен, с которым нужно отдельно рулить — «Чувак, ты понимаешь, что на эти полтора часа, пока концерт, вовсе не ты главный, как ты привык, а те, кто на сцене». Барменам это сложно понять.

— Да, кстати, а в туре с Zero People, где вы вдвоём, вы живёте в одном номере?

А. К.: — Ни в коем случае! Года с 2015-го… Вы представляете, каково ему ещё и жить со мной было бы?!

— Слушатели спрашивают, когда вы выступите в Главном штабе Эрмитажа?

А. З.: — Опа! Хорошее место, кстати. Запишем себе в ежедневник.

А. К.: — Кстати, если кто знает, подскажите площадку в Элисте! А то у нас там выходной в туре, и мы не нашли ни одного места, где можно выступить.

А. З.: — Да, между Ставрополем и Астраханью по карте лежит Элиста. Но там невозможно сыграть концерт, потому что там негде. Вообще негде. Там есть два ресторана и всё. Мы готовы играть корпоративы!

— А как насчёт квартирника?

А. К.: — Нет, квартирник — это очень плохо. Это ненужный личный контакт, слишком близкого рода. Я их не очень люблю. Да, я социофоб.

— Спрашивают слушатели: Вдохновлялись ли вы «Жалобной книгой» Макса Фрая при написании песни «Игра без правил»? Потому что наш слушатель нашёл много параллелей, или ему это кажется?

А. К.: — Не кажется. Этот человек заслужил два билета на концерт. Я, если честно, респектую сейчас туда, в другой конец.

— Вот вопрос от слушателя: Можно ли через вас признаться в любви со сцены в Москве?

А. К.: — Можно, Александру Заранкину. Передаю всё ему!

А. З. — Такие заявочки нам постоянно приходят. «Завтра у вас концерт в Тольятти. Перед песней “Стена” скажите Любаше, что я очень её люблю, пусть она меня простит».

А. К.: — Я всегда в таких ситуациях, естественно, не отвечаю, а внутри себя я говорю: «Ну, ты и … балда! Раз ты сам не находишь в себе достаточно убедительности, харизмы, любви, в конце концов, чтобы самому это исправить, а пытаешься найти себе какого-то заступника, то ты просто реальная балда!»

— А другая ситуация, если, допустим, хотят сделать девушке предложение перед песней на вашем концерте?

А. З.: — Это тоже очень частое предложение. Но мы на такие письма просто не отвечаем.

А. К.: — Да, очень часто люди, которые знакомятся на наших концертах, потом женятся. Но я считаю, что здесь есть ещё один небольшой подтекст. Не надо таким образом мешать творческую жизнь коллектива с личной жизнью поклонников даже через такое соприкосновение на сцене. Это не стоит делать с точки зрения кармы. А то, вдруг, эта пара окажется плохой, он её будет бить, а мы в этом всём незримо поучаствовали!

— Отозвалась, кстати, Элиста. Предлагают вам Русский драматический театр, дворец детского творчества, кинотеатр «Октябрь» и кинотеатр «Родина».

А. К.: — Опа! Хорошо, берём. Надо почаще обращаться к «НАШЕму Радио»! Спасибо!

— Да, и расскажите про клип Zero People с Тосей Чайкиной на песню «Тишина».

А. К.: — Это самая свежая новость у Zero People. За неделю он получил 800 тысяч просмотров. Хороший получился клип, видимо. Тося Чайкина — это автор, исполнитель очень модной танцевальной и нетанцевальной электронной музыки, она записывается сама в iPhone. Сама себе пишет песни, и не только себе, но и куче звёзд.

А. З.: — У неё постоянно в руках телефон, и если в него заглянуть, там будет поканально эти 8 дорожек. Она пишет там мультитрек, сводит там же, накладывает эффекты. У неё, кстати, на днях выходит альбом, полностью сделанный на iPhone.

А. К.: — Она очень крутая! Короче, Тося Чайкина — ей всего 23, и это будущее нашей музыки вообще.

— А кто делал клип?

А. К.: — Ну, естественно, организацией занимался Александр Заранкин, а вообще режиссёр Женя Тирштайн. Это офигенный молодой человек, о котором все ещё услышат. Он же, кстати, режиссёр клипа «Чувства».

— К слову о возрасте. А не страшно стареть в музыке?

А. К.: — Не страшно. Мне, скорее, страшно просто стареть. Я, честно говоря, поймал себя на мысли, что мне как-то страшновато. Но в музыке мы пока этого не ощущаем.

Подписывайтесь на НСН: Яндекс Новости | Яндекс Дзен | Google News

ФОТО: Instagram Александра Красовицкого
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме