Летчик виноват. Ответит за всю систему

3 декабря 201919:00
Всеволод Нерознак

КВС сгоревшего «Суперджета» стал единственным обвиняемым в деле о катастрофе в аэропорту Шереметьево.

Следственный комитет завершил расследование крушения самолета Sukhoi Superjet 100 в аэропорту Шереметьево в мае этого года. Единственным обвиняемым стал командир воздушного судна – именно его следствие считает виновным в гибели 41 человека. Сам пилот вину отрицает, сторона защиты указывает на недобросовестность следствия. Как сообщила «Интерфаксу» адвокат обвиняемого пилота Наталья Митусова, защита обвиняемого была фактически отстранена от следственных действий и не имела возможности следить за проведением различных экспертиз.

По словам юриста, защита заявила 28 ходатайств о проведении экспертиз, допросов, следственных экспериментов, о предоставлении документов, но во всех ходатайствах было отказано. По словам собеседницы агентства, «следствие отработало только одну версию - действия экипажа. Никаких других, в том числе о конструктивных недостатках при проектировании воздушного судна, неисправность самого авиалайнера, как сработали наземные службы, что непосредственно привело к пожару на борту - ничего этого не было исследовано», - заявила адвокат.

Предсказуемым назвал в эфире НСН результаты следствия по делу о катастрофе «Суперджета» президент Шереметьевского профсоюза лётного состава Игорь Дельдюжов.

«Ну, а кто будет виноват? Авиакомпания — "национальный перевозчик" или самолет — "проект страны"!? Если бы пилот погиб, то там вообще бы не разбирались ни в чем. А если обвинения выдвинуты, то оправдательного приговора ждать не стоит — их у нас меньше одного процента. Значит, выводы не будут сделаны, виновные руководители останутся работать. Компания-то не учила пилота летать в этом режиме. Поэтому, как минимум тут виноват руководитель департамента по производству полетов, который формировал эту программу обучения и не включил в нее тренировку в этом режиме (ручном управлении — НСН). Видно было, что на обычные движения по управлению самолет реагирует совершенно неадекватно. Естественно, это вызывало у пилота огромную эмоциональную нагрузку. Он пытался его поймать и управлять им».

Еще весной, вскоре после катастрофы эксперты, к которым обращалась НСН, предупреждали, что вся вина будет возложена на пилотов. Специалисты указывали на то, что часть ответственности лежит и на диспетчерах. И на службах аэропорта, которые, как утверждалось, прибыли к месту падения значительно позже нормативных сроков. И на конструктивные недочеты самого «Суперджета». Через месяц после катастрофы совладелец авиакомпании S7 Владислав Филев поднял вопрос о надежности «Суперджетов»: на одном из мероприятий РСПП, обращаясь к замглавы Минтранса, он указал на схожесть повреждений воздушных судов, потерпевших аварии в «Шереметьево» и прошлой осенью в Якутске: разрушение стоек шасси повлекло за собой течь из топливных баков. Тогда же он предупредил: тенденция, по которой вину за любой авиаинцидент в России принято возлагать на летчиков, уже привела к тому, что из авиакомпаний начинают уходить пилоты.

Но случилось как по писаному: летчик виноват.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

Фото: bbc.com