Гарри Бардин: Анимация стала «беззубой» и заказной

8 апреля 201618:50
8 апреля отмечается день российской анимации. НСН побеседовала с художником-мультипликатором Гарри Бардиным о современной анимации.
В день российской анимации НСН побеседовала с режиссером мультфильмов Гарри Бардиным о том, как сейчас создаются российские анимационные картины, о поддержке министерства культуры и православно-патриотическом заказе.

—Скажите, как вы или ваши коллеги отмечаете этот праздник?

—Я вам честно скажу — никак. Более того, я узнал, что сегодня отмечается этот праздник совершенно случайно — мне позвонили из Саратова и поздравили.

—В какой поддержке сейчас нуждается российская мультипликация? Чего не хватает — денег, студий, кадров?

—Я лично никакой поддержки не получаю, потому что я за ней и не обращаюсь. С министерством культуры во главе с Мединским я не контактирую.

—А как бы вы оценили развитие мультипликации в России? Какое место она занимает в мире?

—Наша мультипликация находится в загоне, куда её загнала культурная политика в России, которая как всегда осуществляется «по остаточному принципу». На мой взгляд, государству сейчас гораздо важнее Национальная гвардия, чем мультипликация.

—Чем сейчас измеряется успех мультфильма? Сборами в кино, просмотрами в интернете?

—В зрительском понимании мультфильм успешен и может выжить, только если он выходит в полном метре. В случае короткометражек — они в большинстве случаев обречены на забвение, за исключением показов на фестивалях. До массового зрителя они не дойдут. И в этом своеобразный перекос: именно авторская мультипликация, которая обычно имеет короткометражный формат, выступает двигателем развития анимации. При этом внимания ей не уделяется. Что касается достижений российских режиссеров, то о них можно судить по номинантам в категории «Лучший анимационный фильм» кинопремии «Ника» — я посмотрел, и на меня работы не произвели никакого впечатления.

—А каких мультфильмов сейчас не хватает в России?

—Всё реже анимация реагирует на вызовы времени. Она становится «беззубой», а это плохо.

—Мы потеряли какой-то тип мультфильмов?

—Во-первых, сильно упал профессиональный уровень аниматоров. Раньше они были более артистичны и талантливы, а сейчас старая, советская школа постепенно уходит. При этом она не передала новому поколению накопленное: никаких хороших наработок, ничего, что научило бы режиссеров создавать разные мультфильмы, которые отличаются друг от друга, как фильмы Хитрука отличались от работ Атаманова. И на смену советским режиссерам пришли другие работы, не всегда такие же профессиональные.

—Какие сейчас самые востребованные методы создания мультфильмов?

—Компьютерная анимация. Я, правда, приверженец старой школы — рисую свои работы вручную.

—А где сейчас чаще производится мультипликационный контент? На частных или на государственных студиях? Чем они отличаются друг от друга?

—Частных студий сейчас много. Они подают заявки, а министерство культуры одобряет их, если они соответствуют представлениям и вкусам ведомства. А они не всегда высокие, поэтому зачастую производятся фильмы, которые могли бы и не создаваться, потому что они после выхода просто канут в лету. Они создаются по православно-патриотическому заказу, а не по зову сердца и души.

—Какие у вас любимые российские мультфильмы?

—Их очень много. Самые любимые — трилогия Федора Хитрука о Винне-Пухе, фильмы Степанцева, Норнштейна, Назарова.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене

ФОТО: РИА Новости/Владимир Трефилов