Контрактники избавили Российскую армию от дедовщины

11 марта 201918:03
Главный редактор журнала «Солдаты России» рассказал НСН о преимуществах, которые принесло Вооруженным силам РФ увеличение число контрактников.

По сравнению с 2012 годом количество служащих по контракту в армии РФ выросло более, чем в два раза. Об этом сегодня, 11 марта, заявил министр обороны Сергей Шойгу. Глава военного ведомства уточнил, что оно составляет 394 тысячи человек. Такие данные были озвучены Шойгу на заседании комитета Госдумы по обороне.

Главный редактор журнала «Солдаты России» Владислав Шурыгин в беседе с НСН заявил, что такие данные свидетельствуют о том, что Российская армия стала более профессиональной и подготовленной: срочников, которые уходят на дембель, едва успев постичь азы военной науки, постепенно заменяют контрактники, которые, по сути, являются полноценными военными.

«Этот факт свидетельствует о том, что армия стала более профессиональной. Очевидно, что контрактники, которые исполняют свои обязанности не полгода, из которых три месяца обучаются, а полноценно работают по контракту минимум 2 года, являются более профессиональными, чем срочники. Срочники теперь несут на себе функцию мобилизационного ресурса на случай какого-то очень большого конфликта. Основная нагрузка лежит на контрактниках. Они более профессиональны, более мотивированы, более исполнительны – факты, которые можно только поприветствовать», - отметил Владислав Шурыгин.

Также Сергей Шойгу, выступая на заседании профильного комитета ГД, подчеркнул, что сегодня в Вооруженных силах действует новая система комплектования. В каждом полку и бригаде формируется по два батальона, укомплектованных контрактниками, а третий - призывниками. По словам Владислава Шурыгина, такая система была частично взята из советской практики.

«В какой-то степени эта схема повторяет советскую, которой мы пользовались, когда армия была в основном срочной. В этом случае, два батальона в любом полку (или, по крайней мере, две трети подразделения) были укомплектованы страрослужащими, которые уже профессионально владели оружием. И один батальон всегда был из молодежи. И, соответственно, та же самая история была в авиационных полках: две эскадрильи из опытных летчиков, одна – молодежная. Поэтому, конечно, такая штука себя оправдывает. Особенно в условиях тех локальных войн, в которых мы сейчас участвуем, когда любая часть не полностью отбывает на войну, а формирует некое боевое ядро, которое туда и уходит», - пояснил собеседник НСН.

Кроме того, по мнению Шурыгина, в связи с увеличением числа контрактников и уменьшением времени несения срочной службы в российской армии практически удалось победить такое явление, как дедовщина.

«Конечно, преступность, в том или ином виде, всегда сохраняется при таком количестве народа. Но преступлений на почве дедовщины сейчас – это малая часть. Просто потому, что срочники, которые служат год, не успевают вырасти до статуса «дедов», которые могли бы как-то проявлять эту дедовщину по отношению к тем, кто служит меньше их. Ведь максимальная разница составляет полгода. Полгода люди служат после прибытия в часть, а потом их «поднимают» новички. А те, кто отслужил год, уходят. Соответственно, в этом случае, разница в службе полгода. А это – не повод для дедовщины. Отношения между срочниками и контрактниками тем более лишены дедовщины. Просто потому, что контрактник мотивирован на службу, это – его деньги, это – его карьера. И заниматься глупостями, пытаться самоутвердится за счет других – бессмысленно», - отметил Владислав Шурыгин.

Напомним, в России постепенное разделение военной службы на срочную и службу по контракту началось в 2000-х годах. В то же время приступили к сокращению срока службы с двух лет до года. Переходный период выглядел следующим образом: призывники, вставшие под ружье осенью 2007 года, служили 1,5 года, а с января 2008 срок службы составил 12 месяцев.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзене