Стрелковый возраст. Поможет ли выдача лицензии на оружие с 21 года?

Глава Росгвардии выступил за повышение возрастного ценза для выдачи лицензии на оружие. Так ли он важен?

Предложения по ужесточению правил обращения гражданского оружия представил глава Росгвардии Виктор Золотов на совещании, которое президент Путин созвал в связи со стрельбой в казанской школе.

В первую очередь он считает необходимым повысить возраст, дающий право на покупку гражданского оружия, с 18 лет до 21 года. По мнению Золотова, к этому возрасту молодые люди уже укрепляются с психологической точки зрения.

Медицинские справки на оружие, по мысли Золотова, следует выдавать не в частных клиниках, а в государственных. Причем, для всех желающих получить такую справку следует ввести психологическое тестирование.

А впервые получающих разрешение на оружие Золотов предложил обязать пройти, как он выразился, «курс молодого бойца».

Полуавтоматическое гладкоствольное оружие он предложил приравнять к нарезному с точки зрения стажа – его, как сейчас нарезное, можно купить только после 5 лет владения простым гладкоствольным.

Кроме того, глава Росгвардии выступает за создание системы электронного учета и контроля за оборотом оружия и патронов.

В том, что предложения главы Росгвардии имеют все шансы на претворение в жизнь, сомневаться не приходится. В отличие от их эффективности, как бы на первый взгляд логично они не выглядели. Проблема любой экстренной корректировки законодательства в том, что она отталкивается от какого-либо частного случая, обычно, увы, трагического, но при этом не предполагает системных изменений. Вот и в случае с предложениями Золотова системы, которая позволила бы не допустить до оружия психически больного человека, не просматривается. Что даст, например, система электронного учета оружия и патронов? Возможность установить, кто продал ружье больному. Но тогда продавец должен обладать компетенцией психиатра, не так ли? Или вот идея о том, где выдавать справки: г-н Золотов думает, что в государственных клиниках отсутствует коррупционный фактор?

А что касается возрастного ценза в 21 год, то, не выступая ни за, ни против, обратим внимание на некоторое противоречие. Призывной возраст остается на отметке в 18 лет, стало быть, солдату срочной службы этого возраста брать в руки оружие не возбраняется. По логике инициативы Росгвардии этому также следует положить конец – за прецедентами и тут, к великому сожалению, далеко ходить не надо, достаточно вспомнить рядового Шамсутдинова.

Ну, и обратный пример. У заядлого охотника подрос сын, и в 18 лет получил охотничий билет, купил ружье, через пять лет – нарезное. Но ни до 21 года, ни после ему и в голову не приходило направить оружие на человека.

Так в возрасте ли дело? Или все-таки в персональной ответственности каждого, кто вовлечен в процесс выдачи разрешений?

Подписывайтесь на НСН: Я.Новости | Я.Дзен | Google News | Flipboard | Telegram

ФОТО: РИА Новости/Кирилл Каллиников
Получайте свежие материалы на почту

Мы будем регулярно отправлять вам актуальные эксклюзивы и новости! Отписка доступна в письме

Горячие новости

Все новости

партнеры