Четырехдневка все-таки будет. Но пока не у всех

16 сентября 201919:01
Всеволод Нерознак

Власти обсудят пилотный проект сокращения рабочей недели.

Возможность пробного введения четырехдневной рабочей недели для предприятий, которые входят в нацпроект по повышению производительности, обсудят на этой неделе в Минтруде. В этот нацпроект входят 266 предприятий малого и среднего бизнеса из 30 регионов России. Как заявил «Известиям» замминистра экономического развития Петр Засельский, «на предприятиях (...) работники 30–40 процентов времени ничего не делают. Наша задача не в том, чтобы сократить рабочий день, а в том, чтобы они смогли делать его полезным», - сказал чиновник. Тестирование будет проводиться в компаниях и на предприятиях обрабатывающего производства, сельского хозяйства, научной деятельности и строительства. Точных параметров сокращенной недели пока нет.

Тему возможного перехода на четырехдневную рабочую неделю в начале июня поднял премьер Дмитрий Медведев. И, как теперь видно, в продвижении этой инициативы он весьма настойчив, несмотря на скептические комментарии экспертного сообщества и даже руководителей министерств. Идею поддержала только Федерация независимых профсоюзов России. Тогда как министры экономического развития Максим Орешкин и труда и соцразвития Максим Топилин говорили один о необходимости прежде поднять уровень доходов населения и производительность труда, другой – о том, что четырехдневка возможна лет через 40-50. Впрочем, предложения о переходе на четырехдневную рабочую неделю намерена обсудить и Госдума, - сообщил ее спикер Вячеслав Володин.

В контексте гуманистических объяснений надобности третьего выходного на неделе для граждан страны – мол, будет время заняться семьей, саморазвитием и культпросветом – остроумно, но, увы, пессимистично прозвучал комментарий главы Российского союза промышленников и предпринимателей. Рассуждая о сокращенной трудовой неделе, важно оценить эффективность проведения свободного времени, - указал Александр Шохин:

«Существуют альтернативы: свободное время либо доходы. Если предоставить человеку возможность работать четыре или три дня в неделю, не факт, что он будет отдыхать. Он займется чем-то еще и, может быть, даже начнет подрабатывать. И тогда вместо того, чтобы дать возможность развиваться личности, освободить для культурного времяпрепровождения и т.д., мы на самом деле нагрузим этих же людей. Потому что в нынешней ситуации для людей ценность заработка, к сожалению, выше, чем ценность свободного времени», – резюмировал Шохин.

И вместо четырехдневки де-факто у многих рабочая неделя может оказаться шестидневной. Например, четыре дня – барщина, еще пара дней – на поддержание штанов и – Божий день, воскресенье.

Добавляйте НСН в избранные источники Яндекс.Новостей

ФОТО: Anton Levin