Музыка

«Рви Меха» VS Алан Макиев. Наставник «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» оценил работу финалистов

26 Сентября 2018 в 18:48
«Рви Меха» VS Алан Макиев. Наставник «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» оценил работу финалистов
ФОТО: Солист «Рви меха» Александр Петенёв и Алан Макиев // Коллаж НСН
Александр «Ренегат» Леонтьев рассказал НСН о плюсах и минусах своих подопечных, а также признался, чем подумывает заняться на старости лет.

Пройдена отметка середины пути в студийном этапе конкурса «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ». И пока конкурсанты репетируют на базе Hendrix Studio и записывают треки в студии VINTAGE RECORDS, НСН решила пообщаться с наставником двух участников соревнования — Алана Макиева и группы «Рви меха» — лидером «Северного флота» Александром «Ренегатом» Леонтьевым. Он оценил и сравнил шансы на победу обоих финалистов, рассказал, что даёт ему общение с молодняком, а также дал ценные советы слушателям.

— Александр, расскажите о работе с Аланом. В чём его плюсы, как артиста, в чём минусы? Что уже удалось подправить?

— Парень, безусловно, очень талантливый. Плюсы — он явно музыкально одарён, есть у него внутреннее глубокое чувство музыки. Он человек восточный, поэтому музыкальный, и с вокалом проблем у него не особенно много. Да, мало опыта студийной работы, что неудивительно. По вокалу пришлось немного дикцию править, артикуляцию. Большой плюс, что парень буквально схватывает на лету. Это редкий случай. Бывает, человеку объясняешь, объясняешь, потом переключаешься на какой-то другой момент, и он к концу песни про первый забывает. А тут Алан всё фиксирует. Плюс трудолюбие и спокойствие, вот это прям импонирует. Нет суеты, всё продуктивно, вдумчиво, работать с ним приятно.


— У вас это уже не первый подопечный в конкурсе. Если сравнивать с группой «Рви меха», с кем было работать интереснее?

— Очень разный материал, разные проекты, у каждого своя фишка. Причём, надо подчеркнуть, что оба проекта удивительным образом мне музыкально совершенно не близки. Я работаю в совершенно другом стиле музыки, хотя мне повезло, что я меломан. Я счастливо избежал этой участи стандартного советского рок-любителя, который котирует только рок, и любой хип-хоп или что-то другое вызывает у него дикое отторжение. Как я уже сказал, проекты совершенно разные, и интересно было работать с обоими. Было желание просто ребятам помочь. Потому что объединяет их то, что они талантливые люди. Приятно, что «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» не выродился во что-то несуразное, а отобрал действительно какие-то стоящие имена.

— Как оцениваете шансы на победу обоих участников? Что их ждёт дальше?


— Я не знаю, как сложится дальнейшая музыкальная дорога ребят. У Алана есть один минус для «НАШЕго Радио»: это не совсем форматный проект. Это скорее лаунж. В «Чартову Дюжину» очень редко попадают такие композиции. Здесь скорее Bristol sound (жанр, возникший на стыке трип-хопа и Drum’n’Bass — прим. НСН) с поправкой на Владикавказ, но это в любом случае талантливо. И он свою дорогу обязательно найдёт. Если ему «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» в этом поможет, очень хорошо! Не знаю, какой будет реакция на него публики, потому что, к сожалению, наша радийная публика не такая, как я. Они скандалят — «вот, рэп, хип-хоп, попсня!», не понимая, что попсня — это понятие очень расплывчатое. Полно попсни в роке, как и полно её в популярной музыке. Я, например, его альбомчик, Алана, бы послушал. Плюс — у парня неплохие тексты. Если говорить про предыдущий коллектив, «Рви меха», это балканская музыка, там речёвки. Там не нужно ждать каких-то богатых образами лирических композиций, а здесь есть тексты. Да, конечно, он не Илья Кормильцев, как и я, собственно, но видна постоянная интровертная работа над своим естеством. Парень размышляет, пишет тексты, и слушать их ненапряжно. Есть в них и зерно, и какой-то вкус. Мне нравится.

— А что касается группы «Рви меха»? С кем вам было комфортнее работать?


— Они, конечно, более радийные. Это что-то а-ля «Ленинград», «Шляпники» — веселуха с хорошими дудками. Это всегда котируется. Потому что ситуация у нас в стране грустная, а народ любит веселиться. Нужно иногда и отдохнуть. И для этого они идеальны. Мне сложно выделить, кто лучше, с кем было лучше работать… Немного разный фронт работ. С «Рви меха» мне было в кайф гитарку записать, немножко побренчать. Просто чтобы сэкономить время, потому что запись — это всегда психоз, и люди начинают лажать просто потому, что не справляются с ситуацией. Здесь, я ограничиваюсь простыми советами, как сделать так, чтобы никто не заметил, но было лучше.

— Понятно, что наставники делятся с конкурсантами опытом, а что даёт вам эта работа с молодыми артистами?

— Во-первых, безусловно, удовольствие. Скрывать не буду, но мне приятно. Начиная с того, что в принципе меня позвали, как уже состоявшегося человека. Плюс, любой нормальный человек любит бескорыстно делиться опытом. К тому же, я иногда думаю, как дальше жить в далёкой перспективе. Чем я буду заниматься на старости лет, когда мои дряхлые суставы не будут мне позволять скакать по сцене и ездить на гастроли. Может быть, заняться подобной работой? Поэтому мне было интересно, могу ли я что-то людям дать? Как они это будут воспринимать, молодые дарования? Не будет ли понтов из разряда «А, мы всё знаем! Наставляй, а мы всё сделаем по-своему». Нет, такого нет. Видимо, чему-то я научился, что может пригодиться молодняку. Или не молодняку.  


— Кстати, о восприятии. Сравнивая с тем, как вы начинали, как, по-вашему, сейчас больше у молодых артистов открытости к миру, к взаимодействию. Как-то поменялось музыкальное поколение, какое оно?

— Музыкально поменялось. Хотя я себя тешу надеждой, что я не так далеко от него ушёл. Я всё-таки не Кинчев, не Шевчук, не уже заматеревшая рок-звезда. Я сам с «Северным флотом» только-только делаю первые шаги. Нам вот только пять лет исполнилось, мы всё-таки молодая команда. Что изменилось… Внутренне всё то же самое. Молодняк — немножко завиральный, бодрый, энергичный. Но видно, по крайней мере, по этим конкретным персонажам, даже тем, кого я отслушивал в Питере на отборочном туре, что они все однозначно лучше нас, тогдашних, умеют играть. «Рви меха» — у них сильная духовая секция, ребята явно где-то играют в оркестре. Барабанщик у них профессиональный. Мы когда начинали, 90% репетиционного времени у нас занимала борьба с косяками. У нас не было ни особых гитар, ни метрономов, ничего. Хорошо, если сыграли и лажанули в песне раза три. Это было нормально. Здесь люди уже просто готовые к живому выступлению. Другое дело, как они его потянут, потому что живое выступление — это уже то, чему в школах не учат. Это надо нарабатывать, это опыт. Но уровень подготовки у этих ребят, с которыми я работал, выше по сравнению с нами середины и конца 90-х. Это радует.

— А что касается внутренней составляющей? Что-то в них изменилось?

— Люди не меняются. Где-то и мы были мудаками, где-то хорошими. Времена меняются, люди — нет. И музыкантов это тоже касается. Это как токарь, слесарь в 70-е и сейчас. Внутреннее это те же самые люди. Меняются станки, технические условия. А внутри — есть козлы, есть не козлы, обычное дело.


— И в заключение, что бы вы пожелали и конкурсантам в их музыкальной стезе, и слушателям, от которых во многом тоже зависит, какой будет наша новая сцена?

— В первую очередь, широты взглядов. Я всегда пропагандирую одно и то же: мыслите шире, слушайте хорошую музыку. Если открыть сердце, бросить условности, то уже буквально в первые несколько секунд песни понимаешь, достойно это или нет. Окончательно понимаешь, когда начинает петь вокалист. Исходите из этого. В любом стиле есть и фуфло, и не фуфло. Я всем музыкантам пожелаю не идти на поводу публики, а творить в том стиле, который они чувствуют сердцем. А слушателям желаю оценивать это по достоинству. Нравится тебе Агилера — слушай, нравится Sepultura — слушай, если и то, и другое — вообще молодец! Жизнь, она короткая, надо впитывать всё хорошее, а всё нехорошее… Проходить мимо него, не тратить время на обсуждение в соцсетях того, что «НАШЕ Радио» или любое другое уже не то. Лучше вдумчиво послушать чье-нибудь хорошее творчество.


Напомним, студийная работа конкурсантов завершится 6 октября. Финал конкурса пройдёт на гала-концерте в Театре на Таганке 26 ноября. Там станут известны имена трёх победителей, которых определят по сумме голосов жюри и слушателей (голоса жюри — в полуфинале и финале конкурса, зрителей — на поле фестиваля «Нашествие» и в соцсети «ВКонтакте»). Победителей ждёт бонусы для творческого роста и продвижения, ещё один финалист, выбранный пользователями соцсети, получит раскрутку своей песни на аудиторию в миллион человек. Следите за трансляциями записи артистов на сайте vfest.ru, а также в официальной группе конкурса в соцсети «ВКонтакте».


Партнеры


Партнеры



Партнеры



Партнеры