Политика

Справедливость по-замоскворецки. На что надеялся Улюкаев?

15 Декабря 2017 в 20:52
Справедливость по-замоскворецки. На что надеялся Улюкаев?
В эфире НСН эксперты оценили приговор экс-министру экономразвития Алексею Улюкаеву, и рассказали, осталась ли у него еще надежда на освобождение. 

Восемь лет строгого режима. Можно только предположить, какой тяжести удар нанесли эти четыре слова явившемуся на оглашение своего приговора налегке экс-министру экономразвития Алексею Улюкаеву. Подозреваемый во взятке в два млн долларов бывший чиновник пришел в  Замоскворецкий суд Москвы с маленьким портфелем, ожидая, как он признался журналистам, справедливости. Перед оглашением приговора он пожелал сам себе «долгой и счастливой жизни» Как говорится, ожидали – получите.

КОШМАР. ПРОСТО КОШМАР...

Бывший министр экономики Евгений Ясин уверен, что решение Фемиды стало большим потрясением для Улюкаева. В эфире НСН он признался, что и для него самого такой вердикт оказался сильным ударом.

«Кошмар. Просто кошмар. Сам обвиняемый не был готов к такого рода решению. Потому что он сам про себя твердо знает, что он ни в чем не виноват. Это очень большой срок и это издевательство. Я ужасно расстроен. Я не ожидал. Я думал, если и будет какой-то срок, то три года максимум», - сказал экономист.

Основания для такого исхода событий были. Правоведы неоднократно указывали на сомнительность представленных обвинением доказательств вины Улюкаева. И даже жесткий приговор суда не делает их более убедительными.

«Я остался при своем мнении даже после оглашения приговора, что расследование был проведено достаточно небрежно. Кроме того, с самого начала были заложены определенные огрехи при проведении того оперативного эксперимента, который проводили работники ФСБ в отсутствие следователя. Это было пороком, заложенным в расследование с самого начала. Кроме того, прокуратура, утверждая заключение, на мой взгляд, не могла не видеть противоречия, которые были в материалах дела, но не сделала шагов, чтобы устранить эти противоречия, а именно – вернуть дело на доследование. При противоречиях в показаниях Улюкаева и Сечина очная ставка на следствии не была проведена. Это было видно. Сама экспертиза тоже во многом была невнятной и противоречивой, - напомнил в эфире НСН слабые места процесса первый генпрокурор России Валентин Степанков.

И в суде не были предприняты шаги для устранения этих противоречий. «Он не добился допроса Сечина. Крайне слабо выглядит позиция суда, поскольку в основу приговора они положили показания Феоктистова. Он – свидетель вторичный. Он не присутствовал при разговоре, он знает все со слов Сечина. Эти доказательства так и не были исследованы в зале суда. Поэтому у меня до вынесения приговора было двойственное ощущение, 50 на 50 – обвинительный приговор или возвращение дела прокурору, или даже оправдание», - рассказал Степанков.

Оправдательный приговор, конечно, был крайне маловероятен. Слишком большие силы затрачены на процесс.

ФЕМИДА ПРОТИВ ПОЛИТИКИ

«Я думаю, что здесь надежда на оправдательный приговор у Улюкаева вряд ли могла быть. У нас оправдательных приговоров выносится меньше одного процента», - пояснил НСН ведущий эксперт Центра политтехнологий Алексей Макаркин.

Но это статистика обычных уголовных дел. А тут, учитывая ранг задействованных в тяжбе лиц, она в любом случае имела политическое измерение. Так что обвинительный приговор Улюкаеву был предопределен самим фактом возбуждения против него уголовного дела.

«Я абсолютно уверен, что с того момента, как в отношении Улюкаева возбудили уголовное дело, а санкцию на чиновников класса «А» берут лично у президента, то приговор должен быть только обвинительный. Потому что правоохранительный блок, который работал по делу Улюкаева, а это и ФСБ и Следственный комитет, не мог оплошать перед Путиным, когда делали такие серьезные заявления, что Улюкаев виновен», - объяснил НСН глава московской коллегии адвокатов «Карабанов и партнеры» Александр Карабанов.

Политическим делала процесс и фигура главного фигуранта стороны обвинения – руководителя главной корпорации страны Игоря Сечина. Суд над Улюкаевым нанес удар и по нему. Именно поэтому оправдать обвиняемого им было нельзя. Тем более, что еще будучи у власти бывший министр имел дерзость демонстрировать независимость суждений.

«Что касается Сечина, то тут выдержан баланс: с одной стороны само развитие этого процесса в публичном пространстве для Сечина очень невыгодно. С другой стороны, никто не собирался доводить дело до оправдательного приговора Улюкаеву. Потому что оправдательный приговор был бы де-факто осуждением Сечина. А уж его-то осуждать никто не хотел. Задачи были другие – что не должно быть в стране человека №2. А то были разговоры, что у нас чуть ли не второй правитель. Сейчас этих разговоров больше нет. С другой стороны, Улюкаев, когда был министром, делал неправильные с точки зрения власти прогнозы, слишком пессимистичные»,- напоминает Алексей Макаркин.

ФОТО: Алексей Улюкаев // РИА Новости/Михаил Воскресенский

РАСЧЕЛ ЛИ ОН СВОИ ДЕПАНСЫ?

Учитывая огромный бюрократический опыт Улюкаева, не понимать этого он не мог. Тем не менее перед началом сегодняшнего заседания, он, похоже, был в хорошем настроении.

«Тот факт, что он пришел на оглашение без вещей, косвенно говорит о том, что он все-таки надеялся, что он отделается легким испугом. Надеялся на какое-то снисхождение в результате признания вины. На условный срок он надеялся потому, что он признал вину, и суд вполне мог взять за основу для применения наказания связанного ст.73 УПК («Условное наказание»). Кроме того, фактически ущерба никому причинено не было, так как он не успел распорядиться полученными денежными средствами – теми двумя миллионами. И в принципе преступление, хоть и является тяжким, не является насильственным», - рассуждает Александр Карабанов.

Поэтому, считает он, Улюкаев вполне мог рассчитывать на условный срок. Хотя тут нельзя не вспомнить, что признал тот себя виновным пока только в том, что мало заботился о простых людях. Но лиха беда начало, как говорится.

«Если подсудимый приходит на оглашение приговора без вещей, значит, он надеется либо на условный срок, либо на наказание, не связанное с лишением свободы», - подтвердил в эфире НСН глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов.

«Улюкаева не могли оправдать. Могли бы дать условно, - вторит ему Макаркин. Однако такой вердикт тоже имел бы нежелательные политические последствия: «Но в этом случае сторонники власти были бы разочарованы».

Возможно, это тоже сыграло свою роль. Нельзя забывать, что началась президентская кампания. В этом смысле особое значение приобретает прошедшая аккурат накануне пресс-конференция Владимира Путина. На ней поднимался вопрос Улюкаева, и пусть глава государства согласился, что Сечин мог бы прийти в суд, однако никакого недовольства его неявкой не выразил.

Хотя политолог Макаркин уверен, что назначение даты оглашения приговора экс-главе МЭРТ сразу после общения главы государства с журналистами оказалось совпадением, бывший министр Ясин уверен, что судьи внимательно следили за этим общением.

«Я лично глубоко убежден в невиновности нашего дорогого министра. Путин своим вчерашним выступлением показал, что он остается верным своим друзьям, независимо от того, правы они или неправы. Результат – этот приговор суда, который как бы получил поручение признать Улюкаева обвиняемым. Приговор в значительной степени определяется тем, что было сказано вчера Путиным, что Сечин может прийти, а может не прийти, что это дело не играет особой роли. Для нашего суда этого достаточно», - подчеркнул он.

Юридическую значимость ответа Путина признает и бывшый генпрокурор Степанков, правда настораживает  его другое.

«В общественном сознании – не только президента хочу упрекнуть, а в целом – бытует какое-то очень легкое восприятие. Если мы хотим,  чтобы суд был третьей властью, был независимым, то надо заканчивать разговоры, что если где-то на следствии даны показания, то они становятся аксиомой. Это не так. Только подтвержденные в гласном публичном процессе, эти доказательства могут или отвергаться или браться судом во внимание. И поэтому ни в коей мере, даже первому лицу государства, не надо подходить с такой легкостью: «ну он же все рассказал на следствии». Тогда давайте выносить приговоры по результатам следствия, без всякого суда! Мы хотим, чтобы суд был властным, полномочным, справедливым, а с другой стороны, мы так легко к этому относимся. Я не хочу бросать камень в огород Сечина, который заявил: «Я уже один раз рассказал, оглашайте». Нет, не оглашайте! Исследуйте в судебном процессе, если мы хотим, чтобы суд мог вынести обоснованный и справедливый приговор», - возмутился собеседник НСН.

В связи с эти казусом Сечина трудно не вспомнить реплику нынешнего главы Генпрокуратуры Юрия Чайки, прозвучавшую на днях в отношении другой отечественной вип-персоны – арестованного во Франции по подозрению в неуплате налогов и отмыванию денег сенатора Сулеймана Керимова. Главу надзорного ведомства несказанно удивило, как это французы посмели задержать человека с «особым статусом», хоть он и обвиняется в уголовных преступлениях. Видимо, «особым» в отношении закона. Как показывает ситуация вокруг Сечина, в России поводов для возмущенных окриков Чайки нет и не предвидится.

КОНЕЦ ВСЕМУ ИЛИ НОВАЯ НАДЕЖДА?

Мы уже вряд ли узнаем, какой именно справедливости ждал от Замоскворецкого суда Алексей Улюкаев. Но адвокат Карабанов уверен, что именно ее он и обрел.

«Приговор, который был вынесен сегодня Улюкаеву, абсолютно адекватен тому объему обвинений, которые были предъявлены», - заверил НСН адвокат Карабанов.  

А Кирилл Кабанов считает, что бывший министр еще легко отделался. «Наказание очень мягкое, потому что сейчас по судебной практике госчиновников гораздо меньшего порядка – в районе нескольких десятков тысяч – приговаривают к восьми годам лишения свободы. Штраф также назначен недостаточно высокий, судя по тому имуществу, которое неизвестно когда и как было приобретено Улюкаевым. Соответственно, я не считаю этот приговор суровым, он средний», - пояснил он.

И пока не вступил в силу. И еще не факт, что вступит. Несмотря на то, что на Улюкаева надели наручники в зале суда и, очевидно, отправили в СИЗО, его адвокаты еще вполне могут смягчить этот для многих неожиданно жесткий вердикт.  

«Будет апелляционная жалоба. Потом, возможно, кассационная жалоба, надзорная. Я думаю, что вышестоящей судебной инстанции тоже придется поломать голову о той логике, которая заложена в приговоре. В конечном итоге может быть вынесен и оправдательный приговор. Дело может быть отменено, и суд может быть обязан рассмотреть его вновь», - описал возможные перспективы дела Валентин Степанков.

Александр Карабанов полагает, что приговор Улюкаеву был рассчитан не столько на него, сколько на тех, кто остается на свободе. Возможно, пока.

«Я уверен, что Улюкаев никому не нужен из-за двух миллионов долларов. Это абсолютные копейки. Это люди, которые в деньгих априори не нуждаются. Это политическая война за контроль финансовых потоков. И вместе с тем, я уверен, что чиновник такого уровня является источником очень важной информации, а потому с ним наверняка велись какие-то подковерные переговоры. И приговор говорит о том, что Улюкаев не договорился с силовиками. Вероятно, что от него требовали, чтобы он рассказал либо об иных обстоятельствах по другим делам, либо дал конкретно на кого-то показания. Я думаю, что он на сделку не пошел, но после того как его отправят в места лишения свободы, оперативная работа в отношении его продолжится, и я не удивлюсь, если в скором времени появятся новые уголовные дела по иным лицам, в которых Улюкаев уже будет выступать в качестве свидетеля. Я считаю, что он как министр – а министерства у нас это довольно закрытый клуб, - то если Улюкаев начнет давать показания, то может сесть половина аппарата Медведева. И это, я думаю, было разыграно перед предстоящими выборами», - поделился своим мнением юрист.

То есть от политики, похоже, никуда не уйти. А значит, дальнейших поворотов в этой мутной интриге вокруг Сечина, Улюкаева и сумки с двумя миллионами в американской валюте стоит ждать уже в новом политическом сезоне. Сумку, к слову, суд постановил уничтожить.

«После выборов Улюкаев теоретически может рассчитывать на амнистию, как и каждый человек. Другой вопрос, зачем это нужно будет делать президенту? Но если Улюкаев даст нужные показания, то может быть подписана амнистия. Или, как это уже бывало, приговор может быть изменен вышестоящим судом. Я считаю, что Улюкаеву этим приговором показали реальность ситуации, то, что с ним никто не шутит, но еще остается возможность сделать шаг назад» - заметил Карабанов.

Макаркин сомневается, что Улюкаев может быть амнистирован. «Амнистия - вряд ли. Коррупционные дела под амнистию не попадают. Но у президента есть право помилования. Были случаи даже когда президент миловал и без признания вины», - напомнил он.

Однако и этого может не потребоваться. Недаром в СМИ прошла информация о том, что у Улюкаева есть показания к изменению меры наказания по здоровью. «Теоретически его могут освободить по состоянию здоровья. Я, правда, не знаком со всем списком заболеваний Улюкаева, но вполне возможно, что такая норма как освобождение от наказания по медицинским показаниям будет применена. А суд не учел этого при вынесении приговора потому, что такова процедура», - пояснил глава НАК.

Так что вполне может статься так, что единственным реальным пострадавшим в этой истории окажется пресловутая сумка из-под долларов. И еще, как ни странно, бывший губернатор Кировской области Никита Белых.

«Если я надеялся, что Белых выпустят, или как у нас водится, приговор будет на срок заключения во время следствия, то теперь я думаю, ему тоже пришьют дело», - грустно заключил Евгений Ясин.

Но об этом мы, скорее всего, узнаем уже после 18 марта следующего года. 

Сергей Подосёнов 


Партнеры

Партнеры

Партнеры