В мире

Токсичные выборы. Как делом Скрипаля травят Путина

16 Марта 2018 в 20:46
Токсичные выборы. Как делом Скрипаля травят Путина
Политтехнологический потенциал скандала с покушением на убийство двойного агента, предавшего ГРУ, Сергея Скрипаля изучили эксперты НСН.

Дело Скрипаля становится новым водоразделом в отношениях России и Великобритании, конфронтационным экстремумом, до которого не дотягивало даже охлаждение двусторонних связей после гибели от полония в 2006 году экс-подполковника ФСБ Александра Литвиненко. Не прошло и суток после так называемого "ультиматума" России, как глава британского МИДа Борис Джонсон ничтоже сумняшеся обвинил президента РФ Владимира Путина в том, что он лично отдал приказ о ликвидации бывшего полковника ГРУ.

«Чрезвычайно вероятно, что это было его [Путина] решение применить нервно-паралитический газ на улицах Соединенного Королевства, на улицах Европы, впервые со Второй мировой войны. Вот почему мы в конфликте с Россией», - заявил британский министр во время экскурсии с польским коллегой Яцеком Чапутовичем по подземному бункеру музея битвы за Британию в Аксбридже.

Судя по месту, где и в какой форме было сделано заявление, Форин-офис не только считает, что отравление Скрипаля было актом войны, но что осуществили его по приказу "врага цивилизованного мира". Тем самым Джонсон поставил Путина в один ряд с преступными режимами Хусейна, Каддафи и, естественно, Гитлера. Собственно, для этого и нужно было присутствие главы МИД Польши, которая традиционно поддерживает все проявления русофобии в Европе.

Однако на подобное британцы не осмеливались даже в самые острые моменты конфликта между двумя странами после смерти Литвиненко. Тогда лишь звучали утверждения, что отравление незадачливого офицера ФСБ – это месть его бывших коллег.

Теперешняя постановка вопроса, естественно, вызвала моментальную реакцию в Кремле. «Любые ссылки и упоминания нашего президента – не что иное, как шокирующее и непростительное с точки зрения дипломатии поведение», - заявил в ответ на голословное утверждение Джонсона пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков.

И хотя британский министр особо оговорился что под «Россией» он понимает лично Путина и его окружение, а не российский народ в целом, но научный сотрудник Центра британских исследований Института Европы РАН Елена Ананьева считает, что подобная формулировка доказывает стремление Лондона повлиять с помощью громкого скандала на президентские выборы в России.

«Суть в том, что Борис Джонсон противопоставил президента Путина народу. Он сказал, что Путин лично отдал приказ об отравлении Скрипаля, но тут же заявил, что Соединенное Королевство не имеет ничего против россиян, народа страны. Так что это не просто намек на президентские выборы, а попытка подорвать их, оказать влияние, противопоставляя лично Путина всему народу», - пояснила в эфире НСН Ананьева.

Похожую позицию занимает и член комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Франц Клинцевич. Однако сенатор полагает, что расчеты британских политиков вряд ли оправдаются.

«Это их мышление. Они думают, что могут влиять на наше мнение. Они ориентируются по своим людям, которые в этом плане достаточно информационно зависимы, их можно закодировать. Я не удивлюсь, если завтра появится ещё какой-то убитый наш бывший предатель с пулемётом, фотографией человека в форме НКВД, с красными флагами и неподалёку найдут “распоряжение” Путина о физическом уничтожении этого человека», - саркастически предположил парламентарий в беседе с НСН.

Тем не менее, скандал вокруг отравления Скрипаля будет иметь далеко идущие последствия и для международного положения России, и для общественного мнения внутри страны, полагает директор «Левада-центра» Лев Гудков.

«Тут даже сомнений нет. Думаю, это будет иметь эффект, просто пока [скандал] не раскручен как следует. Пока непонятно, как будет на него реагировать наша пропаганда», - пояснил НСН независимый социолог.

Однако, считает он, непосредственного влияния на итоги президентских выборов эта ситуация не окажет. Просто по причине инерции человеческого восприятия: «На выборах она не успеет сказаться», - отметил собеседник НСН.

Похоже, это можно считать солидарной точкой зрения социологического сообщества, поскольку в том же ключе в эфире НСН высказался президент фонда «Общественное мнение» Александр Ослон.

«Что это: отрава или десерт? Я не знаю, поскольку событий происходит очень много. Все события влияют и одновременно не влияют. Их слишком много, чтобы они создали заметный сдвиг и тотально повлияли. Такой сдвиг был 11 сентября 2001 года из-за домов-близнецов в Америке, взрывы домов в Москве в 1999 году, в марте 2014 года - в связи с событиями вокруг Крыма. Я имею в виду потрясения в картинах мира, когда миллионы людей хотя бы на короткое время испытывают одно переживание. Пока что всё, что происходит [вокруг отравления Скрипаля], на такой масштаб не тянет», - заметил эксперт.

Все перечисленные главой ФОМ события имели вполне четкое идейное и визуальное оформление. Поэтому и оказывали такое выраженное воздействие на общество. Что касается инцидента в Солсбери, то там слишком много неясного. Как уже писала НСН, не совсем понятно, кому это отравление нужно, какие преследовало цели, да и что на самом деле произошло. Судя по тому, что британцев поддержали американцы, французы, и немцы, для них Лондон сумел найти убедительные аргументы в защиту своей версии событий. Но если скандал действительно нацелен на манипулирование общественным мнением в России перед выборами президента, то из-за бездоказательности и неопределенности обвинений эту миссию можно считать проваленной.

Может, конечно, именно этим и было вызвано решение Джонсона пойти ва-банк с выпадом против Путина. Однако глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский, например, уверен, что дело Скрипаля вообще не связано с выборами.

«Я не вижу здесь никакой связи с выборами. Мы не знаем, чья это провокация и чья борьба кого с кем. Это в том числе может быть и интернациональная операция. Меня настораживает все, что говорится сейчас без каких-либо отсылок к деталям. Здесь надо разбираться. Большую роль в отношении всей этой путаницы сыграла и наша международная политика, особенно в последний год. Она создала возможность такой провокации, и все за это радостно ухватились» - сообщил Павловский в эфире НСН.

Как будет развиваться этот мутный международный скандал, в котором ясно пока лишь одно – его очевидная информационная токсичность, мы скоро увидим. Однако, как резонно отметил в беседе с НСН Франц Клинцевич, можно с достаточной долей уверенности считать, что он все же окажет влияние на выборы. Только не в России.

«Это всё доводится до полного абсурда. Рано или поздно им придётся отвечать перед своими избирателями в этих примитивных, непродуманных, но жёстких политических интригах», - убежден сенатор.

И тогда Скрипаль может обойтись кабинету Терезы Мэй дороже Брекзита.

Сергей Подосёнов


Партнеры

Партнеры

Партнеры