Политика

Травля со скрипом. Made in UK

15 Марта 2018 в 20:54
Травля со скрипом. Made in UK
Химическая атака на двойного агента Скрипаля стала причиной международного скандала. Эксперты НСН изучили все "белые пятна" в деле.

Отношения Великобритании и России в последние годы развиваются от одного скандала до другого. Как правило, с выраженным криминальным подтекстом. Лондон традиционно предоставляет убежище беглецам, которых Москва обвиняет в различных преступлениях. И столь же регулярно обличает ее в незаконных действиях против иммигрантов-россиян, как только с ними что-то происходит. Однако отравление бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля может стать новым рубежом в застарелом конфликте двух стран. Даже по сравнению с международным резонансом после смерти в 2006 году беглого офицера ФСБ Александра Литвиненко. Тогда, во всяком случае, до обсуждения инцидента в Совбезе ООН дело не доходило.

История неоднозначная, со многими белыми пятнами и недомолвками. В этой связи эксперты  НСН собрали всю имеющуюся на данный момент информацию по этому делу, чтобы внести хотя бы немного ясности в химическую атаку на Скрипаля.

Немногие факты

Известно об этом деле не так чтобы много. Днем 4 марта бывший полковник ГРУ 66-летний Сергей Скрипаль, осужденный в России за шпионаж в пользу Великобритании и обмененный в 2010 году на разоблаченных на Западе российских агентов, и его 33-летняя дочь Юлия были обнаружены в бессознательном состоянии на скамейке в городке Солсбери посетителями расположенного рядом торгового центра Maltings. Они были экстренно госпитализированы в состоянии тяжелого отравления и с тех пор находятся в коме. Также в реанимации в тяжелом состоянии оказался полисмен Ник Бейли, который первым прибыл на вызов, а позднее осматривал дом, в котором живет Скрипаль. По сообщениям СМИ, 8 марта в состоянии Бейли наметилось улучшение, и он даже может давать показания.

Позднее полиция сообщила, что отравление было совершено редким нервно-паралитическим газом, но название его сохранялось в тайне. Только 12 марта премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, выступая в парламенте, объявила, что при покушении на бывшего российского спецслужбиста было использовано боевое отравляющее вещество типа «Новичок», разработанное в России. И потребовала объяснений от нашей стороны, дав срок до вечера 13 марта. В противном случае глава британского кабмина пригрозила серьезными ответными мерами. В тот же день в Форин-офис был вызван российский посол. На Смоленской площади резонно расценили подобное заявление как ультиматум и отказались на него отвечать.


Учитывая давнишнее напряжение между двумя странами, реальных рычагов давления на Москву в руках Лондона немного. Еще до выступления Мэй в парламенте глава британского дипломатического ведомства Борис Джонсон пообещал разработать «закон Скрипаля» по аналогии с американским актом Магнитского. В случае принятия документ позволит вводить персональные санкции против заподозренных в причастности к покушению на бывшего шпиона представителей российских властей. Прежде всего, это касается отказа в выдаче виз и заморозке активов. Однако отечественное законодательство и так запрещает чиновникам владение иностранными активами, так что серьезного эффекта такой запрет не даст. Что же до обосновавшихся в Британии российских нуворишей, происхождение капиталов многих из которых вызывает сомнения и у российской стороны, то если их затронут антироссийские санкции, прокомментировать такое развитие событий можно разве что хрестоматийной максимой: «Грабь награбленное».

Гораздо болезненнее был бы бойкот английской сборной грядущего чемпионата мира по футболу в России, на что также намекнул Джонсон. Однако из последующих комментариев его подчиненных и выступления Терезы Мэй 14 марта стало ясно, что речь идет только об отказе от приезда официальной делегации и членов королевской семьи. Неприятно, конечно, но к таким дипломатическим шпилькам российскому руководству не привыкать. К той же категории относится и анонсированное выдворение из королевства 23 российских дипломатов.

То есть обещанные серьезные последствия, по крайней мере, пока на действительно серьезные не тянут.

Недаром вице-спикер Госдумы Петр Толстой в эфире НСН призвал не обращать большого внимания на действия Лондона.

«Те заявления о России, которые мы слышим из уст этого политика, гротескно смешны и абсолютно не соответствуют истинному положению дел. Когда человек думает, что он может примерить на себя такую маску Черчилля, предъявляет ультиматумы и говорит о недоказанных вещах, как о имеющих быть, то есть выдается несуществующее за факты, - для политика такого уровня это как минимум странно», - заявил Толстой НСН.

А был ли «Новичок»?

С доказательствами у Лондона и впрямь не густо. Утверждение о применении в Солсбери вещества типа «Новичок» вызывает больше вопросов, чем дает ответов. Начать хотя бы с того, что само существование такого класса боевых отравляющих веществ (БОВ) пока не доказано. Впервые о нем сообщил бежавший на Запад химик Вил Мирзаянов, который утверждает, что участвовал в разработке нервно-паралитических БОВ, известных как «Новичок». Будто бы это бинарные, то есть получаемые из двух сравнительно безопасных компонентов, фосфорорганические химические боеприпасы, в 5-10 раз превосходящие по эффективности известный отравляющий агент VX. Мирзаянов и заверил британские СМИ, что только Россия могла иметь отношение к отравлению Скрипаля.


Британское общественное мнение давно привыкло во всех странных происшествиях с иммигрантами из России винить Кремль и российские спецслужбы. Тут можно вспомнить не только гибель Литвиненко от радиоактивного полония, в которой Скотленд-Ярд обвинил депутата Госдумы Андрея Лугового, но и подозрительную смерть бизнесмена Александра Перепиличного, который скончался во время утренней пробежки около своего особняка в графстве Суррей в 2012 году. И вызывающую до сих пор споры гибель Бориса Березовского, тело которого в марте 2013 года нашли в ванной его дома. Наконец, буквально в минувший понедельник в своем доме в Лондоне мертвым нашли соратника Березовского  - бывшего замгендиректора «АвтоВАЗа» Николая Глушкова. В России он был заочно осужден за хищение у «АвтоВАЗа» почти 123 млн долларов. На шее Глушкова полиция обнаружила следы удушения. Собственно, поэтому в британском парламенте призвали повторно расследовать все случаи смерти как минимум 14 человек, которые могли быть связаны с действиями российских спецслужб или мафиозных структур.

Вопросы без ответов

Однако подозрения обывателей и парламентариев в происках спецслужб - это одно, а доказательства официального обвинения страны – постоянного члена Совбеза ООН в фактическом применении химического оружия – это совсем другое. И тут мы вступаем на зыбкую почву сомнений и догадок. Вопросов много, а британские власти ответы на них давать не спешат.

Даже если яд такой убийственной силы действительно существует, то как его могли идентифицировать английские специалисты?

«Формула засекречена, о ней никто не знает. Откуда тогда британские спецслужбы узнали о том, что формула “Новичка” именно такая? Здесь очень много нестыковок и несуразностей. Комментировать их просто несерьёзно», - возмутился в эфире НСН разработчик технологий уничтожения химоружия в России, бывший инспектор ООН по вопросам химоружия в Ираке Антон Уткин.

Небезупречным выглядит и утверждение о том, что доступ к таким БОВ имеет только Россия.

«Американцы утилизировали этот завод в Нукусе в Узбекистане (по производству химоружия – НСН), и у них, а возможно, и у англичан, есть образцы этого химического оружия, которое они 20 с лишним лет назад утилизировали. Проводить экспертизу нужно на месте, а не показывать какой-то непонятный образец», - заявил в беседе с НСН зампред комитета Госдумы по международным делам Алексей Чепа.


Парламентарий обратил внимание на странную секретность расследования. Сегодня Борис Джонсон заявил о готовности Лондона предоставить образцы яда Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) для проведения экспертизы. Однако накануне Великобритания на заседании Совбеза ООН, которое сама же и созвала, наложила вето на подготовленную российской делегацией резолюцию о совместном расследовании дела Скрипаля. Казалось бы, если БОВ российского происхождения, то с кем и сотрудничать, как не с Москвой. Не тут-то было.

«Мы готовы отправить наших специалистов – они от этого отказываются. Налицо опять предвзятое отношение, как было с Литвиненко: англичане все засекретили и обвинили нас. Поэтому достоверность этих неопровержимых доказательств ничтожна», - подчеркнул Чепа.

Далее, учитывая потенциальную смертоносность «Новичка», о которой говорят британцы, почему от него пострадали только Скрипаль, его дочь и полицейский? По данным следствия, первые признаки отравления они почувствовали в торговом центре Malting, где кроме них находились сотни людей. Кроме того, следы яда были обнаружены в итальянском ресторане Zizzi, где Скрипали обедали, и баре The Mill. То есть смертельной опасности подвергалось весьма значительное число людей. Между тем, хотя впоследствии в больницу обратился с различными недомоганиями 21 человек, реально пострадал только Бейли. Точно ли идет речь о высокоэффективном боевом отравляющем веществе? Или имеет смысл рассмотреть и другие версии инцидента в Солсбери?

Так, по информации телеграм-канала Mash, члены семьи Скрипаля предполагают, что мог иметь место бытовой конфликт. Якобы его дочь Юлия собирается замуж, но мать жениха будто бы против брака сына с «дочерью предателя» и могла помешать свадьбе с помощью отравления.

«Я не сторонник бытовой версии, потому что это слишком сложный путь и довольно высокий риск, – заметил в эфире НСН генерал-майор ФСБ в отставке Александр Михайлов. - Уверять, что кто-то таким образом пытался предотвратить свадьбу, наверное, не очень убедительно. Хотя надо рассматривать все версии, и скоропалительность обвинения России свидетельствует о том, что политики пытаются сделать из этого охоту на ведьм в формате святой инквизиции. Я считаю, что в Скотланд-Ярде работают квалифицированные ребята, и они будут избегать политических оценок, рассматривая все версии, которые реально могут иметь место».

А может быть, британские власти правы? И бывшего шпиона-предателя действительно отравили российские спецслужбы, демонстративно использовав для устрашения запрещенное, легко идентифицируемое химическое оружие? Недаром же свою солидарность с позицией Лондона уже выразили Вашингтон, Париж и Берлин. Тогда возникает вопрос зачем? Для чего Москве перед выборами президента и чемпионатом мира по футболу устраивать очевидный террористический акт?

«У России не было абсолютно никакой мотивации. Этот Скрипаль не был интересен ни России, ни Великобритании, жил в какой-то деревне глухой, получал жалкие копейки жалования от спецслужб Великобритании. Тем более дочка его – российская гражданка. Бред! Полный бред устраивать какой-то скандал – Россия просто не может быть в этом заинтересована. А кто заинтересован в том, чтобы выборы прошли со скандалом? Там и надо искать», - заявил НСН Алексей Чепа.


Мотивация для провокации

А найти таких интересантов несложно. Желающих довести конфликт России с Западом до полномасштабной холодной (а то и горячей, чем черт не шутит) войны немало. И тут любые провокации сгодятся.

«Отравляющее вещество, оно же не русское, оно советское. И делали его, насколько я помню, в Средней Азии, где-то на территории Узбекистана. А умеют с ним обращаться все, кто проходил специальную подготовку, эти люди проживают и в Прибалтике, и в Украине. И среди них хватает русофобов, и людей, которые готовы сделать все, чтобы нагадить [России]. Почему нельзя допустить, что какой-то боец "Правого сектора" (организация запрещена в РФ), который в советское время проходил соответствующую службу, не развернул всю эту историю?» - предположил в эфире НСН зампред комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов.

И наконец, как ни мала вероятность такого сценария, атаку могли организовать сами британские спецслужбы. Положение кабинета Мэй после провальных выборов в парламент и связанных с выходом из ЕС трудностей очень сложное. Мобилизация граждан для сплочения вокруг правительства перед лицом внешней угрозы – это весьма распространенная политтехнология.

«У них очень тяжелое внутриполитическое положение. Им надо как-то отвлечь внимание народа, и «российская» тематика – это самый удобный повод: опять кого-то отравили. Уже вторая серия. Можно делать многосерийный ужастик: сначала Литвиненко отравили, потом Березовского убили, теперь Скрипаля. Только зачем он нам нужен, я не знаю. Мы же его отдали: он был шпион, которого мы обменяли. Это с точки зрения логики. А с точки зрения юриспруденции – это абсурд полный. Сначала дайте доказательства, потом идите в суд», - указывал в беседе с НСН бывший замгенсекретаря ООН Сергей Орджоникидзе.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что нынешние действия правительства Великобритании в отношении России выходят далеко за рамки элементарных приличий. Однако высокий градус истерии при отсутствии хоть каких-то доказательств, формальные, а не реальные санкции Лондона заставляют думать, что, несмотря на весь резонанс, гора обвинений в адрес России в очередной раз родит дипломатическую мышь.


Сергей Подосёнов


Партнеры


Партнеры



Партнеры



Партнеры