В мире

Форма в качестве содержания. Итоги Конгресса нацдиалога Сирии

31 Января 2018 в 20:51
Форма в качестве содержания. Итоги Конгресса нацдиалога Сирии
Эксперты в эфире НСН рассказали о перспективах, открывшихся после сочинского мероприятия.

30 января в Сочи прошел однодневный Конгресс национального диалога Сирии. Коспонсорами мероприятия, ставшего очередным звеном Астанинского формата переговоров по урегулированию конфликта в арабской республике, выступили Россия, Турция и Иран. На черноморский курорт приехали порядка 1400 представителей официальных сирийских властей, отдельных течений вооруженной оппозиции, некоторых курдских организаций, а также спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура, глава российского МИД Сергей Лавров и наблюдатели от США, Великобритании, Франции.    

Главным итогом форума, как заявил спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев, стали начало процесса конституционной реформы в стране и переговоры представителей официального Дамаска и оппозиции. Судя по сдержанности формулировок, значимого прорыва в урегулировании конфликта добиться не удалось. НСН спросила у экспертов, чем запомнился им сочинский Конгресс.

Глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев выразил уверенность, что мероприятие стало важным шагом вперед, оно было проведено «совершенно точно не для галочки, не для демонстрации флага страны-организатора».

«Это очень многотрудное, тяжелое, но полезное и важное мероприятие. В резолюции ООН по урегулированию ситуации в Сирии, принятой в декабре 2015 года есть три базовых элемента. Это участие всех без исключения политических и общественных сил Сирии, за исключением террористов, в политическом процессе. Для этого их нужно собрать вместе, воедино. Второе, это изменение конституции и избирательного законодательства. И третье – проведение выборов на основе новой конституции или модернизированной конституции под эгидой ООН. Эти три элемента являются безальтернативной дорожной картой для политического мирного процесса. То, что произошло сейчас в Сочи, является очень важным шагом вперед, чтобы решить задачу первого этапа, то есть консолидировать различные политические силы, и начать переход ко второму – реформированию конституции», - подчеркнул он в эфире НСН.

Востоковед Марианна Беленькая указывает, что в ходе Конгресса были отобраны возможные кандидаты в будущую комиссию по конституционной реформе.

«150 человек. И достигнута договоренность о пропорции, которая будет соблюдаться в этом комитете: 100 от режима и внутренней оппозиции и 50 – от внешней оппозиции. Понятно, что это еще неидеальная конструкция, что есть те, кто не присоединился к участию в Сочи. Но это не значит, что перед ними закрыты двери для вступления в будущую комиссию для внесения своих предложений и идей. Они могут присоединиться при сохранении того баланса, о котором договорились в Сочи», - уточнила она.

Между тем неприсоединившихся оказалось достаточно много, что ставит под сомнение все выработанные на Конгрессе решения, отметил в эфире НСН ведущий эксперт Центра политтехнологий Алексей Макаркин.

«Такие конгрессы создаются для диалога между противоборствующими сторонами. Здесь с диалогом возникли проблемы, потому что одна из сторон не пришла. Это вооруженная арабская оппозиция. Курды не были допущены: большинство их организаций заветировал Эрдоган, которого совершенно не привлекает перспектива того, чтобы они получили какой-то статус. В результате всего этого кто остался? Остались сторонники Асада и осталась сирийская интеллигенция, левая, либеральная, которая не очень любит Асада, но которая еще больше боится вооруженных радикальных исламистов. Поэтому они готовы договариваться с Асадом. Проблема в том, что за этими интеллигентами нет армии, нет вооруженной силы. Если же говорить о тех людях, которые вооружены, которые контролируют значительную территорию страны, -  курды на севере и востоке, есть так называемая Сирийская свободная армия, которую поддерживает и финансирует Эрдоган, есть вооруженная оппозиция на юге страны – вот они не были представлены на этом Конгрессе», - перечислил политолог.

Да, не все приехали, но большинство в Сочи было, возражает Косачев.

«Сирийская оппозиция – это понятие весьма и весьма раздробленное. Есть очень большое количество отдельных течений в сирийской оппозиции. И они стоят на разных политических позициях, они разобщены географически. Каждая из них претендует на некую лидирующую роль и монополию на представление оппозиции. Вот какая-то часть оппозиции не приняла участие в Конгрессе. Это вызывает сожаление. Это наиболее радикальная часть, которая до последнего времени вообще не собиралась ни о чем договариваться с действующими властями, требуя их отставки. Но такого рода ультиматумы в начале переговоров в той же степени неприемлемы, как и отказ властей от диалога с оппозицией», - подчеркнул он.

Сенатор считает, что было очень важно не просто встретиться и разойтись, но объединиться вокруг каких-то дальнейших шагов. Одним из них стала уже упомянутая договоренность о формате конституционной комиссии. Другим - заявление участников Конгресса, где, по сути, сформулированы основные черты будущей конституции, или тех 12 принципов политического урегулирования, которые там были изложены.

«Остается надеяться, что те, кто в Сочи не приехал, тоже воспримут итоги этого Конгресса как конструктивные и на последующих этапах будут подключаться, тем более что все это происходит под эгидой Организации Объединенных Наций», - добавил собеседник НСН.

Однако с этим «подключением», даже если у кого-то из неприсоединившихся участников конфликта появится такое желание,  может не оказаться такой возможности.

«Я как представитель сирийских курдов в России не участвовал в этом Конгрессе. Потому что курдов представляют «Демократические силы Сирии», которые находятся там, на земле, которые контролируют более 35% территории Сирии. Это восток Евфрата и север Сирии. Где Эрдоган ведет варварскую бойню, бомбит мирных людей, детей. Он хочет захватить наши земли. Из-за этих проблем я не участвовал в Конгрессе. Это было мое решение. Мы не в оппозиции России, не в оппозиции Асаду. Но мы курды, нас пять миллионов в Сирии. Мы хотим, чтобы нас уважали. Лаврентьев заявил, что Россия приглашает курдов к участию в Конгрессе. Но Эрдоган сказал, что для Турции участие курдов – это красная линия. И нас не допустили, не допустила Турция», - заявил в эфире НСН представитель сирийских курдов в России Джавад Мухаммад.

Анкара отказывается видеть в курдах участников политического урегулирования сирийского конфликта, считая их обычными террористами. А это значит, что для одной из основных военно-политических сил страны Астанинский формат теряет смысл. И изменения ситуации в ближайшее время ждать не стоит.

«Курды хотят территорию, они хотят ее как-то оформить, например, в автономию. Но все понимают, что это будет первый шаг к созданию курдского государства. Поэтому ни Асад, ни Эрдоган с этим не могут смириться. Мы видим, что Эрдоган уже организовал военную операцию против них. Поэтому основные курдские организации, которые контролируют значительную территорию Сирии, были вынуждены мероприятие проигнорировать», - пояснил Алексей Макаркин.

Константин Косачев считает, что вариант разрешения этой ситуации только один - кропотливо работать над этим дальше в рамках политического диалога.

«Пока турецкая сторона считает часть курдских организаций террористическими. Надо проводить на эту тему консультации, добиваться того, чтобы курдские организации отмежевывались от терроризма, снимали те озабоченности, которые существуют в Турции. Есть озабоченности по каким-то структурам и у России, и у Ирана. В дальнейшем, я думаю, в этом процессе будет больше внешних игроков, свои озабоченности, наверное, будут высказывать США, другие страны. Да, это очень трудоемкий, боюсь, очень растянутый во времени процесс, но альтернативы ему просто-напросто не существует», - уверен он.

Однако не менее сложным представляется и процесс сближения позиций тех, кто смог приехать в Сочи.

«Больших надежд я бы на него не возлагал. Потому что даже по вопросу создания конституционной комиссии мы сразу видим разногласия между Асадом и этими «интеллигентами». Они хотят, чтобы была принята новая конституция, чтобы, по сути дела, государство было заново переучреждено. А сторонники Асада говорят, что их конституция в целом устраивает, можно говорить лишь о поправках в нее. Которые к тому же будет принимать легитимный парламент, в котором абсолютное большинство у сторонников Асада. Так что даже здесь есть серьезные разногласия. Что касается вооруженной оппозиции, то она требует отставки Асада, пускай не сегодня, но в обозримой перспективе. Сам Асад с этим не согласен, он собирается править еще очень длительное время» - напоминает Макаркин.

На этом фоне главным достижением сирийского съезда в Сочи Марианна Беленькая считает его легитимизацию на международном уровне в качестве полноценной переговорной площадки, о чем свидетельствует приезд де Мистуры.

«Самое главное для России: те решения, которые были приняты в Сочи, получили благословение ООН. Она одобрила их и признала частью женевского процесса, приняла во внимание для дальнейшей реализации. Потому что конституционная комиссия, которую будет в окончательном виде формировать спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура, будет работать в Женеве, там будет обсуждаться будущая конституция. Но начало для этой работы положено. Потому что не было даже основ комитета. Была рабочая группа де Мистуры, но она не работала как механизм. Все погрязло в дискуссиях», - сказала собеседница НСН.

Именно поэтому, оппонирует Алексей Макаркин, де Мистура будет использовать любую возможность, чтобы с кем-то разговаривать. Но переоценивать его приезд в Сочи не нужно.

«На Конгрессе все-таки было несколько оппозиционных фигур, которые участвуют в большой оппозиционной коалиции. Он будет использовать любую возможность, чтобы поискать возможность компромисса. Но поискать возможность компромисса и добиться компромисса – это две большие разницы», - заключил политолог.

Ранее директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров в эфире НСН назвал сочинский Конгресс «показухой». Учитывая диаметральность позиций принявших в нем участие политических сил, не говоря уж о тех, кто по каким-либо причинам предпочел его проигнорировать, трудно не согласиться с такой оценкой. Однако если подходить с формальной точки зрения, то по сравнению с тупиком, в котором сейчас находятся Женевские переговоры по Сирии, даже крайне сомнительные договоренности, достигнутые в Сочи смотрятся не так уж бледно. Сказывается, что называется, эффект низкой базы. К тому же, как резонно отметил сенатор Косачев, альтернативой этим переговорам выступает новый виток военного противостояния в Сирии. И, как показывают действия турецкой армии на севере страны, такой сценарий все еще весьма вероятен.

Сергей Подосёнов



Партнеры

Партнеры

Партнеры