Спорт

Наталья Назарова: Олимпиада – вещь непредсказуемая

6 Августа 2016 в 19:30
Наталья Назарова: Олимпиада – вещь непредсказуемая
@i_love_running_reutov
Бегунья Наталья Назарова рассказала НСН о своих тренировках, жизни и счастливых приметах. 

Восьмикратная чемпионка мира по легкой атлетике Наталья Назарова побывала на утреннем шоу «БЕСТолочи» на Best FM и рассказала НСН о самой лучшей Олимпиаде в карьере, тяжестях тренировок атлетов и правилах здорового бега.

– Вы призер трех Олимпийских игр. Расскажите, какая Олимпиада была самой лучшей?

– Наверное, буду банальной, но каждая из них чем-то запомнилась. Перед каждой был целый пласт подготовки, нервы и все такое. Но, наверное, самая-самая-самая – это Лондон, 2012 год, потому что к ней готовились очень тяжело. В 2011 году, в сентябре, я сделала операцию. Мне было на тот момент уже 32 года, меня уже тогда практически списали. Когда мы с тренером говорили другим что мы идем на Лондон, готовимся, нам крутили у виска пальцем и говорили: «Да вы что? Вы старые уже, вы куда едете?». Но у нас была поставлена цель, она была четко перед глазами, как готовиться и тренироваться мы знали. Поэтому отбор я прошла и мы стали вторыми. И пробежала я намного быстрее, чем бежала последние годы. Это очень сильно мотивировало на самом-то деле. Мы очень разозлились, послали всех морально подальше и тренировались.

– А вы бегаете на дистанцию 400 м, верно?

– Основная, да.

– А второстепенные какие?

– Второстепенные – это 200 м. В детстве еще было 800 м, но это для себя. Но последние годы 400 м.

– А сложнее бежать 400 м, чем 200 м?

– Сложнее. Легкая атлетика делится на спринтерский бег, длинный спринтерский бег, средний бег и стайерский бег. Спринт – это 60 м, 100 м и 200 м метров. 400 м уже считается длинным спринтерским бегом. 800 м, 1500 м, а некоторые говорят, что и 3000 м – это средний бег. Все что дальше, это уже стайерский бег. Длинный спринт считается самым физически тяжелым. После 300 м физиологические параметры очень сильно падают, на последних 100 м организм уже настолько заполнен молочной кислотой, что он физически уже не может дальше бежать. Поэтому нужны очень серьезные тренировки, чтобы не только пробежать последние 100 м, но еще и ускориться перед финишем. Вот поэтому многие считают, что 400 м – самая сложная дистанция.

– Расскажите, а есть ли у легкоатлетов какие-нибудь приметы на счет того, по какой дорожке бежать?

– Кто как больше любит, на самом деле. Наша дистанция – это стандартный круг по стадиону. Если вы видели соревнования, то знаете, что спортсмены стоят не на одной линии, а один чуть дальше от другого. Это специально для того, чтобы расстояние для каждого было равным на финише. Лучшими считаются средние дорожки: третья, четвертая, пятая, шестая. Потому что ты видишь спортсменов впереди и вокруг тебя. Но вообще, если ты готов, ты должен выходить и бежать по любой дорожке. Первая считается самой неудобной, так как очень длинный вираж приходится бежать. Особенно, если человек высокий и с длинными ногами, ему приходится тяжело, углы очень неудобные. Хотя по первой дорожке люди выигрывали Олимпиады.

– А вы же в легкую атлетику пришли не в очень юном возрасте, не с самого детства?

– У меня получилось достаточно поздно. Раньше отдавали в 11-12 лет, сейчас родители отдают иногда с восьми, а я пришла в 15. Это считается достаточно поздно. Но я тогда занималась скрипкой и фортепьяно, так что у меня были другие задачи. Я хотела поступать в училище. Но так вышло, что мы бежали школьный кросс, а детские тренеры всегда ходят по школам, ищут себе детей. И вот мы пробежали, я пришла третьей, а первые две девочки были как раз его. Так меня и позвали заниматься. И как-то меня очень затянуло.

– Это заслуга тренера? 

– Как-то так совпало, наверное. И мне очень сильно понравилось, и коллектив был хороший, и тренер, Иван Михайлович Бутьяров, ему в этом году 90 лет, будем отмечать. Почти три года я была у него. Потом был детский тренер, потом я перешла к Федоровой Людмиле Владимировне, и вот в этом году будет 20 лет, как я у нее тренируюсь. Мне кажется, что столько не живут. Столько лет заниматься у одного и того же тренера, такое бывает очень редко. И я очень рада, что наше сотрудничество было таким долговременным и принесло столько плодов.

– Скажите, а в юности вы же завоевывали какие-то медали, призовые места? 

– Да, но спортсмены их не считают. Медали у меня долгое время лежали в сумках. Только недавно мы с мужем сделали зеркальную шкаф-витрину и все туда разложили: мои медали, его медали, фотографии, игрушки. И вот в ней все лежит. Но я их не считала. Сверху там стоят самые значимые, внизу уже поменьше.

– Олимпийская медаль – это серьезное достижение, так ведь?

– Конечно. Это такое моральное удовлетворение от собственной работы. Это как собирательный образ того, к чему ты шел годами, пахал как проклятый и оно, наконец, получилось. Потому что для олимпийской медали нужно куча-куча сил, здоровья, грамотной работы, нужна совместимость с тренером и плюс еще очень много удачи. Олимпиада – вещь непредсказуемая. И когда идет сезон чемпионата мира, то всегда есть лидер сезона, и, скорее всего, он и победит, а на Олимпиаде то, что ты лидер обычно вообще ничего не значит. Часто выстреливает человек, который весь сезон был в тени и готовился именно к этому старту. Либо удача изменяет лидеру, там разные бывают варианты. Это смотреть надо и понимать эти вещи.

– А вы кладете себе счастливый пятак под пятку, когда выходите на беговую дорожку?

– Нет, он мешает ощущениям ноги.

– А что-нибудь другое? Скажем, счастливое перышко. Хоть что-нибудь кладете?

– Ну, у нас у всех что-то свое. У меня вот есть счастливая собака, которую я вожу на все соревнования, кожаная. Шиповки я всегда надевала с левой ноги.

– А у вас шиповки на шнурках или на липучках?

– Они всегда на шнурках. Но сверху иногда бывают липучки.

– А бывает такое, чтобы шнурок развязался во время бега?

– У меня никогда такого не бывало. Шиповка, поясню, это такая специальная обувь, она специально очень плотно прилегает к ноге. Она всегда на полразмера меньше, чем кроссовок и трет. И когда берешь новую шиповку, тренер требует, чтобы ты бегал в носке или на голую ногу. Я бегаю на голую ногу, иначе я ее совсем не чувствую. Но первые три тренировки, когда я начинаю ее разнашивать, это все ноги стерты в кровь.

– Спортсмен сам выбирает себе дорожку, по которой бежать, или его изначально за ней закрепляют?

– Нет. Вообще, на крупных соревнованиях всегда несколько забегов: предварительный, потом, если ты попадаешь в определенное количество людей, полуфинал и только потом финал. Во время предварительного забега организаторы проводят жеребьевку по определенным правилам. По лучшим результатам сезона люди попадают на средние дорожки. Кто хуже – те уже по краям.

– Как складываются отношения в команде? 

– У нас все обычно мирно, спокойно и новичков принимают хорошо. Мы в этом плане отличаемся от командных видов спорта. Команды обычно варятся в своем соку, что тоже по-своему влияет. Мы же тренируемся сами и собираемся только под чемпионат. У нас нет ничего в духе дедовщины.

– Вы были очень спортивным ребенком? 

– У меня получилось не сразу. Хотя, помню, еще воспитательница в детском саду сказала мне, что мне нужно заниматься легкой атлетикой, когда я мальчика обогнала. Мне тогда эта фраза в память врезалась.

– Вы же очень увлеченный человек, даже психологом хотели стать.

– Да, была у меня такая мысль. Я хотела поступить в МГУ на факультет психологии, даже ходила на подготовительные курсы.

– А как вы это совмещали со спортом?

– Легкая атлетика выгодно отличаются от других видов спорта тем, что это достаточно возрастной вид спорта. Та же гимнастика, фигурное катание начинаются с 3 лет. У одаренных детей-фигуристов там такие ежедневные нагрузки, что в школе нет возможности учиться, там домашнее обучение и сплошные тренировки. У нас же есть возможности саморазвиваться. В детстве вообще тренировки не особенно тяжелые, раз в день. У тебя есть время и на школу, и на какой-то досуг. Тем более это не каждый день. И потом уже начинаются тренировки серьезные, где-то в 17-18 лет.

– То есть успевают дети учиться?

– Да, можно и в вузе учиться. Особенно, когда он идет на встречу, позволяет что-то дистанционно сдавать и все в таком духе.

– А вас действительно захватывала эта беготня на дистанции? Не было желания взять и бросить?

– Нет. И кстати, это ошибочное мнение, наши тренировки – это не только бег. Туда входит очень много всего, куча разных упражнений общей физической подготовки: это прыжки, это барьеры, это штанга, это упражнения с гантелями и куча всяких приспособлений. А если учитывать, что Людмила Владимировна у нас тренер очень креативный, то там можно целую книгу написать. Скучно не было никогда. Например, по субботам, на сборах, в субботу у нас всегда пляж, мы играли: веселые старты, метание ядра и куча всего другого. Это было дико тяжело, мы упахивались очень, но при этом все было весело и интересно.

– А в воду вам разрешали зайти? Или только работа на пляже?

– Если вода тёплая, то можно было окунаться. Но у нас всегда были тренировки. Я вот с 17 лет и до настоящего времени летом не купалась и не загорала вообще. После того, как ты полежишь денек на пляже и позагораешь, ты теряешь весь мышечный тонус, а чтобы сделать тренировку они должны быть в тонусе.

– А как же эти здоровые ребята, которые на пляже на турниках висят?

– Это другое. Это же не профессиональные спортсмены. Организм уже не сможет выполнять беговую нагрузку, если мышцы будут такие.

– Наталья, а ваша дочь занимается легкой атлетикой?

– Да, сейчас она у меня много чем занимается. Она уже много умеет. Где-то с 3 до 13 лет она танцевала в ансамбле народного танца «Топотушки». В школе с первого по девятый была в классе оркестра и занималась скрипкой, сольфеджо, музыкальной литературой и все это вместе. Сейчас в 15 лет она уже кандидат в мастера спорта.

– А семейные старты у вас с семьей случаются? 

– Честно говоря, пока не было. Муж мой тоже всю жизнь занимался спортом, он легкоатлет, бегал 400 м. Ему не хватило буквально чуть-чуть, чтобы выполнить норматив на мастера спорта международного класса.

– А насколько он вас обгоняет?

– Если честно, мы ни разу не соревновались. Всегда как-то были сезоны, всегда эти вещи как-то проходили мимо. Каждый из нас был постоянно занят.

– Как правильно бегать?

– Вообще, об этом можно долго говорить, но, думаю, есть основные моменты. Надо бегать правильно, иначе можно получить травму. Очень важно, чтобы обувь была хорошая, беговая, иначе так же возможны травмы. Многие спортсмены покупают себе марафонки, но это только для очень хороших бегунов или профессионалов. Остальным же следует покупать кроссовки с подошвой, легкие, особенно обращайте внимание на то, чтобы ничего не давило.

– А правда, что нужно менять обувь каждый сезон?

– Можно и несколько сезонов. Это зависит от того, насколько часто вы бегаете. Вообще, есть несколько основных моментов: если разделить тело на две части, верх и низ, то в идеале двигаться должен только низ. В верхней части должно быть только движение рук. Никаких колебаний головы быть не должно. А еще не должно быть кручений туловищем, потому, что это в дальнейшем влечет за собой травмы. Еще многие очень сильно перекатываются с пятки на носок, это тоже неправильно.

– А нужно ли пить, когда ты бегаешь?

– Пить вообще нужно много. Считается, что два литра воды нужно выпивать в день. И это не относится к супам, чую, кофе и прочему. Должна быть чистая негазированная вода. Если вы еще и тренируетесь, то это должен быть еще минимум литр. А вообще, пьет каждый по самочувствию.

– А правильно ли пить во время самого бега? Или стоит остановиться, попить, и дальше побежать?

– Если хотите, то посмотрите Олимпиаду, как они бегут марафонский забег. Они, не останавливаясь, подбегают к пункту питания и хватают стаканчики. Они на ходу употребляют и воду, и специальные напитки, и гели.

– А в этих стаканчиках всегда вода?

– Там есть и вода, и специальные изотонические гели. Они ведь теряют огромное количество солей, магния калия, в общем всего. В этих гелях специальные смеси, которые помогают организму все восполнить.

– Вот есть у профессиональных музыкантов такое выражение: «Скучают пальцы по роялю».

– Да, скучают, конечно, очень скучают. Я постоянно выхожу бегать. Я, в силу того, что я сейчас тренирую несколько человек на разные дистанции, бегаю с ними все тренировки. Иногда мы с мужем выходим бегать, часов в 10-11 вечера, просто потому что хочется.

– А под какую музыку вы бегаете?

– Я без музыки бегаю, мне важно чувствовать, что происходит вокруг. Но иногда на сборах включала какую-нибудь классику. Это очень помогает, когда бежишь и не думаешь о том, как тяжело тебе бежать. Ну, еще у меня Queen, у меня рок, вот это вот все.

– А если к вам придет тучный человек, или очень худой человек, сможете ли вы его подготовить к марафону?

– Да. Понимаете, подготовить можно любого, но новичку к марафону нужно готовиться минимум год. Просто попробовать его пробежать. Но до этого нужно осилить несколько полумарафонов, несколько десятков. А десять километров практически каждый способен завершить, я уверена. 



Партнеры

Партнеры

Партнеры