Спорт

Гандболистки: На Олимпиаде все думали, что мы прячем пакеты с мочой

27 Августа 2016 в 19:30
Гандболистки: На Олимпиаде все думали, что мы прячем пакеты с мочой
Виктория Калинина, Марина Судакова, Майя Петрова // Мария Москвицова

Участницы женской сборной России по гандболу подвели для НСН результаты прошедшей Олимпиады в Рио. 

Женская сборная России по гандболу на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро впервые в истории завоевала золотую медаль, победив в финале сборную Франции. По ходу турнира наши гандболистки не потерпели ни одного поражения. Члены команды Виктория Калинина, Марина Судакова, Майя Петрова пришли в гости на утреннее шоу «Подъемники» на «НАШЕМ Радио», чтобы похвастаться олимпийским золотом и поделиться с НСН эмоциями от победы.

– Если я не ошибаюсь, впервые женская сборная по гандболу выиграла олимпиаду, и это сделали именно вы.

Марина Судакова, Майя Петрова – Да, верно, мы такие.  

– Какой у вас был план? Вы сразу целились на олимпийское золото или был какой-то план «минимум»?

Майя Петрова – Наши руководители не скрывали, что мы ехали за самым высоким, наивысшим результатом. Естественно у нас был какой-то трепет в этом плане, что такая ответственность. Все знают, насколько все было трудно в Рио для российских спортсменов. Нас было мало, и на нас возлагалась большая ответственность. Эти медали нужны были нам как воздух.

– Вы пришли с золотыми медалями. Они действительно золотые? Сколько они весят?

Майя Петрова – Они весят 500 грамм и да, они настоящие.

– Вы узнали их вес, когда вам их вручили, или еще и до этого ходили слухи?

Майя Петрова, Марина Судакова – Мы узнали только тогда, когда подержали их в руках. Они очень тяжелые, красивые, на зуб мы их тоже пробовали – жестко. И они нереально красивые. Просто вот у нас с Мариной есть золото чемпионата мира, но вот таких красивых я раньше не видела. Раньше я всегда смотрела на олимпийские медали и думала: «Блин, какие же они крутые, большие». То, что они такие тяжелые мы тогда еще не знали.

– А к медали дают какой-то паспорт или удостоверение?

Майя Петрова – Ну, нам пока ничего еще не давали. Может быть все еще впереди.

– То есть просто человек вешает медаль на вас, даже не зная, вы это или не вы.

Виктория Калинина – Ну, я думаю, они знают кто мы. Там не то, что они должны знать всех. Они просто видят, что это стоят олимпийские чемпионы, и они просто награждают и поздравляют нас, дарят нам цветы и еще кое-какие сувениры. К тому же, нам медали вручал, на минуточку, сам президент Европейской федерации гандбола, а он всех знает. И он очень, кстати, любит и поддерживает российский гандбол. Они с нашим президентом Шишкаревым очень хорошо общаются. Он очень за гандбол болеет. Он даже к нам на тренировку приходил, а это такой знак почетный, что к нам пришел сам президент.

– Вы же с норвежцами играли в полуфинале? Это был невероятно напряженный матч.

Марина Судакова – Да, мы играли с ними в полуфинале. И после игры мы не могли сказать ни слова. У нас было истерическое состояние, мы были настолько этому рады. Мы шли к этому очень давно, так как они двукратные олимпийские чемпионы. Но мы их смогли выиграть своим составом, мы верили в себя и до последнего шли к победе.

– Через четыре года вам предстоит защищать титул олимпийских чемпионов.

Майя Петрова – Это четырехлетний такой цикл. Но у нас, во-первых, нет еще золота Европы. Есть золото мира, олимпийское, а вот Европы нет.

– А чемпионат Европы когда?

Майя Петрова – В декабре уже.

– Мы видели видео на официальных ресурсах, когда вы заходили в раздевалку после финального матча и тренер, Евгений Васильевич Трефилов, уже там сидел, и вы туда по одной заходили и радовались. А кроме этого видео, что было еще после матча?

Виктория Калинина – У нас было очень мало времени. Сразу после финала нам сказали: «Девочки, у вас есть 8-10 минут. Вы должны успеть переодеться и все остальное». Так что мы очень быстро побежали в раздевалку мимо журналистов, а оттуда сразу на награждение.

– А после награждения?

Майя Петрова – А после этого мы поехали в деревню, наконец-то искупались, а потом в Русский дом, где нас чествовали болельщики. Кстати, это был такой день, когда очень много наград получили наши спортсмены, их было 16. И нас по одному вызывали на сцену, мы стояли, общались со своими родными. С нами были боксеры, пятиборье, гимнастика и все в режиме скайпа общались с родными, а после этого вернулись в деревню и там собрались в узком маленьком кругу. Когда мы собрались командой, и, раз мы уже олимпийские чемпионки и можно уже выдохнуть, мы пошли к бассейну веселиться и сильно нарушили режим. И, как оказалось, мы очень долго мешали спать одному кенийцу, у которого на следующий день должен был быть забег. Он, конечно, выиграл золото, но все равно очень сильно потом на нас ругался.

– А вот про режим. Там, в деревне, правда есть такое что отбой, подъем?

Марина Судакова – Они у каждого спортсмена свои. А именно в деревне, как в лагере, такого нет. Мне кажется, все туда приезжают за одной целью, и нет даже таких мыслей о том, чтобы нарушить режим. Поэтому после каждой тренировки, после каждого соревнования или игры ты приезжаешь и отдыхаешь. Ты не бегаешь там к девчонкам болтать, а сидишь у себя в комнате и в 11 часов у нас отбой. Первое время мы привыкали к этому времени, тяжело засыпали или наоборот долго спали. У каждого свой режим и мы старались к нему подстроиться.

– А Русский дом убранством своим отличался от Кенийского?

Виктория Калинина, Майя Петрова – Наверное, нет, потому что они все стандартные, аналогичные, но у нас были матрешки, которые в конце нас подвели. Мы, когда вылетали, эти матрешки не могли загрузить в самолет, они были огромные. Мы три час просидели в самолете из-за этих матрешек. Но их должны были забрать, потому, что на них расписывались. Там были автографы, и их нельзя было оставить в Рио.

– Все уже знают про этот допинговый скандал. Расскажите, как с вами это происходило на Олимпиаде? Вас выбирали произвольно?

Майя Петрова – Во-первых, мы туда изначально приехали раньше нужного, для акклиматизации. И нас там произвольно выдергивали по пять-шесть человек. Приходили к нам в разное время, иногда даже ждали, пока мы проснемся. Для того чтобы мы не смогли подготовиться, как они думают, что мы прячем где-то все.

– А как можно подготовиться, если это у тебя уже внутри?

Майя Петрова, Марина Судакова, Виктория Калинина – Ну, наверное, у нас где-то пакеты с мочой лежат про запас, так они, наверное, думали. Это, конечно, сейчас звучит смешно, но говорилось, что таких случаев много, и кто-то прячет, если действительно под допингом. И нас выдергивали даже днем. Вот, например девчонку, Аню Сень, выдернули на обеде. И вот пока она не покушала, пока все свои дела не сделала, этот паренек от нее не отставал.

– А это неприятная процедура, я правильно понимаю?

Марина Судакова – Да нет, ничего такого неприятного в ней нет. Просто присутствие постороннего человека, который стоит и смотрит на тебя. Знаете, мы уже привыкли, потому что за короткий промежуток времени мы много раз проходили этот контроль. Это правила допинг контроля, в этом нет ничего такого.

– А если у меня особенность такая, что когда на меня смотрят – я не могу?

Майя Петрова, Виктория Калинина и Марина Судакова – Есть и такое. На самом деле, вы не поверите, но бывает, когда ты сидишь перед допингом, и вроде понимаешь, что хочешь это сделать, но ты не можешь. И вот, наконец, когда все это случится, ты просидел уже пять часов, выпил 10 литров воды и это случилось, потом ты просто из туалета не выходишь. Там же еще определенное количество нужно, не меньше определенного. Так как если ты меньше сходил, то тебе еще придется сидеть и ждать следующего «прилива». А еще, были такие случаи, когда мы на допинге сидели, нас утром собрали просто всех спортсменов, нас только из гандбола было пять человек, и вот мы заходим, и остальные спортсмены других стран смотрят, почему российских заходит по 10 человек, а от остальных стран по два-три человека. Все акцент ставили на Россию. Там даже по второму кругу брали пробы. У нас есть девочки, которые на олимпиаде по два раза сдавали допинг тесты.

– Во сколько лет нужно отдавать девочку в гандбол?

Майя Петрова, Марина Судакова – Ну, мы все пришли в 11 лет. В шестом классе пришел детский тренер, и спросил, кто хочет пойти на гандбол. Я, например, не знала что это за вид спорта, девчонки, я думаю, тоже. И постепенно там происходит отсев, и лишь немногие попадают в какие-то профессиональные команды. Тут ведь важно, чтобы тренер сразу заинтересовал ребенка. Это интересно, но тяжело, особенно в детстве. Понять, как бросать, что делать и если тренер заинтересует ребенка, то это прекрасно. Нас вот, например, сразу отправляли куда-то на сборы. Это и вода, и песок, и бегали по каким-то лесам. Была такая турбаза за Волгой, мы проходили там физподготовку. Это был такой спортивный лагерь, и мы тренировались там, только в разное время.

– А вот вы как считаете, гандбол популярен в России или нужно добавить?

Майя Петрова, Виктория Калинина – Конечно, добавить! Мы сделали все, чтобы популяризация продолжалась, даже если этот спорт раньше знали, то надеемся, что очень много народа смотрели наши игры. Еще, у нас пришел в федерацию новый президент Сергей Николаевич Шишкарев, который с нами на протяжении года. Это человек, который действительно продвинул гандбол. Он поверил в нас и в то, что мы можем. С таким президентом действительно хочется вершить подвиги, потому что он заинтересован, он нас любит, он о нас заботится. Я в гандболе давно, но не видела, чтобы президент присутствовал на тренировках. Он в Рио с нами был от самого начала и до самого конца. Он действительно болеет за нас, переживает и всегда с нами.

– Скажите, мешает ли профессиональный спорт личной жизни?

Майя Петрова – Ну, смотрите, у нас в команде только трое не замужем и 10 детишек в общей сумме на команду.

– А ваши мужчины имеют какое-то отношение к спорту?

Марина Судакова – Да, у всех, в основном спортсмены и все очень сильно переживают. Правда, я думаю, что они больше всего переживают, что у нас столько поклонников сейчас стало.

– А когда вы выиграли финал и взяли в руки телефоны, то кому вы в первую очередь написали? Там же наверняка уже много смс пришло.

Виктория Калинина – Да, было уже много и пропущенных, и сообщений от родных, от друзей, от директоров даже. Очень приятно, что из Майкопа, откуда я сама родом, даже оттуда начали писать и звонить.

– А тренер после игр может позволить себе резкие высказывания или ругательства? Какое-нибудь крепкое выражение, которое вас взбадривает.

Марина Судакова, Виктория Калинина – А вы не слышали, как наш тренер? Хотя, если честно, мы уже привыкли к нему такому. Мы берем суть, самое главное, что он до нас хочет донести, а остальное мы отсеиваем.

– На трансляциях мы часто видим вас, главного тренера, но не тех людей, которые вам помогают. Расскажите большой ли штат этих людей?

Майя Петрова – Большой. Вот мы стояли на пьедестале, 15 человек, которым повесели золотые медали, но, на самом деле, этих людей очень много. Это тренерский штаб, и странно, что тренера по правилам не получают медали. Хотя, победа команды, это, в том числе и заслуга тренера. Вот у нас Евгений Васильевич Трифилов, Леон Ваганович Акопян, второй тренер, и еще множество людей нас подготавливали. Это весь путь начинался еще на квалификациях. У нас вообще пять тренеров: и Виктор Николаевич Рябых, и Павел Алексеевич Сукосян, и Михаил Алексеевич Серегин.

– А весь тренерский состав наш? Или иностранных специалистов тоже задействовали?

Майя Петрова – Нет, у нас такого не практикуется. У нас только российские. Зачем нам кто-то другой, если у нас есть свои отличные тренеры?

– А в какой стране гандбол является самым популярным видом спорта?

Виктория Калинина – Это Дания, Норвегия, скандинавские страны. Он ведь там развивался. Поэтому и был таким напряженным матч с норвежцами. Каждый раз, когда мы приезжаем играть в Норвегию, там иногда не хватает мест на стадионах и, кажется, что вся Норвегия собирается на матч в одном городе.

– А когда вы играете наши чемпионаты, трибуны заполнены?

Виктория Калинина, Марина Судакова – Ну, смотря с кем и как играть. Если лидеры собираются, то конечно очень много болельщиков собирается. Поддержка идет сумасшедшая. И болельщики у нас отличные. Когда мы были там, мы чувствовали эту поддержку на расстоянии.

– Гандбол – это же очень жесткий спорт. Есть ли во время игры установка на устранение определенного игрока соперника?

Майя Петрова – Нет-нет, такого нет, конечно. Есть случаи, когда с какими-то лидерами нужно жёстче играть, чтобы не дать человеку разыграться, но чтобы нанести травму специально, такого нет.

– А как ваши родители на это смотрят?

Виктория Калинина – Я думаю, любом виде спорта родители переживают за своих детей. Они тоже вспоминают все молитвы, крестятся и, не дай бог, какое-то падение. Родители из-за этого очень переживают.

– Расскажите, а чем и как вас там кормили?

Майя Петрова, Виктория Калинина – Первое, что хотелось бы сказать, слух о том, что с нами ездил русский повар – это не правда. Но русского повара нам очень не хватало в деревне. Там была огромная столовая, составлявшая по размеру четыре футбольных поля, это понятно, но так хотелось русского, хотелось супа, а кроме какого-то бульончика там ничего не было. Хотя, столовая эта работает круглосуточно вообще и даже на ночь не закрывается. Никого не заставляли подстраиваться под какое-то обеденное время. Хотя, был у нас один выходной, который нам устроила наша федерация. Мы ездили на пляж Копакабана, затем съездили в Русский дом, а потом нас отвезли в ресторан, где очень вкусно накормили рыбой, мясом, мы так этому рады были. Нам там дали попробовать «горб коровы». Всем, кто будет в Рио, очень советую.

– Говорят, что у всех профессиональных спортсменов есть татуировки. Как у вас с этим дело?

Марина Судакова – Тоже есть, хотя и не у всех. Думаю, что сейчас еще появятся, раз мы выиграли олимпиаду. С колечками. Мы все решили на руках сделать. Это будут кольца и надпись «Рио 2016».

– А что для вас, как для профессионального спортсмена, круче: чемпионат мира или Олимпийские игры?

Майя Петрова – Вообще, все зависит от спорта. Знаю, что Германия прислала сюда не самых сильных футболистов, теннисисты побоялись поехать из-за вируса Зика, а для нас, для гандболисток, это самая высокая награда.



Партнеры

Партнеры

Партнеры