Спорт

Гимнаст Голоцуцков: До сих пор не могу сесть на шпагат

21 Августа 2016 в 19:30
Гимнаст Голоцуцков: До сих пор не могу сесть на шпагат
Антон Голоцуцков // РИА Новости
Российский гимнаст Антон Голоцуцков в интервью НСН рассказал, как убегал от своего тренера на мопеде, но в итоге вернулся в большой спорт.

Двукратный призер Олимпийских игр, трехкратный чемпион Европы и многократный чемпион России по спортивной гимнастике Антон Голоцуцков побывал в гостях на утреннем шоу «БЕСТолочи» на Best FM и рассказал читателям НСН о своей карьере, тяжелом тренерском труде и дал пару советов, как всегда оставаться в форме. 

– Антон, расскажи, с чего начался твой день? Была ли это гимнастика?

– Обычно я каждое утро разминаюсь, но сегодня вот не успел. Зато я успел размять своего сына, ему скоро три месяца.

– Получается, ты владеешь и спортивным массажем?

– Главное – хорошо разогреть, и человек уже готов и заряжен на целый день.

– Как человек спортивный, расскажи, стоит ли с утра делать зарядку? В интернете очень много мнений специалистов о том, что утром нужно проснуться, а спортом заниматься днем или вечером.

– Естественно, резкие движения с утра лишние. Но существует же еще такая разминка, как потягушечки. После этого еще нужно облиться холодной водой. Вот я обливаюсь ежедневно. Это очень полезная процедура, помогает смыть всю энергетическую грязь, накопившуюся за время сна. Хотя сначала все это было с криками. Правда раньше, когда тренировался на спортбазе, постоянно принимал контрастные ванны.

– Ты в гимнастике с пяти лет?

– А в гимнастику с этого возраста и берут. Меня еще в детском саду нашел тренер. Я невысокого роста, коренастенький, и когда в пять лет проходил отбор, то смог подтянуться 10 раз. Меня сразу же взяли.

– А кто тебя научил подтягиваться?

– Папа, спасибо ему большое. Я всегда с ним бегал, отжимался, подтягивался. Папа занимался тяжелой атлетикой и старался мне все это прививать, поэтому для меня не было проблемой висеть на турнике и подтягиваться.

– Ты сразу понял, что с гимнастикой у тебя все пойдет хорошо?

– Нет, если честно. У меня очень сложный характер и заставить меня что-то сделать очень сложно. Но мне очень понравились батуты. Я ходил в школу гимнастики, чтобы попрыгать на сетке. Я понял, что занимаюсь профессионально, только когда выиграл юниорский чемпионат Европы. А до этого я мог пропускать, по два месяца не являться на тренировки, и мне было абсолютно параллельно. Так что когда я завоевал медаль, мой подход сильно изменился.

– Получается, медаль завоевал случайно?

– Ну почему, я готовился. Может, я в чем-то и корявенький как гимнаст, до сих пор не сижу на шпагате, так что мне пришлось над многим попотеть. Конечно, когда я выступал, мне тренер по 100 килограмм блинов накинул и я сидел на шпагате, так как было такое спецтребование в 2004 году.

– А зачем это нужно в спортивной гимнастике?

– Есть специальные требования. Они как правила дорожного движения, и ты просто должен это уметь.

– Антон, расскажи, признала ли Международная федерация гимнастики придуманное тобой сальто прыжком Голоцуцкова?

– Там подавали заявку, но пока все это рассматривалось, я уже закончил профессиональную карьеру. Мне некогда было этим заниматься. Конечно, все гимнасты в какой-то мере стремятся дать элементу свое имя. У кого-то это выходит случайно, кто-то, как я, например, специально все просчитывает и выдумывает что-то новое. Мы с тренером стремились завоевать медали, поэтому прыгали разные прыжки. Статистом быть не интересно. А когда у тебя по три раза в день тренировки, ты постоянно думаешь об этом и стараешься сделать так, чтобы тебе удобно было выступать, и, главное, приземляться.

– У тебя не менялся тренер на протяжении твоей спортивной карьеры?

– Нет, конечно. И нельзя менять тренера. Был, конечно, первый тренер, который тренировал меня, пока я был малышом, Ганус Галина Николаевна. А потом меня взял к себе Абрамов Леонид Юрьевич. Он замечательный человек и такой же, как я по характеру. Когда я раньше халатно подходил к тренировкам, он ездил по городу и меня искал, ловил, выцеплял. Я помню, когда мне купили мопед, я начал совсем не появляться на тренировках, говорил, что болею. И он ездил на машине или велосипеде, искал по городу, даже с мамой моей разговаривал об этом. Естественно, у нас там дело и до обзывательств, и до драк доходило. Но так и должно быть. Никто не видит обратной стороны медали. А ведь направлять спортсменов – это очень тяжкий труд. Тренер - он же второй отец. Он воспитывает, пресекает какие-то моменты, когда хочется расслабиться, отдохнуть. Так что тренеру приходиться быть деспотом.

– Раньше в спорте с дисциплиной было все строже?

– В этом и есть большая проблема. Раньше мы все боялись тренера. Мы по струночке, как оловянные солдатики, становились, если он говорил "равняйсь-смирно". Могли по ногам ударить, чтобы лучше тянул. Скорее, шлепнуть. А сейчас попробуй ребенка шлепнуть. Результата от такого подхода не будет и быть не может. Если честно, хотелось бы сказать вот что: уважаемые слушатели, отдавайте детей в спортивную гимнастику. Я не призываю всех вести в гимнастику профессиональную, но в каждой семье гимнастика должна быть. И не важно, ребенок это, взрослый человек или бабушка с дедушкой. Гимнастика общеразвивающая: она развивает вестибулярный аппарат, моторику, умение общаться со сверстниками. После нее можно отдать ребенка в любой другой вид спорта.

– Вас в машине совершенно не тошнит?

– Нет, вообще не тошнит. Знаете, когда меня тошнит? Когда жена заставляет есть брокколи.

– А расскажите, как выбрать правильного тренера?

– Это очень сложно. Когда любой из родителей хочет отдать ребенка в спортивную секцию, то нужно обязательно подготовиться и почитать какую-то литературу. Жуликов много, поэтому родитель, который ничего не знает и не разбирается в спорте, поверит ему. Кроме того, что это не даст результат, так это еще и может угробить здоровье ребенку. Так что нужно искать тренеров, которые уже проверенные. Хотя есть и молодые специалисты, которые очень перспективны, но у них пока мало наработок и мало учеников. Так что нужно прислушиваться, приглядываться, пользоваться интуицией. Пользоваться сердцем тоже нужно.

– А вы после ухода из профессионального спорта, сами болеете за кого-нибудь?

– Да, конечно. Я в целом болею за Россию. Да и после того, как закончил свою карьеру я ни на секунду не оставляю гимнастику. Я занимаюсь ей сам, недавно открыл свою школу из которой планирую делать сеть. Я принимаю всех от полутора и до 100 лет. Гимнастикой вообще заниматься никогда не поздно. Есть же возрастная гимнастика. Да и зачем стареть? Я вот совершенно не хочу. Я думаю, я и в 80 буду примерно, как сейчас выглядеть.

– Что вы думаете по поводу сегодняшней системе физической подготовки в школах?

– Если честно, я в школе уже давно не учился и не знаю, как там сейчас. Но я бы добавил еще несколько уроков физкультуры в неделю. Я считаю, что страна должна быть спортивной не чтобы завоевывать медали, а чтобы была здоровая нация. Лучше заниматься спортом, чем иметь очень много свободного времени и прожигать его впустую. У тебя остается меньше времени на вредные привычки, да и в целом ты живешь дольше.

– А ведь бывали случаи, когда люди уходили из большего спорта и не знали, чем себя занять. Некоторые даже спивались.

– А я знаю, как это объяснить и от чего это происходит. Мы, спортсмены, на самом деле очень чувствительные и ранимые, хоть и выглядим сильными со стороны. Когда я закончил карьеру, чувствовал себя как маленький ребенок, потерянный в большом мегаполисе. Никто не поможет, не подскажет. Это очень страшно, когда ты живешь спортом, а потом все резко заканчивается. Я думаю, нужно придумывать какую-то структуру по распределению спортсменов на рабочие места после окончания их карьеры.

– Антон, расскажите больше про свою школу.

– Помимо детей, как я уже говорил, к нам могут приходить люди любого возраста. Помимо спортивной, у нас еще есть художественная, воздушная, возрастная гимнастика, акробатика, парная и обычная, и новое движение, от которого я сам кайфую, - скайджампинг. Так что пока дети лазают по всяким спортивным модулям их мамы будут прыгать с тренером на батуте.

– А что ты не ешь? От чего отказываешься?

– Я питаюсь правильно, у меня жена готовит очень хорошо, хотя иногда я могу позволить себе и гамбургер. Нет-нет, да и тортик могу себе разрешить съесть.

– Бывает, что тебе лениво заниматься?

– Такое бывает, когда сильно заработаешься. Вот сейчас во время открытия школы у меня не было времени ходить в фитнес. Лень приходит тогда, когда ты выбиваешься из колеи, когда нарушается режим. Но когда ты ходишь постоянно, то ты совсем не можешь без спорта. Это превращается в замечательную привычку.

– А дома ты занимаешься?

– Конечно. Когда у меня нет времени съездить в спортзал, я дома всегда приседаю, стою на руках, отжимаюсь, приседаю. Или когда гуляю с женой и ребенком в парке я могу залезть на брусья и поотжиматься. Без этого никак.

– Как сложно найти тренеров для вашей школы?

– На самом деле очень просто. У нас в стране есть проблема, и я надеюсь на ее скорое решение, у нас очень много специалистов, которые после окончания своей профессиональной спортивной карьеры остаются без работы. Так что открывая школу, я надеюсь помочь людям, которые не могут найти работу.   



Партнеры

Партнеры

Партнеры