Общество

Татьяна Москалькова призналась студентам МГУ, что геи к ней мало обращаются

5 Сентября 2016 в 09:15
Татьяна Москалькова призналась студентам МГУ, что геи к ней мало обращаются
РИА Новости
Омбудсмен рассказала студентам МГУ, почему выступает против свободного ношения оружия и как относится к секс-меньшинствам.

Уполномоченный по правам человека при президенте РФ Татьяна Москалькова в пятницу встретилась со студентами в новом здании юрфака МГУ. Она рассказал про особенности деятельности уполномоченного и института омбудсмена в целом, а также ответила на вопросы студентов и журналиста НСН.

- Как вы относитесь к конституционному праву граждан носить и применять для самообороны огнестрельное короткоствольное оружие?

- Отрицательно, потому что этим оружием, в первую очередь, воспользуются те, кто умеет им владеть. Я сама владею наградным именным огнестрельным короткоствольным оружием и знаю, какая это большая ответственность - хранить его и уметь применять. Нужно, чтобы в обществе была такая система безопасности, при которой можно было почувствовать себя защищенным. Сейчас существует некий компромисс. В законе об оружии указано, на какие виды оружия для самообороны граждане имеют право. Всего в России больше пять миллионов человек имеют зарегистрированное оружие.

- Что вы думаете о недавней поправке в закон об экстремизме и к законе о защите чувств верующих. Не считаете ли, что они используется, как репрессивный механизм? Также интересует ваше мнение по поводу нарушения прав секс-меньшинств.

- Давайте начнем с последнего. Ко мне по теме нарушения прав секс-меньшинств обращается всего 2%. Гей-парады у нас разрешены, но в определенное время и в определенном месте. Если будут нарушаться трудовые или иные права геев или наоборот будет предприниматься попыткас их стороны пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, то это уже запрещено законом и я, как омбудсмен, буду стоять четко на стороне закона.

Теперь, что касается поправок к закону о борьбе с терроризмом. Любой закон – это компромисс. Вы не представляете, сколько было потрачено сил и лет на то, чтобы выписать новый уголовно-процессуальный кодекс. В 2001 году, после трагедии в Нью-Йорке, США в течение месяца приняли антитеррористический закон, запрещающий задержанному по подозрению в терроризме в течение 10 дней иметь помощь адвоката, и разрешающий прослушку телефонов с сохранением всех данных. Сегодня, когда Европа страдает от терактов, мы чувствуем новую угрозу, поэтому у нас тоже был принят закон. Я готова обсуждать закон, когда на него поступают жалобы, когда он ущемляет права граждан. Ни одной такой жалобы я пока не получила.

Про церковь. У нас светское государство, но оно дает возможность верующим всех конфессий вести себя в соответствии с религиозными догматами. У нас есть мечети, православные храмы и своя история веры, нравственных принципов и основ, своя шкала ценностей. Мне ни разу не приходили обращения от граждан, что они ущемлены доминированием РПЦ.

- Какое дальнейшее направление образовательной политики будет в нашем государстве после смены министра образования?

- Этот вопрос не совсем в моей сфере, но мне хотелось бы, чтобы было поднято на более высокий уровень среднее специальное образование, которое на сегодняшний день почти разрушено. Также стоит подумать о социальной студенческой сберкассе, где можно было бы взять беспроцентный кредит на обучение. Количество бюджетных мест уменьшается и очень важно дать возможность получить образование тем, кто не смог поступить на бюджет. Важно создать социальную базу для студенчества, которая также будет включать служебное жилье. Конечно, три уровня российского образования – дошкольное, школьное и вузовское, тоже требуют большой реформы. Еще нужно вернуться к проекту гарантий молодым специалистам. Я, будучи еще депутатом ГД, разрабатывала законопроект, согласно которому каждое коммерческое предприятие в РФ обязано выделять 3% рабочих мест под выпускников вузов. То есть с этих мест не может быть уволен молодой специалист. Все это сможет поднять уровень российского образования и удержать молодых специалистов в России.

Добавим, что после общения со студентами Москвалькова ответила на вопросы НСН. Она рассказала о мерах, которые будут приниматься и уже принимаются в отношении защиты инвалидов и какие шансы у наших паралимпийцев попасть в Рио:

- Большего беззакония, безнравственности и аморальности, чем лишение Олимпиады людей и так ущемленных в жизни и тех, кто болел за них, трудно себе представить. Мы сегодня вместе с коллегами-омбудсменами в субъектах федерации готовим обращение в Европейский институт омбудсменов, чтобы они поддержали нашу просьбу к МОК об отмене принятого по паралимпийцам решения. По настрою видно, что решение отменено не будет, оно такое же, как санкции - что бы РФ не сделала, санкции все равно сохраняются. Но мы хотим услышать позицию европейцев по этому чудовищному акту.

- Но ведь проблемы инвалидов не только и не столько в запрете на участие в Паралимпиаде. Насколько комфортно людям с ограничениями живется в нашей стране?

- Правда в том, что существующая программа поддержки инвалидов требует существенной переработки и расширения по части создания среды в целом – это рабочие места, медицинское обслуживание, программа переобучения инвалидов. Сегодня их раз в год заставляют проходить переосвидетельствование, словно у них вырастит нога или появится новый глаз. Мы боремся за изменение таких подходов.



Партнеры

Партнеры

Партнеры