Общество

Суд Сугробова: суровость и сомнения

27 Апреля 2017 в 22:00
Суд Сугробова: суровость и сомнения
Одни в нем видят месть ФСБ, другие - тенденцию судебной практики.

Чрезвычайно суровый приговор вынесен по громкому делу группы генерала МВД Сугробова. Во-первых, бывший начальник Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России больше не генерал: Мосгорсуд лишил его звания генерал-лейтенанта. А во-вторых, в соответствии с приговором ближайшие 22 года ему придется провести в колонии строгого режима. Суд признал его виновным в создании преступного сообщества и 14 эпизодах превышения полномочий. 

По версии следствия, Денис Сугробов и его подчиненные поставили на поток фальсификацию оперативных материалов на высокопоставленных чиновников и бизнесменов, провоцируя их на преступления. Причем мотива наживы в их действиях следствие не усмотрело: они добивались карьерного роста и наград, напоминает РБК суть дела, которое, кстати, рассматривалось в закрытом режиме.

Кроме самого Сугробова, виновным признан его заместитель Борис Колесников, покончивший с собой в здании Следственного комитета России, куда был доставлен на допрос. Бывшему начальнику Управления МВД по борьбе с преступлениями в бюджетной сфере Салавату Муллаярову суд назначил 20 лет колонии строгого режима. Шестерых бывших оперативников управления приговорили к срокам от 17 до 19 годов. Самый небольшой срок получил бизнесмен Игорь Скакунов: 4 года колонии. Никто из подсудимых своей вины не признал.

Даже за умышленные убийства с отягчающими обстоятельствами российские суды дают меньшие сроки, чем получил Сугробов. Так, два дня назад двое жителей Магнитогорска за убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем получили по 17 лет. Вопрос о соразмерности наказания совершенным деяниям поставил в интервью НСН и бывший старший следователь при Генпрокуроре СССР Тельман Гдлян.

«С самого начала это уголовное расследование носило своеобразный характер, вызывающий много вопросов. Ну, а что касается конечного итога в 22 года лишения свободы – ну, это вообще-то очень строго. Такого на моей памяти я не видел и не слышал. Надо поставить вопрос, а соответствует ли мера наказания содеянному этими лицами», - заметил он.

Особенно жестким, если не жестоким, приговор выглядит на контрасте с вердиктами, которые выносятся за преступления, совершенные из корыстных побуждений, скажем, за крупные взятки. Одну из таких «гримас правосудия» привел в пример Тельман Гдлян.

«Я помню, в свое время арестовали министра юстиции Ковалева за получение взяток около 800 тысяч долларов. Ему дали 9 лет – большая пауза – условно!» - возмутился собеседник НСН.

Дополнительной подоплекой в деле группы Сугробова стали его личный конфликт с одним из самых влиятельных силовиков России, первым замначальника Управления собственной безопасности ФСБ Олегом Феоктистовым, и межведомственная конкуренция на ниве борьбы с коррупцией, отмечает РБК. А уголовное дело против Сугробова и компании было заведено после того, как офицеры МВД пытались спровоцировать на получение взятки замначальника одной из служб Управления собственной безопасности ФСБ, однако тот знал о подготовке провокации.

Вместе с тем, как отметил в интервью НСН глава Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов, статья 210-я УК РФ, вмененная Сугробову, относится к обвинениям особой степени тяжести, и удивляться такому приговору не приходится.

«Статья – особой степени тяжести. Обвинения и приговор – адекватны статье. Второе. Такое решение может выноситься в результате того, что очень громкое было расследование, очень много публичных историй вокруг. И третье, конечно, то, что инкриминируются попытки провокации взятки сотрудникам ФСБ. Существуют ли какие-то там конфликты, не существуют, об этом уже говорить вторично, поскольку в настоящий момент сотрудники правоохранительных органов практически все получают максимальные сроки», - пояснил он.

И это, по словам Кирилла Кабанова, уже несколько лет как стало тенденцией.


Партнеры

Партнеры

Партнеры