Общество

Прелестные письма попа Филарета. Как ответит РПЦ?

1 Декабря 2017 в 20:12
Прелестные письма попа Филарета. Как ответит РПЦ?
Эксперты и клирики рассказали НСН, какие последствия могут быть у обращения самозванного патриарха УПЦ Филарета к патриарху РПЦ Кириллу. 

Накануне сенсацией стало письмо непризнанного киевского патриарха Филарета, еще в 1997 году отлученного от церкви и преданного анафеме Архиерейским собором РПЦ. Он обратился к патриарху Кириллу и всему епископату Русской православной церкви с просьбой о прощении. Отечественные СМИ тут же заявили о раскаянии раскольника и стали строит догадки, когда украинская церковь воссоединится с материнской РПЦ. В Московской патриархии на радостях даже создали комиссию для переговоров со схизматиком, которую возглавил волоколамский митрополит Иларион. Но уже сегодня на пресс-конференции Филарет четко заявил, что его церковь никогда не воссоединится с РПЦ. Тогда для чего был весь сыр-бор? НСН обратилась с этим вопросом к экспертам.

Так называемая Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП), не признанная ни одной из канонических православных церквей, образовалась в 1992 году, когда киевский митрополит Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП) Филарет объявил о ее полной независимости (автокефалии) от Москвы и нарек себя патриархом. В ответ Архиерейский собор РПЦ лишил его сана, а в 1997 году и вовсе отлучил от церкви и проклял.

Разночтения послания 

И вот, 20 лет спустя после анафемы, схизматик Филарет вдруг пишет письмо предстоятелю РПЦ патриарху Кириллу, который как раз проводит очередной Архиерейский собор. В этом послании он не называет себя патриархом, но «собратом», просит прощения «во всем, чем согрешил словом, делом и всеми чувствами» и сам прощает всех. И, главное, призывает положить конец «существующему противостоянию». Неудивительно, что в Москве это восприняли как покаяние и стремление вернуться в лоно материнской церкви.

И, как считает ведущий эксперт Центра политтехнологий Алексей Макаркин, зря. «Это письмо совершенно ошибочно было расценено как какое-то раскаяние, даже как просьба о помиловании. Это достаточно двусмысленный текст. Заявление, что он «просит прощения и прощает» – это обычная стандартная формула в рамках этикета. Если на соборе обращают внимание, что он просит прощения, то, я думаю, на соборе вряд ли были рады получить прощение от него. Человек, который подвергнут анафеме, отлучен от церкви, прощает тех, кто это сделал. Это такой зондаж, ни к чему ни Филарета, ни его церковь не обязывающий», - подчеркнул он в беседе с НСН.

Именно так это и поняли на Украине. «Он не просит прощения. Он просто дает возможность Русской православной церкви начать переговоры с Киевским патриархатом», - объяснил НСН пресс-секретарь запрещенного в России «Правого сектора» Артем Скоропадский.

Досадное препятствие

Однако эта возможность была и раньше, только в РПЦ предпочитали ею не пользоваться. Тогда для чего понадобилось эта неожиданная эпистола киевского лже-патриарха к проклявшим его иерерхам РПЦ? Как считает руководитель Центра изучения религий РГГУ Николай Шабуров, проблема именно в наложенной 20 лет анафеме. Филарет много лет добивается признания автокефалии от Константинопольской православной церкви, которую считает материнской для киевской митрополичьей кафедры, но его переговорам со Вселенским патриархом мешают отлучение от церкви и анафема, наложенные РПЦ.

«Украинской православной церкви Киевского патриархата нужна каноничность. Она неканоническая. Каноничность невозможна без нормализации отношений с Русской православной церковью. Константинополь – независимо, хочет, не хочет – не пойдет ни на какие шаги, которые рассорили бы его с РПЦ. Необходимо какое-то смягчение позиции со стороны Москвы», - пояснил он НСН.

С религиоведом согласен политолог Макаркин. «Константинополь не будет взрывать ситуацию в православном сообществе. Если Константинополь признает украинскую церковь Филарета, это означает сильнейший конфликт с Московским патриархатом. Это разрыв молитвенно-канонического общения. Константинополь дает понять, что нужно разговаривать со своей материнской церковью. В данном случае, это Московский патриархат. Поэтому Филарет начал прощупывать», - говорит он.

А при чем здесь вообще Константинополь, спросит любознательный читатель. А при том, что изначально, в хрестоматийном 988 году митрополичью кафедру в Киеве основали именно по благословению константинопольского патриарха. И, несмотря на то, что позднее кафедра предстоятеля Русской церкви переместилась сначала во Владимир, а затем в Москву, Киевская митрополия осталась в каноническом подчинении Константинополю. И лишь после вхождения Левобережной Украины с Киевом в состав Московского царства в середине XVII века Константинополь отказался от своих прав в пользу РПЦ. Раскольники из УПЦ КП настаивают, что передача юрисдикции была незаконной и называют именно Константинопольскую патриархию материнской церковью.

«Мы не считаем Русскую православную церковь церковью-матерью, потому что матерь-церковь – это Константинопольская церковь. Она должна была давать автокефалию», - настаивает Скоропадский.

Кстати, все в том же XVII веке на Руси называли "прелестными письмами" любые воззвания и призывы к смене церковной или светской власти. И судя по тому, что константинопольский Вселенский патриарх Варфоломей I уже много лет усиленно избегает встреч с Филаретом, ему такая трактовка Киевом событий трехсотлетней давности не близка.

Однако для Филарета это не повод отказываться от много лет чаемой автокефалии. Тем более, что, как объяснил НСН Скоропадский, ничего иного от Филарета приверженцы УПЦ КП не ждут.

«Переговоры могут идти только об одном: создании единой поместной независимой от Москвы украинской церкви», - подчеркнул он. Сегодня на своей прессе-конференции это подтвердил и сам глава УПЦ КП, заявив, что ни о каком возвращении в лоно Русской православной церкви речи не идет. Наоборот, он намерен и впредь добиваться самостоятельности украинской церкви.

А значит, первоочередная задача киевского лже-патриарха на пути к вожделенному патриаршеству – снять анафематствование со стороны РПЦ. Отсюда, надо полагать, такое сдержанный характер послания Кириллу.

«Он не назвал себя патриархом. Я думаю, очень долго искали формулировку, появилась формулировка «собрат», которая может обозначать все, что угодно – и патриарха, и митрополита. Этот документ его ни к чему не обязывает, покаяния он не приносит.  И в нем нет ничего, что давало бы понять, что он хочет вернуться в Русскую православную церковь. Он хочет, чтобы отменили анафему, которая делает его одиозной фигурой для православного сообщества. Никто из патриархов не может с ним встретиться, потому что он анафематствован. Если анафему снимут, у него появится куда больше возможностей», - поясняет Макаркин.

Расчеты Церкви...

Интерес Филарета понятен. Однако, что он может предложить РПЦ? «Дело в цене вопроса. Я с трудом могу представить, что Русская православная церковь в лице патриарха или священного Синода или какого-то собора признает автокефалию. Но Киев в обмен на каноническую автокефалию, думаю, много чего может отдать», - рассуждает Николай Шабуров.

Чем может киевский схизматик заинтересовать Московскую патриархию? Об этом прямо сказано в определении Архиерейского собора по поводу его письма, указал НСН пресс-секретарь отдела внешних церковных связей УПЦ МП протоиерей Николай Данилевич, вошедший в состав оперативно созданной по этому случаю комиссии митрополита Илариона. А говорится в нем помимо прочих красивых слов о «решительном отказе от захвата храмов». Принадлежащих РПЦ культовых сооружений самозванная киевская патриархия отобрала немало, особенно на западе Украины. Среди них также Владимирский собор и Михайловский монастырь в Киеве.

«Вопрос уже поставлен, об этом говорится в определении Архиерейского собора РПЦ. Готова ли будет к этому другая сторона, пока неизвестно», - пояснил священник. Он пояснил, что по процедуре, снятие анафемы возможно только уже следующим Архиерейским собором.

«Если комиссия сможет выработать некое позитивное решение», - заметил собеседник НСН.

Но именно поэтому этого не произойдет никогда, уверен протодьякон Андрей Кураев. И Филарет это прекрасно понимает. «Он опытнейший политик, он прекрасно понимает, что никакого снятия анафемы он не получит», - заявил НСН клирик.

Он уверен, что письмо главы УПЦ КП рассчитано не на русских архиереев, а на «мировую общественность», то есть, видимо, прежде всего, на Константинополь. 

«Филарет не первый раз обращается к соборам нашей церкви. Он обращался к Поместному собору 2009 года, обращался к собору Украинской церкви 2013 года, и всюду были предложения «братского примирения», «взаимного прощения обид» и так далее. Он предлагает поступить с ним так же, как Русская православная церковь поступила с Русской зарубежной церковью в 2007 году, когда взаимные прещения и анафемы были покрыты любовью и забыты. Филарет просто делает ход, чтобы затем обратить внимание «мировой общественности» на «жестокосердность» Москвы. Что он был готов на многое пойти, и прощения просить, но Москва не позволяет решить украинский вопрос. Скорее всего, у него именно такой расчет», - сказал Кураев.

Тогда в довольно нелепом виде предстает Архиерейский собор РПЦ, не только выдвинувший Филарету условия прощения, но и успевший сформировать для этого представительную комиссию.

«Это нужно было, чтобы оттенить посещение Архиерейского собора президентом. Отчитаться о работе, об успехах на украинском фронте», - безжалостен к собратьям отец Андрей.

...и государства

Между тем такие успехи, действительно, нужны, указывает Алексей Макаркин.

«Сейчас Российское государство ищет какие-то форматы выстраивания отношений с Украиной. Есть известные Минские соглашения. Они, как известно, не работают. И вот тут церковный фактор, попробовать поговорить с Украиной через церковный ресурс, тоже может быть задействован. Этим в том числе было продиктовано то, что это письмо не было отвергнуто. Если анафематствованный человек пишет такое письмо, а в нем нет раскаяния и желания подчиниться церкви, то обычно оно не принимается, а отсылается обратно. Здесь этого не было, потому что, видимо, нужны подвижки в отношениях. Но на межгосударственном уровне они невозможны», - сетует политолог.

С этой точки зрения совсем в другом свете воспринимаются слова Филарета, сказанные им на пресс-конференции, о том, что не он на самом деле был инициатором нынешнего диалога, а как раз митрополит Иларион, отвечающий за внешние сношения Московского патриархата. И вероятно, в данном случае не только и не столько патриархата. Потому что любое общение РПЦ с киевским лже-патриархом наносит прямой удар по УПЦ МП и ее главе митрополиту Онуфрию.

«УПЦ МП находится в самом сложном положении. Вся ее идеология в том, что Филарет неприемлем, что он отлучен от церкви, что он враг, что автокефалия неприемлема. И теперь вопрос, не возникнет ли конфликт внутри УПЦ МП, потому что там тоже есть люди, которые готовы говорить о самостоятельности украинской церкви. И есть люди, которые этого не хотят, для которых и нынешний статус слишком самостоятельный», - замечает Макаркин.

Однако, как это было уже не раз в истории Русского православной церкви, ее интересы могут быть принесены в жертву устремлениям государства. Перефразируя известную поговорку, любишь с мигалками кататься, люби и проклятым схизматикам угождать. Тем более, что это так по-христиански.


Сергей Подосёнов


Партнеры

Партнеры

Партнеры