Общество

Михаил Кожухов: Дагестан соскучился по гостям!

6 Сентября 2016 в 21:20
Михаил Кожухов: Дагестан соскучился по гостям!
ФОТО: РИА Новости
Президент Клуба Путешествий рассказал НСН о встрече с медведями на Колыме, дагестанском застолье и о том, как музыканты становятся экскурсоводами.

Президент Клуба Путешествий Михаил Кожухов рассказал НСН о своем отпуске на Колыме, сокровищах, которые хранятся в домашних музеях дагестанских сел и о «туристических яслях».

- Вам удалось где-то отдохнуть этим летом?

- Я съездил на Колыму, совершил довольно сложную экспедицию, и в плане организации, и в физическом плане. Мы прошли по спортивной речке, притоку притока Колымы, с порогами пятой, предпоследней категории сложности, это действительно очень опасно. Мы прошли 400 км на веслах в местности, не населенной никем кроме медведей. За два дня увидели 10 медведей. На третий 11 мишка сам пришел к нам в лагерь. К счастью, в этот момент мы уже собирали катамаран и близкое знакомство не состоялось. Медведь – это невероятный зверь, мощный, пластичный. Достаточно увидеть, с какой скоростью он бежит по глухой тайге, чтобы понять, что если он за тобой погонится, шансов спастись не будет абсолютно никаких.

- Программа вашего путешествия заключалась только в сплавах или была ещё какая-то цель?

- Начиналась и заканчивалась экспедиция в исторических местах – местах ссылок. Мне эта тема в последнее время стала как-то интересна. Мы ее не то чтобы стесняемся, но, как мне кажется, другие события гораздо лучше преподаются в школе, хотя именно эта страница нашей истории заслуживает более детального описания, потому что здесь речь идет о миллионах людей, сгинувших на колымских приисках. Соприкосновение с этим для меня было интересно. 

- Не так давно вы побывали в другом, не менее интересном уголке нашей страны - Дагестане. Расскажите об этом путешествии.

- За последнее время в Дагестане я побывал дважды: прошлой осенью и весной. Осенью я делал селфи на фоне прекрасного Гуниба и мой дагестанский друг, мой кунак, надел на меня папаху. Я возмутился «Почему, дескать, я должен фотографироваться в чужой папахе?». А он ответил «В следующий раз у тебя будет своя». И действительно, когда я приехал в Дагестан через полгода, мы заехали к мастеру, знаменитому на весь Дагестан, посмотреть, как шьются эти папахи. Закончилось это, естественно, застольем, притом, что мы торопились, и все об этом знали. Мы были просто не в состоянии съесть хотя бы треть от того, что было поставлено на стол. По другому они встречать гостей просто не умеют.   

- Власти Дагестана надеются сделать свой регион серьезным  туристическим центром. Как вы считаете, насколько выполнима эта задача?

- Надо сказать, что дагестанцы прекрасно знают, как к ним относятся в других регионах России, и очень переживают из-за этого. Они очень соскучились по гостям, которых сейчас не так много,  потому, что много лет в регионе было неспокойно. Сейчас назвать то, как в Дагестане встречают, «кавказским гостеприимством» просто не поворачивается язык, для описания этой ситуации нужен специальный термин, более возвышенный.  Это не просто один из самых красивых регионов России (а виды там действительно потрясающие, не случайно тот же Гуниб писал Айвазовский), но еще и потрясающая концентрация самобытности. Ты приезжаешь в село, где женщины делают гончарные изделия фантастической красоты (здесь это исключительно женская работа, мужчине запрещено брать в руки глину), рядом девочки из этого села танцуют в костюмах, украшенных серебряными рублями начала века, которые был бы счастлив иметь в своей коллекции почти любой музей! Кстати, например, в селе Кубачи у 80% населения есть свои домашние музеи!

- Какие экспонаты там можно увидеть?

- В этих музеях собрана не только медная или глиняная посуда, но и, например, старинные фарфоровые тарелки! Дело в том, что в Кубачах уже много столетий производят великолепные серебряные украшения и оружие.  Еще со времен Персидской империи местные жители увозили сережки, браслеты, кинжалы продавать в другие края, а домой привозили фарфоровые тарелки. Я сам видел в этих музеях китайский фарфор XVII века! Галерейщики и коллекционеры предлагают его владельцам баснословные деньги, но ни один экспонат не продается, а только передается из поколения в поколение. Кроме того, не стоит забывать о гастрономическом разнообразии. В этом плане Дагестан напоминает Китай: здесь в каждом селе можно попробовать что-то новое. Даже сыр отличается по вкусу!

- Насколько такое путешествие безопасно?

- Могу сказать, что опасения людей по поводу путешествия в Дагестан абсолютно беспочвенны. Здесь чудесно! Единственная опасность: набрать несколько лишних килограммов или переборщить с дегустацией продукции Кизлярского или Дербентского коньячного завода. Кроме того, большая часть туристической инфраструктуры дагестанских курортов советских времен, когда в регион ежегодно приезжало чуть менее миллиона туристов. Поэтому, например, нашему Клубу путешествий в свое время пришлось отказаться от посещения интереснейших мест. Там просто негде было разместить группу. Кое-где нам, правда, удалось найти альтернативу гостиницам и разместить наших путешественников в домах местных жителей. Это, конечно, потрясающе интересный опыт.  Они с удовольствием общаются с семьями, у которых живут, а  на утро счастливые делятся впечатлениями, обсуждают, кого чем угощали, и так далее.

- Кстати, в Клубе Путешествий недавно обновился состав гидов. Например, певица  Женя Любич в одном из интервью рассказывала, как проводила экскурсии по Петербургу...

- Не совсем так. Женя Любич стала нашей «душой компании». Так мы называем людей, которые путешествуют с нашими группами. Быть может, это не слишком удачный термин, но ничего более остроумного нам в голову не пришло. Эти люди – не гиды, в группах  всегда есть профессиональный гид, в обязанности которого входит рассказывать, что где находится и что когда было построено. Душа компании создает атмосферу путешествия. Группы у нас маленькие, 8-12 человек, как правило, не знакомых между собой. И нам очень важно сделать так, чтобы они из попутчиков превратились в друзей настолько, насколько это возможно, и, может быть, потом продолжали дружить за рамками нашего клуба. Мы сводим взрослых людей, они на время поездки становятся детьми, рушат броню, которой каждый из нас огражден в офисной повседневности, и в необычных для себя условиях открываются друг другу. И, как раз, душа компании отвечает за то, чтобы отпуск стал праздником, который люди запомнят на всю жизнь.

- А кто еще у вас выступает в роли «души компании»?

- Я сам выступаю в качестве души компании и тоже езжу с группами, в ноябре, например, собираюсь в Австралию, всех приглашаю со мной.  В этой роли выступают и другие люди, возможно,  более душевные и симпатичные, чем я. Например, чудеснейший Андрей Бильжо, который чаще всего приглашает в Италию. Он прекрасно знает эту страну, много лет живет на два дома: в России и в Венеции. Алекс Дубас. Он влюблен сразу в несколько мест на свете, и ему нравится делиться своей любовью с окружающими: он ездит в Стамбул, в Ригу, где вырос, в Грузию, куда по-моему он готов ездить раз в неделю. Сейчас вот наши ряды пополнились музыкантами. Это не только Женя Любич, но и Олег Нестеров из группы «Мегаполис», и Максим Кучеренко из «Ундервуда».

- Какую программу готовят артисты для своих попутчиков?

- Женя Любич из Питера и она показывает свой Питер, Питер своих друзей, те места и тех людей, которые в совокупности позволяют ей сказать «Да, это мой город!». Что же касается Нестерова, ему сейчас литература стала не менее интересна, чем музыка, у него выходит книга «Небесный Стокгольм» и поэтому, естественно, он приглашает всех в Стокгольм. А Максим Кучеренко из Крыма. Его программа называется «Крым, портвейн и рок-н-ролл». Он не наш, не ваш, это именно его Крым, его родина, которую Максим настолько любит, что хочет ей со всеми поделиться.

-А есть ли места на нашей планете, куда бы вы не поехали ни за какие коврижки?

- Я не очень люблю ездить по Ближнему Востоку. Я как-то плохо знаю этот мир, плохо понимаю его, и в общем мне там не очень интересно. Не могу сказать, что не поеду туда ни за какие коврижки, хотя бы потому, что стремительно растет Дубай, возможно, имеет смысл на него посмотреть. Но, скажем так, ближневосточное направление буду рассматривать в последнюю очередь. Ведь в той же Азии и Латинской Америке есть еще столько мест, которые я еще не видел, или тех, куда хочется вернуться. Да и в старушке-Европе пока еще не все истоптано.

- Раньше россияне очень любили пакетные туры по системе «все включено». Как вы считаете, сокращение количества предложений такого рода в связи с тем же закрытием Египта, подстегнет россиян к тому, чтобы не просто отдыхать, а именно путешествовать?

- Меня бы это обрадовало,  потому, что пляжный туризм – это ясельный возраст путешественника. Когда человек в десятый раз наедает пузо, отдыхая по системе «все включено», на 11 ему становится скучно и появляется желание что-нибудь увидеть. Тогда он переходит в следующий, детсадовский возраст, когда человеку кажется, что, сэкономив три копейки, он сам организует свое путешествие правильно. Это ошибка. Я только что вернулся с выставки Айвазовского, где специально попросил об экскурсии. Благодаря этому я узнал невероятное количество нового и интересного. Если бы со мной не было экскурсовода, я бы все осмотрел за 10 минут, но никогда бы не узнал, что, например,  определенные сцены, изображенные на его картинах, он видеть просто  не мог. Полотна писались под впечатлениям от рассказов очевидцев!  В моей голове не осталось бы ничего! Так что пусть россияне приходят к нам, мы их давно ждем, чтобы увлечь простой идеей: страны надо смотреть не через достопримечательности, а через людей, которые рядом с этими достопримечательностями живут!



Партнеры

Партнеры

Партнеры