Происшествия

Первый генпрокурор РФ не согласен с «профессиональным кретинизмом» от Сечина и ждет его допроса

8 Сентября 2017 в 19:00
Первый генпрокурор РФ не согласен с «профессиональным кретинизмом» от Сечина и ждет его допроса
ФОТО: Игорь Сечин // Фото с сайта crimsonalter - LiveJournal

Экс-генпрокурор рассказал НСН, почему заявления Сечина о «профессиональном кретинизме» следователей не имеют никаких оснований.  

Обнародование стенограммы разговора во время передачи взятки Алексею Улюкаеву назвал «профессиональным кретинизмом» глава «Роснефти» Игорь Сечин. Об этом он рассказал «Коммерсанту».

По его словам, в этой беседе есть сведения, содержащие гостайну, разглашать которые строго запрещено. При этом он отметил, что сам «ничего такого не сказал», однако в разговоре были сведения, которые «не относятся лично» к нему.

Первый генеральный прокурор России Валентин Степанков в беседе с НСН возразил главе «Роснефти». По мнению экс-генпрокурора обнародование стенограммы в суде было абсолютно законным, а вот участие самого Сечина в деле Улюкаева вызывает много профессиональных вопросов.

«Ознакомившись с материалами, я пришёл к выводу, что необходимо вносить поправки в закон об оперативно-розыскной деятельности, причём незамедлительно. Потому что операция по задержанию Улюкаева, на мой взгляд, проведена на низком профессиональном уровне, что даёт пищу для слухов и разговоров о провокации. С первой минуты, записывая разговор, делая скрытую съёмку этих событий, надо было уже тогда отдавать себе отчёт в том, что это будет предметом оценки следствия и предметом на гласном судебном разбирательстве», — заявил НСН Степанков.

Собеседник агентства признал, что то, как велась эта операция контролируемой взятки, а именно передача денег Улюкаеву с целью взять его с поличным, даёт повод для домыслов и провокаций. По мнению Степанкова, процесс Улюкаева говорит о необходимости корректировки действующего законодательства. А вот, что касается обнародования записи разговора, то в данном случае гласность абсолютно законна.

«Вопрос открытости либо закрытости судебного заседания надо было решать отдельно. Но, насколько я знаю, ни сторона защиты, ни сторона обвинения не ставили вопрос о закрытии этого процесса. Поэтому всё закономерно, запись — это одно из доказательств, которое должно анализироваться в гласном процессе», — пояснил НСН экс-генпрокурор.

При этом он указал на те странности в деле Улюкаева, которые ставят под сомнение достоверность того, что взятка была действительно контролируемой.

«Если бы операция по контролируемой взятке разрабатывалась не только оперативниками, для которых главная цель взять преступника и передать, а шла под контролем следователя по уже возбуждённому уголовному делу, то следователь бы прекрасно понимал, какие фразы надо произносить, как передавать ценности, и каким образом они потом будут документироваться. А здесь всё произошло так, что оперативники всё сделали,  а потом только к утру вызвали следователя, который стал закреплять события в документах. С первой минуты контролируемой взятки надо думать, каким образом она будет доказываться в суде, а это не было сделано. А если и было сделано, то не на высоком уровне. Если бы эту схему правильно разработали, в неё вообще не нужно было включать того же Сечина. Если взятка вымогалась, то его роль была сведена к нулю. По всей видимости, они понимали, что к кому-то другому Улюкаев либо не поедет, либо от кого-то другого сумку с деньгами не возьмёт», — заключил экс-генпрокурор России.

Степанков убежден, что теперь судебное разбирательство нуждается в допросе главы «Роснефти».

«Я думаю, что впереди ещё много свидетельских показаний, которые надо произнести в зале суда и самому Сечину, и банкиру, который был первым, кто известил главу “Роснефти” о том, что Улюкаев якобы намекает на взятку.  Надо показывать и скрытую запись того, как это происходило. Всё это должно было быть урегулировано в законодательстве об оперативно-розыскной деятельности. К сожалению, этот закон, принятый в 1995 году, крайне сузил возможности и прокурорского надзора, и судебного контроля. Поэтому сейчас мы и пожинаем такие плоды в этом процессе», — подытожил собеседник НСН.

Напомним, что из расшифровки стенограммы разговора Улюкаева с Сеченым стало известно о «корзинке с колбасой», которую глава «Роснефти» передал бывшему министру. В ней предположительно лежали два миллиона долларов, которые Улюкаев, по версии следствия, вымогал у Сечина.


Партнеры

Партнеры

Партнеры