Политика

Твиттерная бомбардировка. Как и для чего Трамп пугал Россию ракетами

11 Апреля 2018 в 21:20
Твиттерная бомбардировка. Как и для чего Трамп пугал Россию ракетами
НСН спросила у экспертов, что означает резкий разворот Трампа от воинственной риторики до миролюбивого предложения о дружбе.

Президент США Дональд Трамп сегодня в очередной раз сумел поразить мировую общественность. Сначала парой фраз он заставил мир замереть от ужаса перед реальностью Третьей мировой войны, когда в «Твиттере» предупредил Россию о том, что у нее скоро возникнет необходимость сбивать американские ракеты. Но буквально через час там же миролюбиво заявил, что для конфронтации России и США нет никаких причин. Мир с облегчением выдохнул накопившееся смятение, но осадочек, как говорится, остался.

«Готовься, Россия, потому что они прилетят, славные, новые и "умные"!» - так с чарующей кичливостью Трамп предупредил сегодня о готовящемся ракетном ударе по Сирии, бросив вызов российской ПВО. А уже в следующем «твите» заявил, что нет никаких причин, чтобы отношения между Москвой и Вашингтоном были хуже, чем даже в годы холодной войны и с подкупающей непосредственностью предложил остановить гонку вооружений.

Что это, вообще, было? Этот вопрос не впервые возникает у неравнодушных наблюдателей деятельности обосновавшегося в Белом доме экстравагантного девелопера. Не далее как зимой он уже чуть было не поставил планету на грань ядерного конфликта, когда, обозвав лидера КНДР Ким Чен Ына «рокетмэном», пообещал ему «огонь и ярость». «Ракетчик» в долгу не остался и пообещал «сумасшедшему американскому старику» разбомбить базы США на Гуаме. И… ничего. Но прошло нескольких месяцев, и мы наблюдаем активную подготовку к встрече двух лидеров. А ведь переговоров на высшем уровне между КНДР и США еще не было никогда.

Американист, журналист-международник Михаил Таратута считает, что такой подход укладывается в бизнес-тактику американского президента.

«Он повышает ставки до очень высокого уровня, он надавливает на оппонента, запугивает оппонента. Но в то же самое время дает сигнал, что, вообще говоря, возможен и другой выход. Но при этом старается получить при этих возможных переговорах некоторое преимущество», - указал он в беседе с НСН.

Тот же провокативный стиль мы могли наблюдать и в очередном раунде по перетягиванию торговых канатов с КНР. «Мы видели эту ситуацию с Китаем, это было очень наглядно. Как он запугивал Китай повышением тарифов. Все это выглядело всерьез, но оказалось, что за кулисами шли переговоры. И, в общем, они договорились, несмотря на всю эту риторику. Мне бы очень хотелось надеяться, что сейчас происходит примерно то же самое», - добавил собеседник НСН.

Эту точку зрения разделяет и главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. Однако считает, что в нынешней ситуации риски такого запугивания могут отказаться непропорциональными.

«Он в духе своей бизнес-психологии блефует. Он поднимает ставки в расчете, что собеседник дрогнет. Но это опасный блеф. Одно дело, когда он привык это делать на переговорах по real estate, всю жизнь в области торговли недвижимостью. А здесь другой мир, здесь политика, а не бизнес. Но тем не менее это его традиционная тактика. На такие вещи, особенно угрозы, которые прозвучали, невозможно отвечать ничем, кроме как ответной угрозой», - заметил собеседник НСН.

Неужели ситуация действительно зашла так далеко, что нет другого выхода, кроме дальнейшей эскалации?

«Мы в одном шаге от войны с Соединенными Штатами!», - уверен президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

Но что-то не сходится. Тактика психологического давление на контрагента – вещь вполне понятная как в бизнесе, так и в политике. Однако в сегодняшней твиттерной интриге она оказалась до комичного непоследовательной: слишком кратким оказался временной промежуток между хорошим и плохим полицейскими в исполнении хозяина Белого дома.


Президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов объясняет эту курьезную нелогичность соображениями имиджевого и экономического характера.

«Следует отметить, что Трамп это сделал рано утром. Первое его заявление было связано с тем, чтобы сохранить лицо после того, как срок его 48-часового ультиматума истек. Разрешить ситуацию точечно, только за счета эсминца Donald Cook с его 60 «Томагавками» он не сможет. Поэтому, с одной стороны, нужно сохранить лицо и усилить давление. С другой, рынок в США вошел в штопор. Рынки отреагировали на то, что может быть очень серьезное военное столкновение, которое плохо может закончиться не только для Российской Федерации, но и в целом для мировой экономики. Поэтому с этой точки зрения он пытается смягчить позицию», - предположил аналитик в беседе с НСН.

Возникает вопрос: чего ради эти извороты? Какой реакции Трамп ожидает от Путина? Старший преподаватель Школы востоковедения Высшей школы экономики Андрей Чупрыгин полагает, что той же, что и от «рокетмэна» Кима.

«Вся история последних дней похожа на медленную, в стиле Трампа, подготовку к переговорам, укрепление позиций. Сейчас он стращает ракетами, которые не полетели. Потом еще что-нибудь скажет. А в конце – «давайте поговорим». Сейчас идет демонстрация мышц в обычной манере Трампа, в той в какой он привык общаться, такой полудворовый вариант», - отметил собеседник НСН.

Однако конфликт США и России отличается от северокорейского кризиса, напоминает Федор Лукьянов.

«С Северной Кореей более-менее ясной была цель, задача. Заставить КНДР прекратить свои испытания, пойти на диалог по отказу от ядерного оружия. Насколько это получится, неизвестно, но там хоть сам предмет переговоров понятен, есть о чем договариваться. Здесь Трамп грозит таким нанесением символических ударов возмездия, которые, в общем, переговоров не предусматривают. Он говорит, что все должны заплатить цену за поддержку античеловечного «животного» режима Асада», - заметил он.


С этим согласен и востоковед из ВШЭ. Поэтому, считает он, единственная надежда на выход из нынешнего тупика – это итоги инспекции Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Восточной Гуте, где, как заявляют американцы, на прошлой неделе была совершена очередная химическая атака против мирного населения, которая, собственно, и стала поводом к нынешнему обострению. Ответственность за нее Вашингтон и его союзники по коалиции привычно возложили на официальный Дамаск. Правда, зачем Асаду травить собственных граждан, ответа до сих пор нет. Тем более что сирийское химическое оружие было уничтожено еще в 2013 году.

«Сейчас ничего они не могут друг другу предложить, потому что сейчас друг друга не слышат. Сейчас единственный вариант – это работа ОЗХО. Если ее инспекторы решатся туда поехать, как они заявили, и это произойдет в ближайшее время, тогда ситуация разрядится. Потому что против выводов ОЗХО возражать не сможет абсолютно никто. Я надеюсь, что там действительно ничего не было. Даже если что-то было с этим хлоридом, то по крайней мере у ОЗХО будет возможность определить, кто это применил. Я глубоко убежден, что это применили боевики «Джейш аль-Ислам», - сказал Чупрыгин.

Однако у сегодняшнего твиттерного сюжета может быть и еще одно измерение. Внутриполитическое. Не нужно забывать о расследовании связей Трампа и его окружения с Россией, которое ведет спецпрокурор Роберт Мюллер.

«У него же положение незавидное внутри Соединенных Штатов. Сейчас все с этой химатакой и угрозами нанесения удара немножко подзабыли, что Мюллер продолжает свою работу. Трамп защищается. Во многом его твиттерские заявления направлены на внутреннее потребление. Стремление показать себя сильным, бескомпромиссным парнем перед лицом нависшей угрозы со стороны России. Это продолжается уже несколько месяцев, сейчас просто эскалация пошла в Сирии, а так уже минимум полгода, методика все та же, чтобы показать, что он никак не может быть агентом России», - напомнил собеседник НСН.

Похоже, что это и есть основная причина странных эпистолярных метаний Трампа, которые поставили на уши весь мир. Ведь уже следующим своим «твитом» он прямо обвиняет Мюллера и сторонников Демократической партии, их «лживое и коррумпированное расследование» в разрушении отношений с Россией и нынешнем кризисе. Что ж, Трамп далеко не первый, кто внутренние неурядицы пытается решать за счет внешнеполитических эффектов.

Сергей Подосёнов



Партнеры

Партнеры

Партнеры