Музыка

«Монстры рока»: Лужков сказал - будет 200 человек. А пришло полмиллиона!

28 Сентября 2015 в 22:00
«Монстры рока»: Лужков сказал - будет 200 человек. А пришло полмиллиона!
Фестиваль "Монстры рока", 28 сентября 1991 года, Тушино

Ровно 24 года назад в Москве прошел фестиваль «Монстры рока». Он состоялся благодаря невероятному энтузиазму людей, мечтавших о том, чтобы показать совсем молодой России, что такое настоящий рок. 

Продюсер Борис Зосимовпобывав в эфире радиостанции ROCK FM, рассказал читателям НСН о том, как за три недели удалось организовать один из крупнейших рок-фестивалей в мировой истории, куда исчезли музыканты группы «Металлика» из аэропорта «Шереметьево» и чем помог Юрий Никулин.

- Борис, сколько времени ушло на подготовку фестиваля?

- Вообще, такие концерты готовятся за полгода, за 8 месяцев. У нас получилось сделать это за три недели. В этом нам помогло одно обстоятельство: ситуация, которая сложилась в России на тот момент (только что прошел путч) во всем мире вызвала интерес к нашей странной стране.

- Как родилась идея такого фестиваля?

- Вообще, все произошло случайно. На мой день рождения один из моих приятелей спросил: а не хочешь ли ты увидеть в Москве «Металлику» и AC/DC? В тот момент я записал это предложение в свой блокнотик. Я пометил, что одной из крупных акций, которые я хочу провести, будут «Монстры рока» с «Металликой» и AC/DC. В общем, я подумал: «Смешно, весело» и ответил «Хочу».

Потом мне позвонили из «Warner» и спросили: «Молодой, человек, кто вы такой? А то за вас тут хлопочут, говорят, что вы можете что-то сделать». Я начал убеждать: говорить с руководством групп, но главное – с руководством «Warner», которому принадлежали эти группы. Их нужно было убедить, что фильм, снятый через месяц после путча, о том, как просыпается молодая, новая Россия, может быть интересен. За эти три недели все отменялось раз 50. Один звонок – «Да», другой – «Нет».

- Как выбирали место для фестиваля?

- Когда все-таки решили, что фестиваль состоится, возник другой вопрос: «Где его проводить?». Он оказался вопросом на засыпку. Я об этом понятия не имел. Мои ребята нашли Тушино. Нашим зарубежным партнерам я рассказал о том, что на этом поле Сталин принимал военные парады. Их это каким-то образом возбудило. Сказали «Ладно, мы присылаем «технического человечка». Если он скажет, что на этой площадке можно что-либо провести, будем продолжать разговор». Меж тем, до концерта оставалось буквально две недели.

Когда человек приехал, посмотрел на нас, как на сумасшедших. Дело в том, что на тот момент на Тушинском поле не было не то что электричества, но и вообще ничего. Оно было абсолютно пустым. Мы положились на русский «авось» и сказали: «Всё сделаем!». Человек уехал. Через несколько дней по телефону нам сказали: «Ну давайте, пробуем!».     

- Всего за три недели нужно было оформить визы музыкантам, привезти оборудование, решить множество других вопросов. Как вы справились? Как музыканты вообще согласились на такую авантюру?

- С музыкантами в таких случая обычно не договариваются. Решают не они. Хотя «Металлика», и AC/DC, конечно, решали. Но им было крайне любопытно то, что происходит в нашей стране, любопытно посмотреть на это. В итоге, эти группы согласились ехать практически бесплатно.

То, как тогда был решен вопрос с логистикой и визами, сейчас просто невозможно представить. У меня прошло 24 фуры через Белоруссию, через Брест вообще без таможенного оформления. Ну, 91-ый год! Тогда я написал письмо «Прошу пропустить 24 трака с оборудованием для таких-то групп. С уважением, Борис Зосимов». Ни «скайпов» же, ничего не было, ни «интернетов», ни мобильных телефонов не было. Отправил это письмо своему человеку в Брест, дал ему 100 долларов и сказал: «Что хочешь делай, но чтобы эти фуры прошли». Человек оказался способным, отнес письмо, куда нужно, договорился, убедил.

Но это было еще не все. Для того, чтобы привезти остальную технику, понадобилось два «Руслана». Эти самолеты тогда в Москве не «квартировали», они стояли в Киеве. Сейчас их аренда стоит миллионы и миллионы долларов. Тогда нам это обошлось в 5 тысяч долларов. Мы сумели договориться через моих киевских друзей. Самолеты загрузили в Барселоне и привезли оборудование в Москву. Тоже без «растоможки». Но, понимаете, время такое было. Одна страна закончилась, другая не началась.  

- Как реагировали иностранные партеры?

- Американцы на все эти операции смотрели, как на тихий ужас. Они не понимали, что происходит, кто такой Борис Зосимов. Бог? Почему ему так легко удается договариваться? Я попытался объяснить, что у нас есть связи, которых на самом деле тогда не было.

300 человек должны пройти границу в "Шереметьево". Виз ни у кого нет. Я снова пишу письмо: «Прошу пропустить через границу для проведения культурно-массовых мероприятий следующих граждан США, Канады, других стран», приложил пофамильный список. Они прилетают в "Шереметьево", я посылаю туда своего очередного «бойца», звоню руководителю таможни, говорю: «Ребят, вот такая ситуация», угрожаю фамилиями Ельцин, Горбачев, я уже не помню, что я тогда нес. В итоге все 300 человек прошли. «Металлика» летела «чартером», села не в "Шереметьево-2", а в "Шереметьево-1". Музыканты 4 часа сидели на лавочках, ждали, когда их найдут!

Словом, было столько всего, что если когда-то обо всех этих приключениях написать книгу, никто не поверит. Кстати, вы будете смеяться, но помог мне во многих вопросах Юрий Владимирович Никулин. Когда мне нужно было попасть к тогда еще вице-мэру Лужкову с идеей концерта, надо мной все потешались и говорили «На ваших рокеров придет человек 100». Я пошел к Юрию Владимировичу, зная, что он находится в хороших отношениях с Лужковым, и повел его на эту встречу. Никулин вступился «Дайте молодежи повеселиться». Лужков мне сказал: «Борь, я гарантирую, что больше 200 человек там не будет», на что я ответил «А я гарантирую, что там будет больше 100 тысяч человек!».

- Как же собирали людей?

- Когда стало ясно, что у меня все склеивается, на рекламу оставалась одна неделя. Я сумел договориться с каналом «Россия». Здесь раз в несколько часов передавалось сообщение о том, что там-то, во-столько-то произойдет такой-то концерт. Конечно, никто не верил, думали, что это - чушь. Потом люди поехали в Тушино, посмотрели, что там идет дикое строительство. Строился настоящий город. Притом, всю неделю до концерта лил нереальный дождь.

Американские партнеры уже запереживали, что плохая погода будет и в день фестиваля. Я пообещал, что дождя не будет. Не поверили, сказали: «Не смеши нас, ты нас и так насмешил!» А мы договорились с летным отрядом, который разгонял тучи для парада 9 мая. Утром приезжаем на стадион. Дождь, который лил всю неделю, прекратился. Американцы посмотрели на меня с опаской. Я решил над ними поиздеваться, и сказал: «Когда концерт закончится, дождь хлынет, как из ведра». Когда это произошло, меня начали обходить стороной.

- Что было самым страшным во время подготовки фестиваля?

- Самым страшным было чувство агрессии, которое вырвалось у ребят, приехавших из разных городов, со всей страны, ночевали на поле. Этот концерт вроде вошел в книгу рекордов Гиннесса, на нем собралось около полумиллиона человек.

Я читал, что «Металлика» до сих пор считает это своим лучшим концертом. Впрочем, когда я ездил в Лос-Анджелес помогать монтировать фильм, они мне об этом сами сказали.

- Во время фестиваля вы поднялись на сцену и пригрозили остановить концерт, если люди не успокоятся …   

- У нас не было другого выхода. На «Пантере» народ завелся так… Это была не злость… Это был выхлоп после трех дней в августе. Это был стресс. Пацаны кидали бутылками в милицию, милиция вместе с военными им отвечала. По идее, после группы «Пантера» должны были выступать Motley Crue. На мое счастье, по каким-то причинам они не приехали. Вместо них приехал коллектив, который играет спокойный блюз.

Когда началось все это сумасшествие, я вышел и сказал «Ребят, мы жили ради этого, ждали очень много лет, чтобы просто увидеть. Но вы сейчас можете лишиться этого концерта, потому что я его остановлю. Я не хочу в тюрьму, я не хочу, чтобы кто-то из вас пострадал». Подействовало. Плюс, мне помогли музыканты, которые начали играть свой медленный блюз. Люди успокоились.

Зато, когда на сцену вышла «Металлика», глаза на лоб полезли не только у публики и у меня, но и у Лужкова. Эта энергетика просто сбивала с ног. Этого я не забуду никогда в жизни. Когда ты стоишь на сцене, смотришь в толпу людей… У кого-то из них мечта сбылась… Это счастье!

- Не страшно сейчас, когда оглядываетесь назад и вспоминаете об этом фестивале? Не посещают мысли «Как мы только с этим справились?!»

- Если бы я об этом хоть на секунду задумался, ничего бы не получилось. Просто я безумно хотел сделать этот концерт. Плюс еще, думаю, подействовал какой-то дар убеждения серьезных дядей. С некоторыми из них, кстати, потом у меня был серьезный бизнес.

Я знал, что я и моя команда это сделаем. Все эти три недели мы не спали. Постоянные перезвоны, отказы, поиск места. С некоторыми людьми мы буквально недавно вспоминали об этом фестивале и смеялись: сейчас об организации такого мероприятия в такие сроки невозможно даже подумать.

- В следующем году юбилей фестиваля – 25 лет. Не планируете ли отметить это событие еще более грандиозным действом?

- Не знаю… Идею дали, посмотрю, может что придумаю...


Программный директор радиостанции ROCK FM Евгений Штольц


Партнеры

Партнеры

Партнеры