Музыка

«ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ». «Кукольный театр»: Гала-концерт покажет, кто возьмёт любовь толпы

4 Октября 2018 в 19:55
«ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ». «Кукольный театр»: Гала-концерт покажет, кто возьмёт любовь толпы
ФОТО: НСН

Вокалист коллектива Антон «Роджер» Романов поделился с НСН секретами работы с Сергеем Галаниным, а также рассказал, зачем нужно слушать классику и Монеточку.

Всё ближе момент завершения этапа студийной записи финалистов конкурса «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ». Пока одни музыканты репетируют на базе Hendrix Studio, другие уже пишут свои треки под руководством наставников в студии VINTAGE RECORDS. Сегодня НСН пообщалась с вокалистом группы «Кукольный театр» Антоном «Роджером» Романовым и узнала, как помог им в записи наставник Сергей Галанин, от кого бегают современные рокеры в Череповце, и почему группа не считает себя эпигоном «Короля и Шута», несмотря на мнимую схожесть.

— Антон, расскажите, как проходит запись?

— Круто, что здесь работают профессионалы, и нет предвзятого отношения к провинциалам. Если что-то не получается, нам говорят и помогают — и звукорежиссёры, и техники, и наставник. Это огромная замечательная команда, включающая и Сергея Галанина, и Алексея Привалова, его директора. Алексей нам прописал просто великолепнейшую пиано-партию, а с Сергеем мы договорились добавить в песню рок-н-ролла. Мы пишем лиричную композицию, и в ней будет Серёжин вокал. Она называется «Прощай, малышка Хизер» — про девушку Хизер Линдсей, которая умерла от рака сразу после свадьбы. Песня такая астральная… Тема достаточно щепетильная, потому что это может настигнуть любого, и это же бич человечества. Сергей сделает в песне интро и коду. Идею эту предложил я, потому что услышал, что там будет очень к месту его вокал. Когда я сочинял песню, то понимал, что там нужен именно этот тембральный шепот на субтонах… Так что, скорее всего, всё совпадёт. Вообще у нас уже всё совпало — мысли, желания, у нас много, оказывается, общего! И вот мы общаемся уже два дня, и мы, не скажу, что друзья, но контакт произошёл.


— Записать можно только две песни по условиям конкурса. И многие музыканты выбирали треки так, чтобы они звучали на контрасте. А как подошли к этому вы? Что будет второй композицией?

— Вторая песня называется «Письмо рыцаря». Она про те времена, когда чтобы завоевать девушку, нужно было обнажить меч. Песня достаточно сложная, в ней ломаные ритмы, из трёх четвертей выходит на четыре… То есть, мы взяли лирическую композицию и мощную, чтобы тоже было на контрасте.

— А как вообще, тяжело писать в сжатые сроки материал команде из шести человек?

— Очень тяжело. Конечно, проще в одиночку писать — даже если ты добавляешь какие-то инструменты, это всё равно намного меньше времени занимает, чем у нас. Все шесть человек проходят через запись. Например, сейчас у нас осталось всего шесть часов, и нам нужно сделать невозможное.

— А как вы считаете, в жизни вашей группы, особенно после этапа конкурса на «Нашествии», произошли какие-то глобальные изменения?

— Мы получили статус. Любая уважающая себя группа стремится к статусу. В нашем случае, это статус музыкантов, которые становятся лицом города. Мы из Череповца, а это крутой город — оттуда родом Башлачёв, Лёня Парфёнов, Шевчук много лет жил в Череповце, Николай Носков. Много талантливых людей, но город металлургический, и, естественно, здесь никто не собирается спонсировать рок. Мы существуем уже четыре года, и рок потихоньку прорывается. А то раньше совсем как-то было…

— То есть, вы хотите выйти на федеральный уровень?

— Конечно. Но хочется, чтобы и в городе была движуха. Потому что, когда мы были подростками, нам было, куда сходить. У нас были общие интересы… Ведь, в чём анархия проявляется у подростка? Все слушают в его классе, скажем, какого-то рэпера, а ему это не нравится, он не идёт в стадо, а начинает слушать своё. И он ищет себе единомышленников. А где их найти? Хорошо, есть соцсети, но живое общение всегда лучше. И мы в своё время так собирались в Череповце у пушки, зенитной установки — с гитарами, нас гоняли скинхеды, гопники, но это была жизнь!

— А что изменилось с тех пор?


— Многое. Красное государство — много ментов стало, и гоняют, и люди по-другому к этому стали относиться. Но мы недавно устраивали перформанс на главной улице города, и мы их нашли! Это маленькие подростки с синими волосами, с татуировками, которые сидят и играют на гитарах. Мы вышли разукрашенные, с актёрами нашего череповецкого уличного театра на ходулях, играли. И я этих ребят спросил — а вас-то кто-нибудь гоняет? Они говорят, да, но теперь это называется Casual — чуваки в модной одежде приходят и говорят: «У тебя синие волосы, это не true».

— Но, наверное, от таких не так страшно бегать, как от скинхедов и гопников?

— Конечно! Но мы со всеми общаемся… Мы позиционируем себя как театральный рок. У нас декорации — это сами музыканты. Песня сменилась, сменились декорации, сменились роли, которые мы играем. Это началось с того, что на одном конкурсе нужно было написать песню на стихи классика. Мы взяли Пушкина, стихотворение «Узник». И у нас это был не просто заключённый, а психически неуравновешенный человек, который сидит в больнице, и на самом деле вокруг нет никого, он всё сам себе придумывает, пытается вырваться из своего тела. И мы приехали в Питер с этим номером. Начало такое диковатое: я стою на коленях, руки связаны, а все музыканты бродят вокруг меня, как тени… И отсюда появилась идея всё обыгрывать.


— У вас действительно очень театрализованные представления. Но многие, даже на «Нашествии», проводили параллель между вами и «Королём и Шутом». Вас не смущает такое сравнение?

— Начнём с того, что наша группа появилась в 2013-2014 годах. В 2013-м не стало Михаила Юрьевича Горшенёва. Мы первый альбом «Закулисье» целиком посвятили группе «Король и Шут», как дань нашему детству. Так что, можно сказать, что мы от их творчества оттолкнулись, не пытаясь занять эту нишу, потому что эпигонов и без того хватает. У меня есть посвящение Владимиру Семёновичу Высоцкому, есть посвящение Цою, и появилось посвящение Горшенёву. Мы его сыграли на фестивале ещё с группой «Север-Юг» (наш первый состав), и люди плакали. И у нас появилось много поклонников, которые часто пишут — давайте сказки, как у Князева, например, а мы сказки не пишем, у нас другое — социальные темы…

— Что, например?

— Вот сейчас мы пишем песню, её рабочее название «Электрический стул». Вчера показывал её Галанину, и он под впечатлением остался. Она про Уильяма Кеммлера, первого человека, казнённого на электрическом стуле. Он очень ревновал свою любовницу, увидел ночью, как она собирается куда-то, и зарубил её топором. Мерзкий человек. И когда его посадили на электрический стул, он сказал — «Я ни о чём не жалею, всем удачи, пока!». С первого раза он не умер, только со второго раза заживо сгорел. Вот такая судьба… И в этой песне всё это передано. И у нас много такого, то же самое — «Прощай, малышка Хизер».


— И, резюмируя тему с «Королём и Шутом», вам не мешает этот выбранный вами вектор?

— Нет. Мы даже играли перед фанатами «Короля и Шута», дикими фанатами, и никто не сказал, что мы похожи. Мы также играли перед Александром «Ренегатом» Леонтьевым, а он 20 лет отыграл в «Короле и Шуте», и он тоже не сказал, что мы похожи. У нас свой вектор, а эти песни, «королешутовские», мы их исполняем на вечерах памяти Горшка.

— Давайте вернёмся к конкурсу. Как вы относитесь к трансляции, к тому, что за вами наблюдают?

— Вообще это странно, много писали про то, что «Большой Брат следит за тобой». Ерунда. Раз нас снимают, значит, это реалити-шоу, а раз это реалити-шоу, давайте драться! Однажды мне довелось смотреть «Дом-2», и там были крики, драки, значит — надо делать шоу. Просто нам некогда, мы вовлечены в процесс. Если кто-то следит, это очень хорошо, значит, людям делать нечего. Это же хорошо, когда у нас в России есть столько людей, у кого есть 10 часов, чтобы смотреть трансляцию.

— А следите ли вы за трансляциями других конкурсантов?


— Да, есть фавориты — группа «Линкор». Мы с ними пересекались, это очень крутые ребята, своеобразные, интересные. Мы даже на репбазе с ними вместе были, и в гостинице. Они рассказывали про ещё одну нижегородскую группу — MEZOZOY, они мне тоже понравились. Вообще Нижний Новгород, как они говорят, это такой совок. Прям Советский Союз, там делать нечего, развалины какие-то. Но, видимо, он и рождает гениев. У нас, например, металлургический город, где есть работа. А нахрена ты будешь писать песни, если ты прям сразу можешь пойти на завод? А тут вся эта серость и рождает внутреннюю потребность, тягу к искусству… Так что, «Линкор» — крутые ребята, и если они победят, будет здорово.

— А чувствуется ли на конкурсе конкуренция?

— Нет, потому что все исполнители разные. А конкуренция, это когда все делают одно и то же и пытаются отжать друг у друга поклонников. А тут и поклонники разные… Единственное, что гала-концерт покажет, кто как подготовился. Мы будем делать всё серьёзно — у нас песня «Сквозь поэта», посвящение Владимиру Владимировичу Маяковскому. Про его последние предсмертные потуги, как он уходил, и почему вообще взял в руки пистолет и выстрелил себе в сердце. Так что, гала-концерт покажет, кто у кого заберёт любовь толпы. А вообще это круто, что собрались люди отовсюду, такого ещё не было! Наставники — великие люди, легенды рядом!


— И в завершение, сделайте обращение к своим слушателям — нынешним, будущим, всем, кто следит за конкурсом. Что вы им пожелаете по жизни и по музыке?

— По жизни – следить за своим здоровьем, оставаться живыми, независимо от ситуации, беречь себя. А по музыке… Слушайте классику! Малера, Баха, Вивальди. Всё, что есть в музыке, заимствовано из классики. Там душа, там борьба, там слов не надо! Ну, и слушайте Монеточку, Гречку, «Пошлую Молли».

— Зачем?..

— Чтобы сравнить, насколько можно деградировать. А если серьёзно, пускай слушают, что хотят, главное, чтобы никто ничего никому не навязывал.

Напомним, до 6 октября трансляция записи музыкантов доступна на сайте vfest.ru, а также в официальной группе конкурса в соцсети «ВКонтакте». Финальный гала-концерт конкурса состоится 26 ноября в Театре на Таганке. Там объявят имена трёх победителей, выбранных по сумме голосов жюри и слушателей. Их ожидают помощь в продвижении и реализации, а также ротация песни в эфире «НАШЕго Радио». Четвёртого победителя определят пользователи соцсети «ВКонтакте», ему достанется приз — раскрутка трека на аудиторию в миллион человек.




Партнеры


Партнеры



Партнеры



Партнеры