Музыка

Влад Соколовский: После свадьбы девули подписались на меня!

24 Сентября 2016 в 19:30
Влад Соколовский: После свадьбы девули подписались на меня!
ФОТО: Flickr
Певец Влад Соколовский рассказал НСН о новом клубном проекте VSXX, своём пути к успеху и правилах инстаграма.

Влад Соколовский – певец, автор-исполнитель, участник балета Аллы Духовой «Тодес» – побывал в гостях в утреннем шоу «БЕСТолочи» на Best FM и рассказал НСН, на какие подразделения делится его аудитория, почему он ушёл из Твиттера и что происходит с современной поп-музыкой в России.

— Как жизнь, как ты поживаешь?

— С нашей прошлой встречи очень много поменялось. Тогда я даже не предполагал, что всё настолько изменится у меня: и в музыке, и во взгляде на музыку. Даже не знаю, с чего начать! Я наконец-то решился сделать то, что никак в силу разных причин, рамок не мог долгое время: уйти в новое музыкальное направление и сделать совершенно новый проект с нуля. Это был для меня большой шаг: мой проект клубный, называется VSXX. Он существует уже с мая. 

— Что значит VSXX?

— VSXX – это мой никнейм в Инстаграме уже последние 4 года: мое имя было забито, видимо, фанатами, и мне пришлось сделать какое-то другое. Мне тогда было 20 лет, и я подумал: почему бы не написать VSXX? Также в этом году, без шуток, я ровно 20 лет на сцене. Вышел 20 лет назад, и с тех пор не сходил. Причём вышел тогда не где-то в актовом зале, а в Кремле. С тех пор выступаю как певец.

— 20 лет назад – что это было?

— Это была песня года, «Зайка моя», на которую я вышел вместе с Филиппом Киркоровым. Те,  кто смотрел в то время телевизор, помнят этот номер, эту песню: затем я выступал с ней и на «Утренней звезде», и много где ещё. И пошло-поехало: потом выступал с папиной группой (там у меня была своя песня), потом был «Тодес», «Фабрика», группа и сольная карьера. И всё, с тех пор я уже не сходил со сцены.

— Что за папина группа?

— Называлась «ИКС-Миссия». Он был отцом-основателем и одним из солистов этой группы. Я прерывал их выступления где-то в середине на две-три песни, для того чтобы пацаны успели переодеться, немножко отдышаться, попить воды и выйти на второй блок. А я выходил в середине развлекать народ. У меня был номер «Зайка моя». Ещё, если помните, был такой продукт – «Рыжий Ап», и  это была моя песня, и был клип отснят и так далее. Так что у меня достаточно долгий путь, просто не все этого помнят. Большинство людей думают, что моя отправная точка – это «Фабрика» или ещё что-то. Но на самом деле всё началось гораздо раньше. Так что когда я называл проект, у меня не было даже альтернативы и сомнения, как его назвать! К тому же он и в клубную историю очень заходит по формату.

— Клуб сейчас, в частности, в нашей стране, имеют какую-нибудь дальнейшую историю?

— Я считаю, что они только сейчас и имеют! У нас, к сожалению, очень мало молодых артистов, которые собирают именно залы, и огромное количество артистов, успевших нарастить аудиторию именно клубную, танцевальную. Мне кажется, что это сейчас единственные активные площадки: если посмотреть в графики любых молодых артистов, то там клубы, клубы, клубы и клубы. Конечно, артисты туда приходят совершенно с разными форматами. Я не решил упростить себе задачу или пойти по пути наименьшего сопротивления, это не было и коммерческой мыслью! Нет, просто это та музыка, которая мне всегда нравилась и которой я занимался, которую я делал, аранжировал. Просто я, не выпуская её из виду, шёл по более классическому пути: классическая поп-музыка. Сейчас же иду в русло более клубной музыки. Она более бескомпромиссная! Я понимаю, что за этим, наверное, будущее, и каждый артист должен делать правильные переходы в своей жизни.

— Ты уверен, что это правильный переход?

— Я уверен в своих действиях, и это ощущение и должно двигать артиста вперёд. У каждого артиста должен быть правильный и вовремя сделанный переход, а многие люди не могут никак вырасти из своей одежды и той своей музыки, которая когда-то стрельнула, а сейчас неактуальна. И из-за этих несделанных шагов многие артисты в итоге скатываются на нет. Для меня сейчас совершенно новое время. А главное, огромное количество каких-то необъятных горизонтов! С августа начинается уже очень-очень плотная работа над контентом. В мае я выпустил проект и сразу же – альбом. Для того, чтобы люди поняли, что это такое. Кстати, альбом есть в iTunes, можете скачать и послушать, называется «VSXX. Стимулирует». Там огромное количество танцевальных, очень интересных штук.

— Ты сам его и продюсируешь, или  у тебя есть команда, которая делала этот альбом с тобой?

— У меня в принципе на протяжении всего моего пути есть команда. Если речь идёт о совместках, то да, они есть на этом альбоме. Это мой первый дуэт за всё это время с Кравцем. Есть такой поп-исполнитель, Паша Кравц. Очень интересно получилось: мы с Пашей никогда не были знакомы напрямую. Я очень уважал его творчество, а он, наверное, и не знал, чем я занимаюсь: он совершенно в другой истории. Но у нас были общие знакомые, и буквально накануне выпуска альбома я показал этим знакомым демку, сказал, что у меня есть такой трек, называется «Жарко», и я вижу там именно хип-хоп-исполнителя. Речь пошла о Паше. Я сказал, что мне нравится, что он делает, и мне говорят: «А давай покажем ему!» Я говорю: «Ну ладно, хотя я как-то не люблю кому-то что-то предлагать, напрашиваться». – «Но это наш друг, это норм!  Ты просто отправь трек. Понравится, не понравился, зайдёт, не зайдёт, получится, не получится – неважно». Я говорю: «Ну, давай! Почему нет?» Я просто отправил трек, и через сутки получил ответ, мы созвонились, встретились, познакомились. Оказалось, что единомышленники. И получился очень прикольный трек, который сейчас всем очень сильно заходит! В особенности на танцполах, потому что это чисто клубный формат. Он немножко грузной, но под него люди очень любят плясать.

— Он всегда на твоих концертах? Как тебе его исполнять?

— Почти все первые выступления мы провели совместно. Были и телеэфиры. И даже умудрились совершенно случайно попасть на один и тот же опен эйр, который проходил в Астане, на котором было свыше 60 тысяч человек. Я туда прилетел выступать вечером, а Паша днём выступал на баскетбольном каком-то мероприятии, где лайнап состоял только из хип-хоп-исполнителей. Я просто по инстаграму увидел, что он тоже в этот день в Астане, это было 1-го июня. Я ему звоню и говорю: «Чувак, ты правда здесь?» – «Да! И ты тут?» – «Да! Поехали, ночью выступим!» У меня в час ночи было выступление, у него в половине третьего был вылет. Мы договорились с организаторами, чтобы меня поставили чуть пораньше, чтобы мы вышли вместе. А так я уже давным-давно выучил его партии и зачитываю сам.

—Кто-то в таких случаях делает видео?

— У меня получается уже достаточно неплохо, и я делаю всё сам.

— Ты говоришь, что переключился на клубный формат. Это не значит, что ты сужаешь свою аудиторию? Потому что клуб имеет сокращенные возможности по вместимости, скажем так. Не все могут попасть, и притом, в клуб дороже прийти, чем на концерт на большой площадке.

— Если речь идёт о сольном концерте, проходящем в клубе, то да. Но сейчас речь идёт о так называемых четвергах-пятница-субботах, когда люди в принципе идут в клубы, для того чтобы отдыхать. Я не помню, есть ли до сих пор платные входы в клубы, но они в любом случае стоят не тех денег, что и полноценный билет в концертный зал. Поэтому это даже выгоднее! И потом, есть огромное количество достойных больших клубных площадок, которые ничем не уступают концертному залу. Речь идёт скорее о формате мероприятия. Когда ты везёшь шоу, в котором у тебя принимают участие балет, музыканты, когда у тебя есть какие-то сценические декорации, то да, имеет смысл выступать в домах культуры или концертных залах. А у меня формат всегда был немножко не для ДК: более раскачивающий, более живой. И мне всегда было проще работать в клубах. А в ДК, как правило, получались очень камерные, душевные концерты. Туда и публика другая ходит!

— Как закончилась твоя история о том, как ты не распечатал билет и тебя не пустили на самолёт?

— Она закончилась довольно смешно. Огромное количество было обсуждений. В особенности радовали те люди, кто писал: «Почему вы ждёте особого отношения? Вы зазвездились, почему вы считаете, что если вы артист, то вам всё можно!» И так далее. Люди не услышали главного: речь не шла о том, что мы артисты или не артисты. Речь шла о том, что люди  из человеческих соображений должны идти на компромиссы и уступки. Это не жалось: когда ты видишь, что люди что-то не сделают в такой ситуации, ты приложишь максимум усилий (особенно как сотрудник авиакомпании!) для того, чтобы они сели на борт. А мы просто 30 минут смотрели за тем, как шла посадка, как людей объявляли по связи. Мы просто сидели, и у нас было десять вариантов, как пройти на самолет,  но нам просто не дали такой возможности! Все ушли, сотрудники отвернулись. Я никогда в жизни не видел такого хамства, и я впервые написал настоящую жалобу, накатал на 4 листа, её подписал весь коллектив. Я написал и в социальных сетях, они у меня достаточно активны. Это была Самара, мы должны были лететь в Москву. Как оказалось, такая история достаточно частая: огромное количество моих знакомых мне писало, что у них было так же. Со мной потом связался сотрудник авиакомпании, причём главный человек по работе с клиентами. Связался сначала через Инстаграм, потом написал мне на почту, жутко извинялся за то, что такое произошло. И предложил мне какой-то странный, непонятный вариант из серии «мы вам (и команде, и вам конкретно) обеспечим два билета эконом-класса туда-обратно по России». Единственное, что я написал на это: «Ребят, я не понимаю, как вы возглавляете отдел работы с клиентами, если предлагаете мне взятку в виде билета просто для того, чтобы я замолчал в социальных сетях, и абсолютно не думаете о тех, кто так же, как и я, не улетели. Это что вообще за беспредел?» Человек опять начал: «Ой, вы меня не так поняли!» Очень смешно было пообщаться. И в итоге я сказал: «Знаете, мне от вашей компании ничего не надо, никаких билетов, просто компенсируйте нам те, которые мы потеряли». И нам компенсировали. Просто в целом  неприятная история, на деньги-то пофиг.

— Ты очень спокойный, уравновешенный, приятный в общении. Были ли у тебя такие ситуации, когда тебе самому захотелось разжечь конфликт?

— Нет, я не конфликтный человек. И даже если говорить о каких-то конфликтных ситуациях, переходящих в драку, – их реально было минимально. Даже учитывая то, что я полдетства занимался боксом, рос на улицах в спальном районе, учился в обычной школе. Было огромное количество различных ситуаций, и я не знаю, каким образом так всё складывалось, что они меня обходили. Даже вспомнить начало 2000-х, когда были скинхеды: я в тот момент вовсю занимался хип-хопом, играл в баскетбол, у меня были широкие штаны, напульсники, длинные волосы, французские косички, как у баскетболистов, всякие повязки. А ближайшая станция до «Тодеса» была Митино, а там у них место какое-то было, сходняк вечный. Приходилось не раз бегать, но даже в этих случаях я каким-то непонятным образом выходил сухим из воды. Поэтому я, видимо, не конфликтный человек. Но у меня срабатывает накопительная система. Она, конечно, достаточно большая, можно капать, капать, капать. Но если докапает, то там будет мало места.

— Расскажи про «Тодес» Аллы Духовой. Как ты туда попал?

— Я маленький туда пришёл. Но на самом деле с Аллой совершенно такая удивительная история: Алла когда-то давным-давно, ещё задолго до основания балета «Тодес», работала у моей крёстной мамы в цирке. Моя крёстная мама – Таисия Анатольевна Корнилова, народная артистка России. Она дрессировщица слонов. В данный момент мой крёстный брат с сестрой работают на Цветном бульваре, и у них потрясающий номер со слонами. Не потому, что это мои родственники и близкие люди, а потому, что это действительно так, я ничего подобного в жизни не видел. И каждые несколько лет они совершенствуют и совершенствуют свой номер. И вот Алла в своё время работала в этом коллективе, как раз в балете. Моя мама, Алла и Тая – это три близкие подруги.

— Где ты был в последнее время, какие были яркие места, города, страны?

— Больше всего меня покорил остров Бали. Это то, что в моей голове уже два года и никак не выходит! За всю жизнь напутешествовал очень много: меня и родители брали с собой, и с коллективом я очень много ездил, и с «Фабрикой», и с группой, и отдельно. И я уже не знаю, где я ещё не был! Но это пока что единственное место за всю жизнь, которое так сильно цепануло. Там просто всё вместе: и классно, и вкусно, и красиво, и весело. Когда гастролируешь по стране, тебе хочется вернуться домой, – то же самое произошло с Бали. Душа нашла место, где хорошо и комфортно, где ты заземляешься. У меня это происходит второй год подряд, а у моей жены – третий. Она мне и всей моей семье показала это место, и мы уже два года туда ездим минимум на месяц. Это то, о чём знает вся моя команда. Я им говорю: «Ребята, я понимаю, что есть работа, и я готов целый год работать без выходных, но дайте мне мой январь!» Потому что это какая-то подпитка, это то, что дает мне силы на всё остальное время, переворачивает моё сознание. И каждый раз я приезжаю с Бали какой-то совершенно переформированный, с новыми, страшными для команды идеями. Потому что когда я приехал в этот раз, я сказал: «ну что, ребят, делаем новый проект!» – «В смысле новый проект? А то, что мы делали шесть лет, – это как?» – «Да ничего, просто переходим в новое русло! Вот такая концепция, вот такие идеи». Они такие сели: «…Ну ладно, окей, давай!»

— Тебе нельзя ехать на Ямайку! Будет реггей и коллаборация с Леонидом Агутиным?

— Я только за!

— С кем ты дружишь из артистов? У тебя есть творческая семья, ты в этом бизнесе с детства. Есть люди, которые твои, как Бали?

— Есть единомышленники. Могу сказать, что все мои близкие друзья не из шоу-бизнеса, конечно. Не считая жену,  потому что мы ещё и офигенные друзья с ней! Это, наверное, мой самый близкий друг. А все мои пацаны, все мои ребята занимаются своими делами: кто-то бизнесом, кто-то в «Тодосе». Мой самый близкий друг Даня, например, из «Тодеса», но мы не там познакомились: я его туда затащил. Он должен был быть цирковым артистом. Я его снял с трапеции! Он делал в то время номер с полотнами, был в ВЛКМС по прыжкам на батуте и должен был идти по маминым стопам – работать в цирке в воздухе. А я его каким-то непонятным образом затащил на танцы. И тут малой говорит большому и взрослому (он же на пять лет старше), куда ему нужно идти! Я не знаю, что я такое сделал, но реально его убедил. Его в итоге так затянуло, что он и по сей день там.

— Ты очень часто задаешь людям вопросы в Twitter: как вам здание, как вам лето. Почему? В тебе умер журналист, репортер?

— Во мне, слава богу, никто не умер, всё только рождается, что-то новое. Во-первых, я немножко ушёл из Твиттера. В основном мои посты в Инстаграме, и в Твиттер они дублируются.

— Почему ты ушёл из Твиттера?

— Я не могу сказать, что я ушёл совсем. Но у меня нет желания писать какие-то твиты. В Штатах Твиттер как был, так и остается, это у нас всё так перехлестнуло в сторону Инстаграма. Вот для меня Инстаграм – гораздо более интересная история, более активная. Мне не пофиг, что за люди пишут у меня в Инстаграме. И это не только для того, чтобы раскачать людей. Мне правда интересно, кто меня читает! Мне было интересно кто меня слушает – я сделал проект VS-DEMO. Провёл некий музыкальный опыт, понял, и сделал для них новый проект. Я задаю много вопросов в Инстаграме – я понимаю примерный автопортрет моей аудитории. Через инстаграм я узнаю, что им заходит, а что не заходит. Мне кажется, это можно узнать только с помощью каких-то опросов, только общаясь. Потому что многие артисты ведут свой Инстаграм так: вот я такой классный, следите за моей жизнью и покупайте крем, который мне омолодил лицо! Но при этом они не знают, кто их читает, не понимают, как с ними нужно общаться. Сам я никого не добавляю, слежу только за теми, кто мне интересен. На самом деле, даже на половину своих друзей я не подписан!

— У тебя открытый аккаунт?

— Да, на него можно подписаться, заходите: VSXX. Достаточно приятное общение складывается с людьми. Ещё очень часто пишут: «Ты задаешь вопросы, но ты ответы-то сам читаешь?» Читаю! Свой Инстаграм я веду сам: фотографирую, пишу, обрабатываю – всё сам! У многих людей, конечно, состоит из профессиональных фотографий, они делают фотосессии. Мой Инстаграм – это жизнь моими глазами и жизнь, смотря на меня. Когда есть рядом люди, которые могут меня сфотографировать, делаем это по возможности. Потому что, конечно, большинство аудитории хочет видеть меня в кадре. Но также я разбавляю теми фотографиями, которыми считаю нужными: всякие арт-штуки, люблю и геометрию. Всё это классно, какое-то новое время наступило!

— Люди, которые тебя слушают и те, которые тебя читают, – это одни и те же люди?

— Конечно, разница есть. Есть очень много разных подразделений. Есть люди, которые следят за мной вот уже девятый год, и совершенно не из-за музыки, на неё им совершенно пофиг. Я им понравился внешне, может быть, вот и следят с тех пор! Или кому понравилась моя жизненная позиция в каком-то интервью, им это стало интересно, и они стали следить. Кто-то за музыку. Кто-то за клип. Кто-то ещё за что-то. Кто-то за какой-нибудь проект: я участвовал в огромном количестве проектов на первом, на втором каналах. Поэтому я понимаю, что это аудитория, собранная по крупицам, это мозаика. И для того, чтобы всем угодить, надо просто разорваться! Надо везде участвовать, всё делать. И проще всего быть самим собой, писать честные истории. И если люди продолжают за тобой идти, если твоя аудитория не уменьшается, а только растет, значит, ты в правильном направлении.

— Когда у тебя поменялась личная жизнь, девули отписались от тебя?

— Нет, девули подписались на меня, честно! До свадьбы у меня было где-то 150 ли 200 тысяч подписчиков, а у Риты тысяч 70-80. Внимание: сейчас у меня 301 тысяча, у нас +100 000 произошло за пять-шесть дней. Когда мы выложили новость, и это было что-то с чем-то! У Риты сейчас уже за 360 000 перевалило. Наша аудитория очень возросла. Круто, что появились люди, которые любят нас в паре. Это очень прикольно!


Партнеры


Партнеры



Партнеры



Партнеры