Музыка

Хелависа: Мы замечательно затусили с Гребенщиковым на Украине!

8 Октября 2016 в 19:30
Хелависа: Мы замечательно затусили с Гребенщиковым на Украине!
Хелависа // фото Марии Москвицовой
Лидер группы «Мельница» рассказала НСН, почему её вдохновляет историческая поэтика.

Лидер группы «Мельница» Наталья О’Шей, известная поклонникам как Хелависа, побывала в гостях у ведущих утреннего шоу «Подъёмники» на «НАШЕм Радио». Во время подготовки к большому туру она рассказала читателям НСН, где и когда пройдёт презентация её нового альбома «Химера», работа над которым только что закончилась.  

– Во сколько вы встаёте утром в обычной жизни, когда не надо идти на интервью?

– Обычно я встаю в 6:30. Но в этой жизни, в которой я встаю в 6:30, я ложусь в 21:30.

– Когда будет представлен новый альбом «Химера»?

– Буквально сегодня мы должны сдать мастер диска. Коробочка у нас уже напечатана. Процесс сведения подошел к концу. Ура, товарищи! Релиз альбома назначен на 15 октября. На днях будет объявлен предзаказ в iTunes. Её презентация пройдёт в двух столицах: 26-27 октября в Москве в YotaSpace и 28-29 в Питере в «Космонавте». Программы будут отличаться, это два совершенно разных концерта.

– Выгодно ли сейчас для музыкантов выпускать свою музыку на физическом носителе?

– Выпуск диска необходим рекорд-лейблу. Музыканту это нужно, чтобы ехать с ним в тур по городам, давать концерты, продавать диски на концертах и этим зарабатывать себе на жизнь, на новые инструменты, на новые примочки, с тем, чтобы продолжать делать музыку.

– В одной из композиций альбома принимал участие Борис Гребенщиков. Как это у вас сложилось?

– У нас была песня под названием «Чёрный дрозд». Когда мы начали крутить её на репетициях и сочинять аранжировку, басист Алексей Кожанов услышал там безладовый бас (разновидность музыкального инструмента, бас-гитара – НСН). Он начал играть на безладе под влиянием, конечно же, Александра Титова. И даже приобрёл себе такой же бас, как у Тита. Однажды Титу в Москве для некоего маленького концерта, организованного Гребенщиковым, понадобился безлад. Я принесла бас Алексея Кожанова на концерт Титу. Саша открыл кофр и, как ребёнок, удивился и обрадовался. А прошлой весной мы с гитаристом Сергеем Вешняковым играли концерты на Украине, и у нас с Гребенщиковым совпали гастрольные графики. Мы отыграли свой концерт в русском театре (Одесский академический русский драматический театр – НСН), а потом поехали на пати к Борисычу в бар над морем! Мы замечательно провели там время, затусили, и тут я поняла, что назрел тот самый момент! Я ему говорю: «У нас есть песня, где мы очень хотим тебя услышать». Он говорит: «Давай!» Я прислала ему песню, он послушал: «Да, мне всё нравится. Красиво». 

– Где песню записывали?

– Летом мы записывались в студии, а Борис Борисович прилетел с гастролей из Киева через Минск. Как известно, сейчас нет прямого сообщения с Украиной, необходима пересадка в Минске. А Минский аэропорт — это место, где нет транзитной зоны для таких пассажиров. Приходится пробежать через весь аэропорт, чтобы пересесть: выйти из зоны прилёта и снова попасть в зону вылета. Бедный Борисыч, после утомительного путешествия немедленно приехал из Домодедова к нам в студию ГИТИС, прописал трек, а после этого сразу отправился на саунд-чек своего собственного концерта.

– Сложно было работать с Гребенщиковым?

– Нет. У него очень профессиональный подход. Он согласен работать, пока всё не получится идеально.

– В каких городах выступите с концертами во время большого тура?

– У нас потихонечку заполняются даты календаря. В ноябре будет Киев, Тула, Воронеж. В декабре — Мурманск, Калининград. Наши туры обычно проходят сегментами. Мы едем в некий регион, которым занимается один промоутер или группа дружественных промоутеров, и они «приклеивают» друг к другу города. После небольшого перерыва едем в следующий сегмент и так далее.

– Где вам больше нравится выступать: клуб, театр, стадион? Какое место для вас идеальное?

– В идеале нам нравится выступать в больших хороших клубах. Но таких площадок в России, к сожалению, мало. В губернских уездных городах, как правило, мы выступаем во всяческих ДК.

– Есть что-то такое, ради чего вы стояли бы в очереди?

– Да, было такое. Когда вышла шестая книга про Гарри Поттера, я в полночь ломанулась в книжный в длинном платье и в шляпе. Там собрались все такие же сумасшедшие!

– А новую книгу читали уже? Какое впечатление?

– Она милая такая, забавная – фансервис на самом деле. Насколько я понимаю, Роулинг прочитала большое количество фанфиков по мотивам книги и сделала много реверансов к поклонникам.

– Вы поёте, когда готовите?

– Да, пою, слушаю музыку, танцую! Вообще очень люблю находиться на кухне – я там отдыхаю. Могу медитировать над едой по нескольку часов. В еде предпочитаю то, что называется «чистое питание»: сама готовлю майонез, любые соусы, никогда их не покупаю. Меня совершенно не тянет на фаст-фуд. Может быть, это связано с тем, что я в детстве много болела и долго сидела на всяческих диетах, и у меня не сложилось привычки к быстрой и вредной еде.

– Вы владеете большим количеством живых, мёртвых и древних языков. Расскажите, что это за мёртвые языки?

– Латинский, древнеирландский, готский, древнеанглийский, древнегреческий. На филфаке МГУ готский начинают изучать на втором курсе. Из готского языка до нас дошло очень мало – только Евангелие и церковный календарь. И бедных студентов учат с выражением произносить фразу из Евангелие от Матфея на готском языке: «Сошедшему же ему с горы наследовали многие толпы». На готском она звучит очень необычно, сразу вспоминается фильм «Властелин колец».

– А Гомера в оригинале читали?

– Бывало.

– Это помогает в творчестве?

– Конечно! Есть такое понятие в филологии – историческая поэтика, которая исследует поэтические и мифологические формулы и клише, присутствующие в  традиционной литературе. Например, индоевропейский сюжет – убить змея или убить дракона. Когда ты в этом разбираешься, то можешь использовать их в собственном творчестве. Это очень интересно.

– Не расстраивает, если вы написали песню, придумали историю, а слушатель не понял всей глубины смысла, воспринял её поверхностно?

– Ничего страшного, меня это не расстраивает. Любая моя песня, как слоёный пирог, как тирамису: можно корицу поверх съесть, можно крем, а можно до бисквита добраться.

– Нет ли мыслей попробовать себя в театре?

– Нет. Я принимала участие в записи фэнтези-мюзикла «Последнее испытание». Это был приятный опыт.  Затем у «Эпидемии» в роли Нариэль в «Сокровище Энии» (метал-опера российской группы «Эпидемия» - НСН), но самой делать такой проект мне пока не хочется. Я всё-таки тяготею к малым формам.



Партнеры

Партнеры

Партнеры