Музыка

Инна Маликова: Из-за брата у меня не сложилась сольная карьера

2 Июля 2016 в 19:30
Инна Маликова: Из-за брата у меня не сложилась сольная карьера
@innamalikova

Лидер кавер-группы «Новые самоцветы» Инна Маликова рассказала НСН, как пришла от сольной карьеры к командному творчеству.

Певица, актриса и руководитель проекта «Новые самоцветы» Инна Маликова побывала в гостях в утреннем шоу «БЕСТолочи» на Best FM. Она рассказала НСН о том, как собирала группу, почему начала активно заниматься спортом, а также поделилась секретом, как играть перед жующей публикой, чтобы слушали.

У вас рано начинается утро?

— Нет, я не люблю раннее утро, но в последнее время так получается, чтобы все успеть, нужно себя дисциплинировать. Поэтому спорт — это неотъемлемая часть моей жизни, а им лучше заниматься утром. Я с утра занимаюсь с большим трудом! Но во время занятий, видимо, выделяются какие-то очень приятные гормоны, что когда заканчиваешь, приходит такое феерическое настроение, которое дает мне силы на целый день!

— А как часто вы занимаетесь спортом?

— Четыре раза в неделю. По понедельникам я провожу в зале два с половиной часа, а по средам и пятницам по полтора часа. По вторникам и четвергам я не тренируюсь, а мучаю свой коллектив! Периодически я участвую в любительских соревнованиях, пробегах, марафонах.

— Вопрос от поклонников: вы всегда уделяли столько внимания спорту и танцам или это ваше недавнее увлечение?

— У меня в семье всегда все занимались музыкой.  А со спортом и танцами мы были не очень дружны, но я всегда любила быть в хорошей форме. А в последние годы, я не молодею, поэтому приходится заниматься больше!

— А что вы знаете про спирулину? Сейчас стало очень популярно ее использование …

— Кроме ее очаровательного названия, я даже не знаю, чем она так знаменита! Я много раз ее покупала, но на этом все заканчивалось.  

— Говорят, она рассасывает живот и очерчивает кубики. Это так?

— Не надо иллюзий! Живот рассасывает только большое количество тренировок!

— А что у вас в наушниках во время тренировок?

— Честно, последний год, наверное, ничего. Музыка во время тренировки меня раздражает. Я и так много слушаю музыки в машине, на работе. Когда я бегу, мне музыка просто не нужна, а когда занимаюсь с тренером, он мне постоянно что-то говорит, и я хочу его слышать.

— А без тренера вы бы могли заниматься?

— Заставила себя один раз пробежаться без тренера, не то. Он у меня достаточно жесткий, как бы я ни ныла, что бы ни говорила, он меня не слышит и не реагирует! Это правильный тренер. Потому что когда у меня бывают тренировки с девочками, которые его подменяют, они больше входят в положение, жалеют меня, а это нехорошо.

— А ваш образ жизни как-то менялся со временем?

— Знаете, я уже почти двадцать лет занимаюсь творчеством, и эти годы у меня были ровными. Я всегда ездила на гастроли, всегда немного занималась спортом, достаточно много работала, начиная лет с 18. Так что глобальных перемен никаких не было! Менялся образ мышления, отношение к жизни, я стала больше ценить время.

— А вы помните, на что потратили свою первую зарплату?

— Помню, вы не поверите — на процедуру в солярии!

— Слушатели спрашивают, ваша судьба была предопределена или вы искали себя?

— Безусловно, я себя искала. Меня родители отдали в музыкальную школу достаточно поздно, потому что думали, что одного музыканта в семье им уже достаточно. Я не совсем классический музыкант, я же потом ушла в ГИТИС. Я хорошо знаю музыкальную теорию, гармонию, у меня хороший слух, но я никогда не была сильной пианисткой и певицей. Но зато я стала хорошим руководителем! Видимо, административные гены от папы передались. Сейчас я вижу свое будущее именно за продюсерской деятельностью.

— А ваш брат, Дмитрий, когда наигрывал дома гаммы, вас это не раздражало?

— Нет. Мы это делали на разных уровнях, Дима занимался уже на уровне музыкального училища и консерватории, я еще на школьном, потому что у нас достаточно большая разница в возрасте. Мы закрывали двери, играли каждый свою программу. У него был рояль, у меня пианино, они до сих пор хранятся у нас дома. Они, конечно, уже древние, но мы их любим и ценим. Настраиваем их раз в пять лет, наверное, потому что у меня уже есть более современный инструмент, на котором играет мой сын.

— Расскажите, как вы нашли музыкантов для вашей группы «Новые самоцветы»? Это выходцы из проектов «Фабрика» и «Голос»?

— Мы собрались уже 10 лет назад. По тем временам, действительно, один мальчик был из мюзикла, Саша Постоленко, Миша Веселов был из «Фабрики», Яна Дайнеко пришла из группы «Поющие вместе», после хита «Такого, как Путин». На тот момент все были в свободном плавании, и мы объединились.

— А как вы собрались? Как в «Двенадцати друзьях Оушена»? Собирали по одному?

— Я решила создать коллектив, так как поняла, что с сольным творчеством у меня не идет, несмотря на громкую фамилию. Да, это имя, известная фамилия — Маликова, но если ты из себя ничего не представляешь, то у зрителя ты будешь вызывать только раздражение. И к тебе будет еще более предвзятое отношение! У меня после большой и сильной карьеры моего брата не сложилась собственная сольная. Во-первых, потому что мне не попалась правильная песня. Во-вторых, у меня никогда не было сильного голоса. В-третьих, я, в отличие от Димы, никогда не писала песни сама. У меня была какая-то востребованность, но это меня не удовлетворяло. Наверное, я — человек команды. Я люблю людей и тянусь к ним. И я собрала вокруг себя группу. Я играла в театре, и Леша Панин предложил мне послушать Сашу Постоленко из мюзикла. Раз — появился человек, потом два — Миша с Яной пришли, и до кастинга дело не дошло. А по поводу «Голоса» — Саша участвовал в нем уже позже, в этом году, он очень сильный вокалист, и не попробовать ему себя в этом проекте было бы не правильно.

— А давно ли вы занимаетесь кавер-версиями?

— Уже десять лет. Мы себя искали, сначала мы выбрали социальное направление, пели патриотичные песни, а последние три года мы переформатировались в другое русло, ресторанно-модное. Мы делаем аранжировки на популярные танцевальные треки.

— Скажите, а играть для жующей публики в ресторанах, это вообще благодарное дело?

— У нас процентов 60 — это работа именно перед такой публикой. Я научилась работать так, что когда мы выходим на сцену, люди отставляют в сторону свои тарелки и идут под нашу музыку зажигать! Знаете, все мое сознание изменила одна фраза из интервью Бориса Гребенщикова, которое брала у него Ксения Собчак. У них зашел разговор о том, какие залы он собирает, о том, что это не всегда тысячные стадионы. И он ей ответил: «Ксения, а вы считаете, что сто человек, которые пришли на концерт, это не люди? И я для них не должен играть? Да я их обожаю, и все свое творчество им отдаю». И я живу с таким же отношением — десять человек танцуют, и я счастлива от этого!

— БГ можно понять, он начинал во времена квартирников, где собиралось 20-30 человек, и туда было невозможно попасть. А вы устраивали квартирники?

— Да, я застала в детстве эпоху квартирников. У нас собирались Бондарчуки, Михалковы, Кобзоны. У нас была мощная по тем временам тусовка, это был круто и модно! И эту атмосферу я запомнила навсегда!

— У вас было три спектакля в театре. Не думали стать продюсером мюзикла, например?

— У меня давно есть идея сделать из песен «Новых самоцветов» мюзикл. Осенью этого года мой брат презентует спектакль «Перевернуть игру» в театре Эстрады. Это постановка про музыку в целом — начиная от Моцарта и заканчивая современными исполнителями. И как только у Димы все это получится, со следующего года я хочу заняться реализацией своего спектакля.  

— А есть ли еще какое-то дело в жизни, которому вы бы хотели научиться?

— Самое главное дело, которому я учусь — это любить жизнь. 



Партнеры

Партнеры

Партнеры