Музыка

Финалист «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» Константин Игнатов рассказал, где искать счастье

6 Октября 2018 в 10:00
Финалист «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ» Константин Игнатов рассказал, где искать счастье
ФОТО: НСН

Автор-исполнитель Константин Игнатов поделился с НСН деталями работы в студии и раскрыл секрет, о чём говорят музыканты, когда их никто не видит.

Совсем немного сталось до начала нового этапа конкурса «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ», когда в сеть выложат треки финалистов, и начнётся голосование. А пока закрывает плеяду артистов конкурса, готовящихся к гала-концерту, Константин Игнатов. После репетиций на базе Hendrix Studio он переместился в студию VINTAGE RECORDS, где его и поймала НСН. Мы поговорили с музыкантом о работе с наставником, клавишником группы Animal ДжаZ Александром Заранкиным, затронули вопросы личного и публичного, а также выяснили, где искать счастье.

— Константин, расскажите, как идёт работа в студии?

— Сначала, конечно, волновался очень, но это нормально. Я, наверное, повторю за всеми девятью участниками — студия, конечно, шикарная. Это как с двухместной лодки на корабль пересесть. Эмоции только положительные. А процесс — влился, всё хорошо, на позитивной волне.

— А чем помогает вам Александр Заранкин?

— У него огромный опыт именно построения музыки, поиска каких-то интересных ходов. Его помощь как раз в этом — какие-то фишечки интересные подсказать, где-то паузы сделать, именно музыкальные моменты. Это очень важно, конечно.


— Песня, над которой вы как раз работаете — «Про носки», насколько я знаю, уже была у вас записана в студийном качестве. Там были и барабаны, и другие инструменты, и это очень вкусно звучало. А что будет на этой записи? Планируется ли что-то помимо гитары?

— Именно в этой песне, вроде бы, сошлись на том, что будет акустика. На второй песне уже планируются другие инструменты — возможно, что будет виолончель. Пока об этом несмело говорю, потому что мало ли. Но я надеюсь, что всё получится, как раз в этом поможет Александр и его товарищи.

— А почему выбрали акустику? Многие ребята, кто играет в одиночку, просили им помочь в записи других музыкантов, сами играли на нескольких инструментах…

— Сейчас я играю в акустике, потому что у меня пока нет коллектива. Я думаю, это временно, в планах это есть. Я и сам понимаю, что эти песни не для акустики, а для полного звучания. Но пока группы нет, потому что не так просто найти единомышленников. Найти музыкантов, которые хорошо владеют инструментом технически, легко, а тех, кто будет мыслить так же, как ты — и музыкально, и какой-то позиции придерживаться определённой, это уже сложнее. Поэтому, пока в поиске.

— Когда музыкант играет один, в акустике, всё-таки это очень тонкий формат, требующий вдумчивого слушателя, на мой взгляд. А как вы считаете, легко ли конкурировать, к примеру, на конкурсе с другими, у кого есть большой бэнд?

— Ну, во-первых, мне очень нравится, что все десять исполнителей в финале разные. Каждый хорош в своём. Даже мы, «акустические» ребята, все очень узнаваемы — Дарья Берначук, Никита Рогозин, Алан Макиев. Каждый занял свою нишу, поэтому речь о конкуренции здесь, мне кажется, в меньшей степени идёт. Это разноцветная палитра, а сравнивать синий с жёлтым, мне кажется, не очень правильно. Наоборот, происходит какое-то сотрудничество. Например, мы пересеклись с ребятами из «Кукольного театра». Пообщались.

— И о чём говорят музыканты?..

— Об эмоциях от посещения студии. Я у них спрашивал, потому что они идут впереди, раньше меня писались. У меня, наверное, было преимущество, потому что я последним пишу композиции в студии. Я мог наблюдать за всеми. А с другой стороны, томительное ожидание, хотелось побыстрее начать.

— Кстати, про наблюдение. Как сами относитесь к тому, что тут повсюду камеры, на вас смотрят, ведётся трансляция?

— Да я только за! Это же освещение, это хорошо. Чем больше народу смотрит, тем лучше для нас всех. Это же расширение аудитории. А для начинающих музыкантов это полезно. А то, что камеры… Поначалу смотрел на них, а сейчас уже привык, особенно, когда ушёл писать партии. Я, песня, звукорежиссёр и наставник. Больше никого.


— Тогда хотелось бы поговорить о соцсетях. Заметили, что ваша страница «ВКонтакте» закрыта. Почему? Что скрываете?

— Ха-ха! Есть группа, я обычно туда пишу сообщения касательно музыки. А личная страница, не знаю… Сейчас даже не могу объяснить, как-то закрыл, и всё. Я человек в принципе не очень открытый, немного «в себе». Не люблю, когда всё в общем доступе. Есть группа, там есть всё про музыку, пожелания, критика. А личная страница для людей, которых я знаю, как минимум, видел, общался.

— И хотелось бы поговорить про само творчество. К примеру, в песне «Про носки» чувствуется веяние разных музыкантов, веяние в хорошем смысле. А кто вам в музыкальном мире сейчас помогает нащупать свою линию?

— Их, на самом деле, много, и в различные периоды жизни они были разными. Это и Юрий Шевчук, и Илья Чёрт – группа «Пилот», и Егор Летов. Немало. Это, кстати, и множество музыкантов, которые не так широко известны. Есть такое сейчас модное слово «рок-бард». Это Павел Фахртдинов, Александр Щербина, Павел Пиковский. В музыке, например, больше влияет Александр Васильев – «Сплин», Лёня Фёдоров – «АукцЫон». Тексты — это Юрий Шевчук или Александр Непомнящий, был такой замечательный бард в 90-х годах. А в отношении к делу, к музыке, к публике — это, однозначно, Шевчук для меня был ориентиром. Как он себя ведёт вне сцены, на сцене по отношению к залу. Я был не раз на его концертах, видел это, и это подкупает. Хочется равняться на таких людей. Так что, в разных составляющих есть свои ориентиры, и из этого всего складывается что-то своё.

— Раз уж вы заговорили про общение с публикой, коснусь этой темы. Видела у вас в группе, что вы даёте уличные концерты. Происходит ли там взаимодействие с публикой? И формируется ли из этих людей, которые изначально идут мимо, уже ваша аудитория?

— Да, на самом деле, первая относительно большая аудитория у меня появилась именно там — более 100 человек. Это как раз произошло в Казани, на уличных концертах. Всё путём накопления — сначала было десять человек, потом 20, 30, потом уже люди приходили специально послушать. А общение, оно происходит посредством песен. Чаще всего, между песнями я очень немного говорю, по настроению. Но иногда бывает и так, что меня несёт — хочется говорить, говорить… Но это редко.


— И, если можно, вернусь к песне «Про носки». Там есть такие строки: «… про Сталинград не знают дети и про Бородино, лет через сотню наши правнуки не вспомнят о нас, и не расскажут своим детям про Луганск или Донбасс». А как вы считаете, чем каждый из нас может, как минимум, не потворствовать этому процессу деградации, а, напротив, делать что-то наперекор?

— Тут глубоко всё лежит. Время у нас сейчас такое, что людей поглотили гаджеты, игрушки, интернет, людям стало просто неинтересно. Корень-то намного глубже: дело и в образовании, оно слабое, и в том, что люди просто не хотят учиться. Во-первых, я считаю, что каждый родитель должен доносить своему ребёнку эти вещи. Проблема ещё в том, что многие родители не очень ответственно к этому относятся, поэтому из детей и вырастают люди, которые ничего не знают. В первую очередь, это идёт отсюда. И самообразование важно, но оно тоже прививается старшим поколением. Есть много видов искусства, которые могут помочь в самообразовании — литература, музыка. Но корень этой проблемы в головах людей.

— А вас что вдохновляет на то, чтобы писать такие песни, говорить об этом, не молчать, обращать внимание?

— Для меня песни — способ общения, самовыражения. Способ, как бы это громко ни звучало, свет пролить. Пытаюсь писать, по крайней мере, светлые песни, которые будут людям помогать. Причём не только подрастающему поколению. Песня, как любой вид искусства, нужна, чтобы пробуждать в людях какие-то эмоции. Будь то радость, ностальгия, да просто побуждать задуматься, туда ли мы идём вообще… Хочется писать песни, которые будут приносить людям пользу.


— И в завершение, мы просим всех участников сделать какое-то обращение к своей аудитории, да и просто ко всем, кто следит за конкурсом.

— Я бы хотел сказать спасибо всем, кто следит, поддерживает «Высоцкий. Фест», потому что это достаточно смело поддерживать никому не известных музыкантов. Всем, кто был на «Нашествии», всем, кто интересуется новостями конкурса. Нам, участникам, это важно, думаю, все музыканты со мной согласятся. И хочется пожелать всем — не бояться открывать новые имена, новую музыку. Возможно, среди этих ещё неизвестных имён будут те, которые именно вам, конкретному человеку, будут важны и нужны в жизни.

— … Потому что, как поётся в вашей песне, «Счастье рядом»?...

— Кстати, да! Она о том, что нужно просто немного оглянуться по сторонам и для себя найти своё счастье. И оно, зачастую, где-то рядом.

Напомним, что 26 ноября состоится гала-концерт, подводящий итоги конкурса «ВЫСОЦКИЙ. ФЕСТ». Он пройдёт в Театре на Таганке, где назовут имена трёх победителей, которых определят путём суммирования баллов от жюри и слушателей. Их ожидают помощь в продвижении и ротация песен на «НАШЕм Радио». Четвёртого победителя выберут пользователи соцсети «ВКонтакте», ему достанется приз зрительских симпатий — раскрутка трека на аудиторию в миллион человек.

 


Партнеры

Партнеры

Партнеры