Интервью

В Керчи «Подъемникам» рассказали, как выжить во время шторма

14 Марта 2018 в 11:46
В Керчи «Подъемникам» рассказали, как выжить во время шторма
Капитан дальнего плавания Георгий Акулич поделился с командой «НАШЕго Радио» секретами выживания вдали от суши.

Открытая студия «НАШЕго радио» с утра понедельника, 12 марта работает в Керчи. Гостем первого керченского эфира стал капитан дальнего плавания, экс-капитан ледокола «Капитан Хлебников», инженер-гидролог Георгий Акулич, который рассказал «Подъемникам», как не сойти с ума во время шторма и поддерживать связь с домом во время долгих плаваний.

На корабле радио работает, моряки что-то слушают или не до этого?

— Ещё каких-то 30-40 лет тому назад это была большая проблема особенно для тех моряков, которые уходили в дальнее плавание. Но мы получали специальные недельные бюллетени, в которых освещали последние события, и моряки знали, что происходит в стране и в мире.

На всех кораблях, на которых вы бывали, есть судовое радио?

— Есть. Если мы находимся в новом, каком-то районе обязательно информируем членов экипажа по радио об особенностях, конечно, знакомим с распорядком дня, если есть какие-то изменения.

А какое у вас самое длительное плавание?

— У меня самый длинный рейс 1 год и 7 месяцев. Также по распределению отправили во Владивосток и там без отпуска отработал 3 года. Работал во Владике на ледоколах линейным инженером-гидрологом, искал с вертолета МИ-2 наилегчайший путь среди льдов для ледокола. Ещё был случай, когда ледокол швартовался к месту, где встречали родные и близкие, а меня с борта одного ледокола пересадили на другой и еще на шесть месяецев ушел работать в Арктику.

И как жена реагировала на это?

— Моя супруга была на 8 месяце беременности и отреагировала нормально, когда я ушел в рейс. Правда, я увидел своего сына только в возрасте 1 года и 2 месяцев. По телеграммам узнавал, что он родился, что назвали, как и хотели. Когда его увидел воочию, проблем никаких не было — оба сразу поняли по реакции друг друга, что мы родственники.

Сейчас гораздо проще общаться с родственниками, средства коммуникации ведь гораздо современней?

— Я с вами полностью согласен, ещё 20 лет назад не мог, как сейчас, общаться с сыном, который находиться в Гвинейском заливе, по Skype.

Многие могут сказать вы счастливый человек, вы были в Арктике, видели льды.

— Да. Мне повезло дважды. В 1992 году ледокол «Капитан Хлебников» был переоборудован под пассажирское судно и осуществлял рейсы с иностранными туристами в отдаленные места нашей планеты - в Арктику и Антарктику, и как раз я был на этом судне. Прошел советскую и канадскую Арктику за одну навигацию.

Вот вы говорите, что исследовали льды, искали разломы. Ледокол не все может расколоть?

— У каждого ледокола по-разному. Все зависит от размера, осадки, мощности и ледопроходимости. Ледокол, на котором я работал, был мелко сидящий, специально сконструированный для работы на устьевых участках рек. Наш ледокол при полной мощности может развить скорость в 4 узла и расколоть лед толщиной 120 см.

А вот раньше говорили, что женщина на корабле к беде…

— Существует поверье, почему женщина на корабле к беде: так как Посейдон повелитель морской стихии, то было бы не правильно любить кого-то больше, чем Посейдона, а в Древней Греции женщин вообще под кораблем давили, и считалось, что кровь будет оберегать этот борт от невзгод. Сейчас же для женщин есть отдельная каюта на борту и гигиенические нормы.

Возможно, ли устроиться на флот «с улицы»?

— Возможно, но скорее всего только на рядовые должности. Например, в той компании, в которой работаю я, устанавливают возрастное ограничение. Моряки, которые проводят большую часть своей жизни в море, имеют право на оформление льготной пенсии при условии непрерывного общего стажа 12,5 лет, что должно быть подтверждено в мореходной книжке.

А как с питанием на борту и есть ли разница в должности по еде?

— На тех судах, на которых я работал, очень хорошо кормили и кормят. Ледокол рассчитан на то, что бы минимум 60 суток не заходить в порт, и поэтому продуктов предостаточно. А разницы в питании нет. Не важно, какую должность ты занимаешь.

Могли ли вы за бортом поймать рыбу?

— Только ради удовольствия. Когда шли домой не спеша, знали, что навигация идет к завершению.

Знают ли моряки, что такое макароны по-флотски?

— Конечно, знают. Особенно, когда продукты заканчиваются.

Есть ли особые морские традиции?

— К сожалению, сейчас морских традиций мало. А раньше, если экватор пересекали, отмечали День Нептуна с играми, конкурсами. Все это очень сплачивает коллектив.

В какие самые серьезные шторма вы попадали?

— Ледокол попадает в шторм на раз. Особенно, пересекая 40-50 градусные широты. А пересекали мы их часто. Попадая в шторм, надо помнить о правиле трех точек, особенно при подъеме и спуске по трапу: если вы поднимаете одну ногу, то другая нога должна крепко стоят на поверхности, а руки - держаться за поручни.

Как не сойти с ума во время шторма?

— Самое тяжелое — смешанная, килевая и бортовая качка. Нет людей, которые не болеют морской болезнью. Но у всех проявляется по разному: это либо боли в голове, либо расстройство желудка. Сейчас очень много медикаментозных средств от морской болезни.

Встречали ли вы необъяснимые явления?

— Встречал, конечно. Возвращались мы из Новой Зеландии и встретились с волной в 10 метров, которая появилась из неоткуда. Хорошо, что мы ее обошли, и команда сработала слаженно.

Ранее в интервью НСН мэр Керчи Сергей Бороздин рассказал, как изменится портовый город с открытием Крымского моста, который свяжет полуостров с материковой Россией.


Партнеры



Партнеры



Партнеры