В мире

Русские репортёры летят в Сирию вслед за самолётами. Но второй «телевойны» не будет

1 Октября 2015 в 09:20
Русские репортёры летят в Сирию вслед за самолётами. Но второй «телевойны» не будет

Россия начала собственную военно-воздушную операцию в Сирии. Как отреагируют российские СМИ?

Россия 30 сентября официально объявила о начале военно-воздушной операции в Сирии против террористической организации «Исламское государство» (ИГ). При этом было заявлено, что операция не перейдёт в наземную фазу – на суше с боевиками-исламистами будут сражаться военнослужащие сирийской армии.

И уже к вечеру среды Минобороны РФ распространило видео, на котором показано нанесение ударов российскими самолётами по позициям ИГ в Сирии. Кадры были размещены на сайте ведомства. 

Столь непривычная оперативность и ещё более удивительная открытость российского военного ведомства позволили наблюдателям провести аналогии с так называемой «телевизионной войной» 1991 года в Ираке. Каким должно быть освещение российской военной операции в Сирии, НСН спросила у известных российских журналистов.

По мнению телеведущего ВГТРК Аркадия Мамонтова, в Сирию поедет немало российских журналистов, но Москва не станет превращать свою спецоперацию в телешоу в режиме реального времени.

«Нужно ли больше камер, больше журналистов? Я думаю, это прямое дело работников СМИ – освещать события... Но чтобы организовывать такой «телеспектакль», как во время «Бури в пустыне», это вряд ли», -  заявил НСН Мамонтов.

При этом, по его мнению, в Сирии не будет недостатка в российских журналистах. 

«Как и двадцать лет назад, так и сейчас - всегда найдутся люди, готовые пощекотать нервы и поработать в горячей точке… И не думайте, что сейчас (из отечественных журналистов. - НСН) там никого нет. Полно!», - пояснил Мамонтов. 

В свою очередь, заместитель гендиректора Первого канала Кирилл Клеймёнов признался НСН, что они уже отправляют в Сирию своих сотрудников.

«Да, отправляем. Как и в любую горячую точку - с особыми предосторожностями. Пока их трое: репортёр, оператор и звукооператор, все ребята с опытом», - рассказал Клейменов в беседе с НСН, отказавшись раскрывать детали командировки.

А вот историка и журналиста Николая Сванидзе волнует вовсе не медийное освещение «российской фазы» сирийского конфликта. По его мнению, большой проблемой может стать возможная  конфронтация с монархиями Персидского залива.

«Меня очень мало волнует, будет ли в Сирии много телекамер. В стране продолжается война, и теперь к ней присоединяется Россия. Для Дамаска положение принципиально не изменилось – оно изменилось для нас. И если мы влезаем сухопутными силами на Ближний Восток, это кошмар, хуже которого трудно представить. Если же российская операция ограничится ударами с воздуха, в этом не будет ничего страшного. Другое дело, что авиаудары, как показал опыт международной коалиции, не приводят к успеху. Исход сражения с ИГ решится на земле. Какая страна первая решится на наземную операцию, вот это главный вопрос», - заявил НСН Сванидзе.

Напомним: военная операция в Персидском заливе, получившая название «Буря в пустыне», проводилась международной коалицией во главе с США с 17 января по 28 февраля 1991 года. 

Конфликт получил известность благодаря невиданному ранее размаху применения авиации и высокоточного оружия, а также широчайшему освещению боевых действий в СМИ. По этой причине «Буря в пустыне» получила второе название - «телевизионная война». Эксклюзивными правами на освещение боевых действий обладали телеканалы CNN и BBC. Практиковались так называемые «вживлённые» журналисты, то есть репортёры, закрепленные тем или иным участком боевых действий.


Партнеры

Партнеры

Партнеры