В мире

Эрдоган нервничает из-за Асада, но от российского газа не откажется

12 Октября 2015 в 15:20
Эрдоган нервничает из-за Асада, но от российского газа не откажется
В пресс-центре Национальной службы новостей состоялась пресс-конференция на тему: «Угрозы Эрдогана: Остановит ли Турция «Турецкий поток»? 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган пригрозил России потерей дружественных отношений из-за ситуации вокруг Сирии. Энергетика является, пожалуй, самой важной областью сотрудничества двух стран. Турция - второй по величине рынок сбыта «Газпрома» после Германии.

Член Комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов, выступая в пресс-центре НСН, выразил уверенность, что Эрдоган заинтересован не в ссоре с Россией, а в мире в Сирии:

«Турция является дружественным нам государством – страной, с которой нас связывают серьёзные исторические узы. Мы в последние 30 лет серьёзно развиваем торгово-экономические отношения. Президент Владимир Путин подчеркнул, что через 2-3 года мы будем иметь товарооборот с Турцией в 100 млрд долларов – это очень серьёзное партнёрство. Что касается нынешней ситуации, борьбы с терроризмом – Турция, безусловно, страдает от терроризма, последние теракты в Анкаре это наглядно подтверждают. Но тут вопрос в целях. Если мы считаем, что необходимо сохранять и поддерживать государственность любой страны, то некоторые страны Ближнего Востока и, в частности, Турция считают, что если монарх неугоден, он должен уйти. Поэтому Турция не поддержала нашу операцию в Сирии. Турки в полном объёме использовали инцидент с нашими самолётами», - напомнил сенатор.

«Что касается отказа от российского газа – не думаю, что Турция способна в кратчайшее время отказаться от сотрудничества с Россией в сфере углеводородов. Если мы не сможем договариваться о каких-то совместных действиях в Сирии и в Ираке, то Турции будет очень непросто поддерживать оппозицию, способную сесть за стол переговоров. Необходимо в рамках Женевы договориться о послевоенном устройстве Сирии, а значит – найти те адекватные оппозиционные силы, с которыми можно вести переговоры. Здесь ключевую роль может и должна сыграть Турция, в которой сегодня находятся два миллиона беженцев. Турция, кстати, приняв эти два миллиона, обеспечила их всем необходимым и, в отличие от Европы, не шумела, хотя, конечно, экономика Турции неспособна обеспечить всех сирийских беженцев. Поэтому Эрдоган должен сделать всё возможное, чтобы все стороны сирийского конфликта сели за стол переговоров», - убежден Игорь Морозов.

Сенатор также заявил, что ему неизвестно о том, что Турция пользуется контрабандной нефтью ИГ:

«Но нельзя сбрасывать со счетов ту успешную операцию, которую мы проводим в Сирии. Эрдоган очень рассчитывал на то, что влиянию алавитов и Башара Асада в Сирии приходит конец. Теперь у Эрдогана разочарование, он в течение 4 лет вместе с персидскими монархами поддерживал борьбу против Асада. Он не ожидал, что эта борьба получит такой военный перелом. Это негодование Эрдоган мог выразить в тех фразах, которые мы обсуждаем», - заявил в пресс-центре НСН член Комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов.

Вопрос о контрабанде нефти из разных стран – вопрос сложный, - в свою очередь, подчеркнул член комитета Торгово-промышленной палаты по энергетике, ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников Рустам Танкаев.

«Никакой статистики контрабанды нет и быть не может. Никакой статистики о покупателях также нет. Но можно точно сказать, что на правительственном уровне, на уровне крупных турецких компаний никакого участия во взаимоотношениях с контрабандистами нефти нет! Если же говорить об объёмах контрабандной нефти, то это на мировом рынке - от 2 до 5 млн баррелей в сутки. Поставщики такой нефти – это и ИГ, и сирийские повстанцы, и дельта реки Нигер. Наша операция против ИГ ставит под сомнение возможность этих поставок. И этот фактор я бы не считал маленьким в деле нефтяного ценообразования. Объёмы «трудной» нефти с мирового рынка уходят, и это тоже влияет на рост цен на нефть. К концу года мы увидим цену в 70 долларов за баррель нефти, и факторов, влияющих на это, много», - заявил в пресс-центре НСН Рустам Танкаев.

«Заявление Эрдогана <об усложнении отношений с Москвой> я воспринимаю, как тактическое. В скором времени в Турции пройдут выборы. Ни при каких обстоятельствах Турция не откажется от транзита российского углеводорода. Они рассматривают задачу стать центром транзита углеводородного сырья. В отличие от Европы, Турция может позволить себе целиком отказаться от российского газа. Но они этого не сделают. Рядом с Турцией - Иран, который является второй страной по объему добываемого газа. Сейчас Иран увеличивает поставки газа на внешний рынок. Для России турецкий рынок очень интересен, поэтому борьба за него будет» - уверен Танкаев.

Сирия.jpeg

С коллегой согласен заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов: Турция не откажется от российского газа в пользу иранского

«Объективно – на нефтяном рынке ничего не изменилось в связи с началом операции в Сирии. Цены на нефть – это цены ожидания от того, что будет творится на Ближнем Востоке. Турция вряд ли сможет быстро отказаться от 27 млрд кубометров российского газа, в то время как Иран поставляет ей менее 10 млрд. Важно и то, что Иран – геополитический противник Турции в регионе. При этом, Турция является нашим крепким деловым партнёром, хотя мы ни в одном пункте геополитики не совпадаем. Но мы не мешаем Турции проводить свою стратегию. С точки зрения Турции было бы неумно переходить на иранский газ и попадать в кабалу своему геополитическому противнику. Не надо забывать и о том, что газопровод из Ирана периодически взрывают. Поставки СПГ и поставки из Азербайджана невелики, Азербайджан вообще начал импортировать топливо. Ни политически, ни экономически Турции отказываться от российского газа невыгодно. Россия в случае такого отказа, безусловно, потеряет деньги. Турция потеряет не только дешёвый газ, но и прибыль от транспортировки. Анкара справедливо требует скидок у «Газпрома», и концерн на это идёт, обсуждения идут. В Турции грядёт стагнация в экономике, плюс – политический кризис, плюс Турция терпит сегодня поражения в своей региональной геополитике, и слова Эрдогана – это слова, сказанные для внутренней аудитории. В Турции отмечают: Эрдоган всегда говорит что-то, не подумав. Президент переживает сейчас не самый лучший момент в своей политической карьере, и его высказывания – тому доказательство», - заявил в пресс-центре НСН Александр Фролов.

«Иран может быть потенциальным конкурентом, но сейчас мы говорим об Иране как о союзнике России в поддержке Башара Асада, - напомнил в пресс-центре НСН заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. - Заявление Эрдогана больше направлено вовнутрь, а не вовне. Большую роль сыграли средства массовой информации, заявившие, что Эрдоган может пересмотреть газовый договор. В проекте «Турецкого потока», в первую очередь, заинтересована сама Турция. Сейчас она не является транзитером газа. А «Турецкий поток» позволит превратиться Турции в гигантский хаб, в огромную газовую страну.

Полностью видео пресс-конференции вы можете посмотреть здесь.


Партнеры



Партнеры



Партнеры