Интервью

Впереди планеты всей: РФ будет производить топливо из урана и плутония

29 Сентября 2015 в 21:20
Впереди планеты всей: РФ будет производить топливо из урана и плутония

Россия решила проблему производства топлива из урана и плутония. В атомном мире ещё никто не справлялся с такой задачей.

Россия будет производить топливо из урана-235 и плутония. Уникальный завод, где будет производиться этот вид топлива, запустили в городе Железногорске Красноярского края. Технология превращения военного атома в мирный получилась эффективнее и дешевле, чем за рубежом. Большое внимание уделяется мерам безопасности - всем процессом управляют роботы.

О том, как это работает и насколько безопасно производство, в интервью НСН рассказал член общественного совета «Росатома» Валерий Меньшиков.

- Россия будет производить топливо из радиоактивных отходов на предприятии в Железногорске. Что это за топливо, безопасно ли это, и из каких отходов?

- Двадцать восьмого сентября на горно-химическом комбинате в закрытом городе Железногорск состоялась торжественная церемония пуска промышленного производства МОКС-топлива (mixed-оxide fuel, «смесь оксидов») для реакторов на быстрых нейтронах. МОКС-топливо - это топливо, которое использует уран-235 и образовавшийся во всех энергетических реакторах плутоний.

МОКС - это получается как бы смешанное топливо, уран и плутоний. И это нельзя классифицировать как отходы – в данном случае, скорее, как сырьё для нового топлива. Решение этой проблемы не находили практически на протяжении всего существования атомной энергетики. И вот наконец получилось…

- Какое применение это получит в России?

- Это серьёзное топливо для будущего, предназначенное для реакторов на быстрых нейтронах, и такой реактор в России работает уже давно на Белоярской атомной станции, на мощность 600 мегаватт. И он в принципе успешно работает, как единственный такой энергетический реактор в мире. В других странах – во Франции, в Канаде – такие реакторы работали, но они быстро снимались с эксплуатации, потому как там были очень сложные технические проблемы.

Наш реактор БН-600 работает уже десятилетия. Более того, на той Белоярской АЭС готовится к пуску новый реактор тоже на быстрых нейтронах, уже на большую мощность – на 800 мегаватт. Следующим шагом будет реактор-«тысячник».

- Россия в этих разработках обогнала или догнала своих зарубежных конкурентов?

- Наш опыт - советский, а теперь российский - обгоняет мировой и в плане научных разработок, и в техническом и практическом планах тоже. Но, чтобы использовать этот плутоний в топливе, очень важно было начать промышленное производство этого МОКС-топлива.

Этому предшествовала сложная работа, поскольку плутоний - очень опасный радиоактивный элемент. Производство технологически должно было быть организовано так, чтобы не было никакого воздействия на человека, чтобы человек был защищён.

Вот эта очень важная задача стояла в рамках федерально-целевой программы «Ядерные энерготехнологии нового поколения». Она была решена на горно-химическом комбинате.

Теперь интересная деталь, которую озвучил гендиректор Росатома Сергей Кириенко: работа по научной подготовке и пуск производства обошёлся в общей сложности в $240 млн. Мы выполнили её за потрясающе короткое время - два с половиной года, от начала работ до выпуска уже в рамках промышленного производства.

У американцев на эту работу было затрачено порядка десятилетия и уже истрачено $7-8 млрд. Они эти работы остановили из-за определённых проблем, и, чтобы продолжать, им надо у Конгресса дополнительно просить деньги, а результатов они показать пока не могут.

- Означает ли запуск данного производства в России то, что мы будем помогать иностранцам - японцам, американцам, немцам, может быть Ирану?..

- Ответ простой: да, если кто-то из этих стран будет разворачивать работы по быстрым реакторам. А сейчас в мире в этом направлении работает пока только Индия…

Кто будет следующим? Может быть, Япония. После катастрофы на Фукусиме в 2010 году они начали вводить постепенно свои атомные станции, постепенно подключая их в энергосеть, то есть запускать реакторы. Возможно, их это заинтересует. Японские представители были на горно-химическом комбинате, их это интересует, хотя пока не на уровне промышленного производства.

Если это будут определённые договорные обязательства, ну, тогда конечно, горно-химический комбинат Железногорска - это будет основная в России база производства МОКС-топлива.

Я знаю этот комбинат, был там несколько раз. Это прекрасный коллектив! Что мне всегда там нравится, это то, что они ставят две задачи: первая, главная - безопасность, вторая - это решение тех накопившихся экономических проблем, которые у нас накопились с момента создания атомного оружия. И в этом плане они действуют прекрасно. Мой низкий поклон этим ребятам!

***

Напомним, горно-химический комбинат в Железногорске, бывшем закрытом «Красноярске-26» - одно из самых закрытых и самых защищённых в стране предприятий. Размещён комбинат прямо внутри горы под двухсотметровой толщей камня. Такая защита выдерживает прямое попадание ракеты с ядерной боеголовкой. С 1950-х годов здесь был комплекс по производству оружейного плутония для атомных бомб. Он остановлен пять лет назад, и теперь военный атом превратился в мирный.

Когда МОКС-топливо отработает своё в реакторе, оно вернётся в Железногорск, уже на другой завод, для регенерации, чтобы потом его снова пустили в дело. Так и получается замкнутый цикл производства ядерного топлива. Мечта атомщиков, над реализацией которой бьются США, Япония и Франция. Между тем в России она уже воплощается в жизнь.

Партнеры

Партнеры

Партнеры